Рус
Eng
Страшнее торпеды: COVID-19 уже вывел из строя американский авианосец

Страшнее торпеды: COVID-19 уже вывел из строя американский авианосец

3 апреля 2020, 14:55Армия
Заразились коронавирусом от 100 до 200 членов экипажа одного из мощнейших и наиболее боеспособных кораблей ВМС США

Виктор Кузовков

Американский авианосец USS «Theodore Roosevelt» CVN-71 («Теодор Рузвельт») фактически утратил боеспособность. И виной тому не вражеская торпеда, не новейшая гиперзвуковая противокорабельная ракета России, не коварная донная мина, установленная где-нибудь в Персидском заливе, а тот самый коронавирус COVID-19, пандемия которого охватила значительную часть мира. Огромный, сверхзащищенный военный корабль, вывести из строя который только мечтают военные разных «государств-изгоев», оказался под ударом маленького вируса и обычной человеческой беспечности, и пока не совсем ясно, как скоро он сможет от этого удара оправиться…

Предположительно, коронавирус попал на борт корабля во вьетнамском порту Дананг, куда «Теодор Рузвельт» заходил с визитом. Разумеется, многие моряки сходили на берег, где к тому времени уже отмечались случаи заболевания вирусом COVID-19. Через некоторое время, а именно в двадцатых числах марта, уже и на борту авианосца были зафиксированы первые случаи заражения. На 26 марта их официально зарегистрировали 15. Но это при том, что тестирование проходили не все моряки, а только те, у кого были какие-то симптомы заболевания или те, с кем они контактировали по роду своей деятельности.

О том, насколько угроза серьезна, можно судить уже хотя бы по тому, что экипаж авианосца (вместе с авиакрылом) составляет примерно четыре тысячи человек. Замкнутые в тесном пространстве корабля, не имеющие возможности хоть сколько-нибудь дистанцироваться друг от друга, люди становятся легкой жертвой вируса. Сейчас, по прошествии примерно двух недель с момента появления первых заболевших, на борту находится, по разным данным, от 100 до 200 инфицированных с подтвержденным диагнозом. И можно только догадываться, сколько их будет через неделю или две…

Капитан корабля, Бретт Крозье, был вынужден обратиться к командованию ВМС США с просьбой провести эвакуацию экипажа и его переводе на карантин. По его мнению, ситуация на борту неуклонно ухудшалась, и для предотвращения наихудшего развития событий необходимо было изолировать экипаж корабля, оказать ему максимально возможную медицинскую помощь и таким образом исключить летальные исходы среди заболевших моряков.

«Мы не на войне. Морякам не нужно умирать. Если мы не предпримем необходимые меры сейчас, то мы не позаботимся о нашем самом надежном активе - наших моряках» - Бретт Крозье, капитан авианосца «Теодор Рузвельт».

Руководство ВМС США поначалу приняло это обращение без особого энтузиазма. С одной стороны, выполнение требований капитана означало выведение из строя одного из мощнейших и наиболее боеспособных кораблей ВМС США. «Теодор Рузвельт» принимал активное участие в операции «Буря в пустыне», где с его борта было «отгружено» Багдаду более двух тысяч тонн боеприпасов (больше, чем с любого другого корабля). Столь же активно он проявил себя и в операции против Югославии, отработав буквально на переднем крае конфликта (насколько эта фраза вообще применима к авианосцу), в Адриатике. Тогда с борта авианосца было совершено 4270 боевых вылетов американской авиации, что весьма и весьма серьезно.

Министр обороны США Марк Эспер заявил, дословно, следующее: - «Закрыть вооруженные силы невозможно. У нас есть миссия – защита США и ее граждан, и мы ее выполняем». По его мнению, ситуация на авианосце ещё не вышла из-под контроля, тяжелых случаев течения заболевания не зарегистрировано, и пока не время предпринимать какие-то решения, которые могут сказаться на военной мощи США.

С другой стороны, база Апра ВМС США на острове Гуам, где сейчас находится данный корабль, в принципе не приспособлена для того, чтобы разом отправить на карантин четыре тысячи человек. Точнее, для этого не приспособлена ни одна военная база в мире, но тут дело усугубляется тем, что сам остров Гуам относительно невелик, не очень населен, и просто подходящих помещений медицинского назначения там в достаточном количестве нет. То есть, простых вариантов с размещением моряков на карантин нет в принципе – либо нужно организовывать буквально спасательную операцию с переброской тысяч потенциально инфицированных военных в США, либо придется использовать некий мобилизационный вариант с использованием под лазареты и госпитали обычных туристических отелей, которых на острове более-менее хватает.

Однако дальнейшее развитие событий показало, что в Вашингтоне недооценили угрозу. И по последним сообщениям, помещение моряков с «Теодора Рузвельта» на карантин все-таки планируется. И скорее всего, для этого будет выбран второй вариант. Во всяком случае, губернатор Гуама Лу Леон Герреро уже заявил о необходимости временной передачи некоторого числа отелей под нужды военных. Правда, это коснется только тех, чьи тесты показали отрицательный результат на коронавирус. Кроме того, на остров планируется переброска некоторого числа врачей и вспомогательного медицинского персонала.

Нужно отметить, что эвакуация моряков не будет полной. На борту должно остаться порядка 10% экипажа для обслуживания реактора, систем жизнеобеспечения, самолетов, вооружений и так далее. Возможно, эти моряки будут находиться на карантине непосредственно на борту корабля, что выглядит логичным. К тому же, сделать это будет уже значительно проще: все-таки пятьсот человек это не четыре тысячи, как-то обеспечить их относительную изоляцию друг от друга, наверное, будет можно.

К этому остается только добавить, что на авианосце «Рональд Рейган», который стоит сейчас в порту Йокосука, в Японии, тоже зарегистрированы случаи инфицирования моряков вирусом COVID-19. Правда, достоверной информации оттуда мало, но можно предположить, что ситуация там будет развиваться примерно по тому же сценарию, что и на «Рузвельте».

Все, о чем сказано выше, прекрасный повод задуматься. Причем, отнюдь не только американцам, но и нам. Повод тем более значительный, что 1 апреля начался очередной призыв в российскую армию. И проблемы, которые мы можем наблюдать в армии американской, могут показаться просто детским лепетом по сравнению с тем, что в итоге можем получить мы.

Случай с американским авианосцем показателен ещё и тем, что эта боевая единица относительно самодостаточна с точки зрения обеспечения медицинских нужд своего экипажа и приданного ему авиакрыла. Медицинская служба корабля рассчитана на оказание экстренной медицинской помощи во время боевых действий, в том числе, при повреждении авианосца вражеской авиацией или кораблями, с большим количеством жертв и пострадавших, а также во время пожаров (которые могут быть страшнее подрыва на мине), или нештатных ситуаций с самолетами. На судне есть доктора, младший медицинский персонал, вертолеты для экстренных операций по эвакуации пострадавших, многие члены экипажа профессионально подготовлены для оказания экстренной медицинской помощи и так далее. То есть, лазарет корабля хоть и не заменит нормального госпиталя, но разместить с сотню пострадавших от пожара или взрыва и подготовить их к эвакуации сможет.

Но в данном случае эта плавучая «поликлиника» оказалась практически бессильна. Что во многом закономерно: вирус распространяется воздушно-капельным путем, заразность едва ли не на уровне обычного гриппа, иммунитета от него нет практически ни у кого. Так что ничего удивительного в такой капитуляции целого авианосца перед вирусом, в общем-то, нет.

Но теперь представьте, что случится, если вирус попадет в закрытую военную часть где-нибудь в глубине России, где лазарет сам по себе является местом повышенного риска, а уж с десятками или сотнями больных и вовсе будет походить на филиал ада. С учетом того, что лечат там, в основном, зеленкой и аспирином, а в любых серьезных случаях заболевшего военного стараются переправить в госпиталь (что, строго говоря, абсолютно правильно), больших надежд на оказание всем заболевшим эффективной медицинской помощи как-то не остается.

Аргументы наших военных довольно ожидаемы: да, говорят они, вирус это плохо, но мы обеспечим тестирование, мы всех новобранцев посадим на карантин, и все будет хорошо. А вот удар по боеспособности армии недопустим, и они его своим упорством предотвращают. Кроме того, много говорится о молодости новобранцев, о том, что они обычно болеют в легкой форме и так далее.

Что касается обеспечения боеспособности армии, то аргумент это, безусловно, важный. Правда, судя по развитию событий в США, если ситуация выходит из-под контроля, боеспособность армии страдает в любом случае. И лучше, вероятно, предпринимать какие-то превентивные меры и остро реагировать на все случаи инфицирования военных, чем расплачиваться потом временно вставшими на прикол боевыми кораблями первого ранга. Останется ли наша обороноспособность на прежнем уровне, если на прикол встанет несколько наших РПКСН (Ракетных подводных крейсеров стратегического назначения)? Или если на карантин вдруг уйдет целая дивизия ракетных войск стратегического назначения?

Кроме того, довольно наивными выглядят рассуждения о том, что молодежь болеет COVID-19 в легкой форме. Пусть так, но переносят инфекцию они просто отлично. И если они всего лишь станут причиной гибели нескольких десятков (или сотен, тысяч) российских офицеров среднего и старшего звена, будет ли это допустимой платой за наше благодушие? Нет, ну правда, сами призывники ведь не умерли, чего беспокоиться…

Что касается поголовного тестирования и карантина, то верить очень хочется, правда. Но почему-то не верится… Более 130-ти тысяч призывников должно быть призвано в ходе весеннего призыва в этом году. Кто-то верит, что все будут одинаково тщательно проверены? Кто-то согласится с тем, что 18-летних парней удастся надежно удержать на карантине?

Более того, не нужно забывать, что вирус ещё не очень хорошо изучен. Мы лишь предполагаем, что инкубационный период составляет не более 14-ти дней. Но хоть один серьезный медик рискнет подписаться под таким заявлением? Вряд ли… Кроме того, есть некоторые сомнения и в эффективности тестов, которые должны определять COVID-19. Безусловно, их разработчики очень старались, и их профессионализм мы даже не пробуем ставить под сомнение. Но делалось все в экстренном порядке, это раз. Два –ещё раз напомним, что вирус до конца не изучен, поэтому его стопроцентное обнаружение в принципе ставится под вопрос.

Понятно, что у военных свои резоны. Но это, вероятно, как раз тот случай, когда «войну нельзя доверять одним лишь генералам». И наряду с довольно решительными шагами по самоизоляции, нерабочими днями и месяцами, все-таки стоило бы подумать если не о прекращении, то хотя бы об отсрочке мероприятий по призыву.

Хотя бы до тех пор, пока от COVID-19 не придумают хоть одно эффективное специализированное средство, и люди по всему миру не перестанут тысячами умирать от вируса. Тысячами в день…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter