Рус
Eng

Личный опыт: как я выходила из российского гражданства в Германии

Личный опыт: как я выходила из российского гражданства в Германии
Личный опыт: как я выходила из российского гражданства в Германии
13 апреля, 11:52Общество
К расставанию с родным государством российские эмигранты готовятся как к переговорам с террористами – без права на ошибку.

Работа российских дипломатических представительств за рубежом уже давно стала притчей во языцех. Практически все, кто сталкивался с необходимостью посетить посольства или консульства РФ жалуются на очереди, тотальное равнодушие, невнимательность и даже откровенное хамство сотрудников. А такой редкий повод для обращения, как отказ от гражданства и вовсе способен взбесить российских дипломатов. О своем неприятном опыте рассказывает блогер Мария Званцева.

Нельзя не упомянуть, что в ноябре прошлого года Званцева буквально «взорвала интернет», опубликовав пост-воспоминание о своем советском детстве. Пять тысяч лайков и комментариев, равно согласных и возмущенных собрала тогда эту публикация.

«Одиннадцать лет назад наша семья (двое взрослых, трое детей) получала немецкое гражданство с отказом от российского. Для этого были серьезные, личные причины, и речь не о них. А о сопутствующем бонусе, огромном облегчении - мы избавлялись от контактов с российскими консульствами в Германии.

Этот не отзыв о чьей-то работе, рассказываю о делах давних. Кошмарном субъективном опыте. Не думаю, впрочем, что шокирую кого-то впечатлениями от наших чиновников. Контактировать с ними, увы, приходилось нередко – заканчивался чей-то загранпаспорт, младший сын родился в Германии, здесь оформляли все документы, начиная со свидетельства о рождении. Мы с мужем тщательные аккуратисты, «бумажек» не боимся, все от нас зависящее делаем вовремя.

С немецкими учреждениями имеем дела совершенно спокойно – правила игры не всегда просты, но понятны и выполнимы, отношение должностных лиц неизменно уважительное. Возможно, на этом контрасте отечественные конторы являли портал в царство абсурда, холодного хамства и унижений.

Чего только мы с несчастными согражданами не претерпели, мда. Знаменитые очереди у ворот – куда там давкам за водкой и сахаром. Приезжали в Бонн, Франкфурт к шести-семи утра, иногда уже с ночи стучали зубами на холоде, составляли списки, давились, один раз я даже отпихивала кормящими сиськами лезущего напролом мужика. Электронная запись упорядочила эти бои далеко не сразу, все равно надо было являться заранее, доказывать, что ты «по времени», выслушивать, что тут все по времени, дрожать, что не успеешь в короткие приемные часы. Говорят, сейчас проще, но мы «орднунга» (нем: порядок) не застали. Пресловутое «только спросить» – ведь никакие консульские телефоны граждан не консультировали и ничем, кроме гудков, не реагировали. Информация на сайтах появлялась с опозданием, запутанная и противоречивая. Люди ехали за 200-300 км реально спросить, боясь оказаться в чужой стране без прав и документов, точно зная, что в этом случае консульство будет последним местом, где им помогут.

Прорвавшись, воткнувшись в душный хвост к «окошку» (непонятно какому, уточняли у соочередников), сунув свои бланки, слышали привычное: не так заполнено, перепишите (шесть страниц в трех экземплярах), не хватает справки (нигде об этом не сказано, не знали? – теперь знаете!), почему нет ребенка, личная явка обязательна. Помещение забито ноющими детьми, причитающими, еле ковыляющими стариками – как на беженском пароходе. Из всех удобств – туалет на две кабинки, ни кулера, ни комфортных стульев хотя бы пожилым. Хамский тон, повышенные голоса по обе стороны окошка, нередко ругань и плач – когда вдруг нужен документ, за которым лететь 5 тыщ км «домой», искать давно не существующую контору или ЗАГС. И все лично, в трех экземплярах, боги, яду мне, яду...

Катарсис этих мытарств настал в день выхода из гражданства.

К расставанию с родным государством мы готовились как к переговорам с террористами – без права на ошибку. Сложнейший пакет документов был собран и заверен в двух странах. Нас направили, разумеется, к самому отвратному, иезуитски безжалостному консульскому офицеру, мы его знали – и понимали, что это их лучший профессионал, в отличие от прочих - квалифицированный специалист. Обязанный передать нас государству ФРГ по всем правилам.

Так вот, вероятно, впервые в его практике – это было заметно по перекошенной физиономии – он получил безукоризненно подготовленные бумаги. На каждое «а теперь покажите» мы молча выкладывали нужное удостоверение, заполненный формуляр, заверенное свидетельство, непросроченную выписку с правильной печатью. Когда все, до последнего листочка, было предъявлено, он с позеленевшей от ненависти мордой выдал нам пять справок о выходе из гражданства РФ. Конечно, им всем было плевать, что семья ученого-физика получает паспорта другой страны, подумаешь, невелика потеря. Но невозможность потешиться властью, синдромчиком вахтера-вертухая, злорадно заявить «справочки не хватает, в другой раз придете» – это было нестерпимо. День для нас выдался трудный, радостный и немного печальный. Но эти напоследок кривые рожи, клацнувшие в спину челюсти левиафана, упустившего добычу – бесценно. Символическая победа над равнодушным бюрократическим чудовищем на его поле и его оружием....»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter