Рус
Eng
Эколог Александр Агафонов: "Зловоние от кучинской свалки накрыть Москву никак не может"

Эколог Александр Агафонов: "Зловоние от кучинской свалки накрыть Москву никак не может"

18 декабря 2017, 18:44Город
Подмосковные власти обещают сделать «все возможное», чтобы неприятный запах от закрытого мусорного полигона «Кучино» в Балашихе «исчез к концу января». Об этом Губернатор Московской области Андрей Воробьев рассказал на своей странице во «ВКонтакте». Однако экологи говорят, что власти не там ищут источник зловония.

По общему мнению московских и подмосковных начальников, именно полигон «Кучино» стал источником охватившего Москву неприятного запаха. Накануне, например, мэр Москвы Сергей Собянин сообщил, что столичное правительство окажет Подмосковью помощь в рекультивации мусорных полигонов. Однако ряд специалистов утверждают, что нас обманывают, пытаясь скрыть истинных виновников выбросов, считает Александр Агафонов - Председатель правления общественной организации «Межрегиональный экологический контроль»:

На объектах, подобных полигону «Кучино», в обязательном порядке еженедельно проводятся замеры воздуха и жидкостей. Эти показатели контролируются. Поэтому, «случайно» очаг загазованности возникнуть не может. Процесс, который наблюдается сегодня в Москве, по моему мнению, носит характер техногенной аварии, которая либо скрывается, замалчивается, либо до сих пор не обнаружена.

Московская роза ветров – преобладающе западная и северо-западная. То есть, в Москву ветер дует с запада и севера, Кучино же находится на востоке, следовательно, и запах должен распространяться далее на восток, от Москвы, а не в центр города. С 6 – 7 декабря, в дни, когда москвичи жаловались на вонь в городе, направление ветра было северо-западное, а 8 декабря - южное. Ветер из Кучино не мог попасть в Москву. А вот с МПЗ в Капотне попасть мог. Соответственно, источник загрязнения надо искать в направлении ветра – в северо-западном и южных направлениях. Для того, чтобы запах попал в город из Кучино, ветер должен был быть восточным.

Что касается намеченной дегазации свалок, то это обычный, ординарный процесс. Выполняют его сами полигонщики, у которых есть лицензия на проведение подобных работ. Для начала проводятся геологические изыскания, на основании которых вырабатываются рекомендации по глубине и месту бурения. Стандартными трубами бурят скважину в теле полигона на глубину, рекомендованную специалистам. Используется бурильная машина. Образовавшийся газ, в зависимости от количества, либо сжигается, либо просто выбрасывается.

Газ на любом полигоне образуется в небольших количествах, так как тело полигона рыхлое, это не подземные горизонты, где газ расположен герметично. Тело полигона не может удержать газ. Кроме этого, газ не может скопиться в значительных количествах, - тех, о которых идёт речь. Он безусловно образуется, безусловно выходит, безусловно фонит, но он не может достигать таких концентраций, которые были зафиксированы в московском воздухе.

Еще раз повторяю: тело полигона – пористое, это куча, которая пересыпана землей. Один метр ТБО разравнивается и пересыпается метром земли, строительными грунтами. Возникает «слоеный пирог», который не способен удержать газ. Газ выходит спокойно. Организовать такие объёмы, о которых говорят – невозможно. Даже на границе санитарно-защитной зоны,как правило, предельно допустимые концентрации спокойные и примерно соответствуют санитарным нормам и правилам. Учитывая, что полигон расположен за 10 км от города – назвать его источником вони и загрязнения невозможно. Полигон не может обеспечить такую концентрацию вредных веществ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter