Рус
Eng

Волокита в законе: как пандемия коронавируса влияет на работу судов в России

Волокита в законе: как пандемия коронавируса влияет на работу судов в России
Волокита в законе: как пандемия коронавируса влияет на работу судов в России
29 июня, 21:10ПолитикаФото: milnews.ru
Люди жалуются на свои «зависшие» судебные дела из-за коронавирусных ограничений. С весны 2020-го Храмы Фемиды позакрывались для слушателей, да и участникам процессов рекомендовано по максимуму переходить на дистант. Чем это обернулось и как найти компромисс между правом гражданина на защиту в суде и защиту от вируса?

Юлия Сунцова

18 марта 2020 года Президиум Верховного суда РФ совместно с Президиумом Совета судей РФ издали постановление № 808, согласно которому «в связи с угрозой распространения на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)», было решено:

  • Приостановить личный прием граждан в судах и рекомендовать подавать документы только через электронные интернет-приемные судов или по почте России.
  • Рассматривать только категории дел безотлагательного характера (об избрании, продлении, отмене или изменении меры пресечения, о защите интересов несовершеннолетнего или лица, признанного в установленном порядке недееспособным, в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни, и другие), а также в порядке приказного, упрощенного производства.
  • Всем судам при наличии технической возможности инициировать рассмотрение дел путем использования систем видеоконференц-связи.
  • Ограничить доступ в суды лиц, не являющихся участниками судебных процессов.

Действие постановления истекло 10 апреля 2020 года. Однако многие суды по-прежнему придерживаются этих указаний.

Житель Москвы Роман Савенков рассказал, как вот уже 9 месяцев не может добиться рассмотрения в Бассманном районном суде своего наследственного дела.

Роман Савенков

- В моем деле допущено множество процессуальных нарушений и во многом это связано с тем, что доступа в суды нет. Раньше я мог бы прийти в суд и в канцелярии или в экспедиции получить определение (постановление) суда и, если необходимо, прийти на прием к председателю, но Постановление №808 исключило эту возможность, полностью отгородив суд от народа, - рассказывает он. - Возможно, глубокоуважаемый суд не может очно выполнять свою работу, опасаясь заразиться, но ведь стоит и дистанционная работа. Обращения не обрабатываются в отведенные законом сроки, промежуточные решения заносятся на сайт задним числом, бумажная почта из суда не идет. Хочу-то я совсем немного: просто чтоб мое дело о вступлении в наследство хотя бы пошло в ход. С октября я пытаюсь понять, как же вернуть суд к исполнению своих прямых обязанностей. Ответа нет…

«Новым Известиям» собеседник рассказал, что направил исковое заявление в суд в октябре 2020 года. «Почта России» доставку подтвердила, однако уведомление о регистрации пришло лишь в декабре, а информация о поступлении в суде отобразилась на сайте суда лишь после праздников – в январе.

Спустя 20 дней после подачи документов – срок, отведенный для назначения судом даты заседания - мужчина стал звонить, писать в приемную судьи и в сам суд, чтобы узнать, начато ли производство. Но на звонки и письма не отвечали. Информация на сайте суда по его делу тоже не появлялась.

Пройти к судье в приемную тоже не удалось. Бескомпромиссная охрана просто молча показывала посетителям на вывешенное на стене объявление: в связи с ковидом все документы и заявления подаются в суд только через интернет-приемные или Почту России.

По словам Савенкова, помощник судьи впервые вышла на связь 15 января и сообщила о необходимости внесения уточнений в иск, хотя такого рода сообщения должны поступать истцу на домашний адрес бумажной почтой и в течение 5 дней с приема искового заявления!

Мужчина, как он говорит, помчался дособирать недостающие данные, а именно: адрес объекта - квартиры, на которую были заявлены наследственные права. В действительности же в тексте искового заявления адрес имелся – однако в привязке к умершей сестре, наследником которой являлся истец, а судья хотела - чтоб было в привязке к имуществу, на которое истец претендует.

- Судье не хватило компетенции связать очевидные вещи и она просит меня донести исправления. Хотя это уточнение можно было спокойно внести и в начале рассмотрения дела. Тем не менее, документы я дооформил, тут же унес на почту, штамп успели проставить 15 числом, на почте имеются все подтверждающие квитанции и записи об этом. Как же я удивился, когда на следующий день, 16 января, зашел на сайт суда и увидел там отметку о том, что срок для внесения уточнений якобы мной пропущен и в связи с этим рассмотрение моего дела прекращено.

Теперь Роман Савенков пытается оспорить этот странный вердикт из-за которого он не может получить доступ к своему наследству. Но с вышестоящими инстанциями – беда ровно та же. На действия судьи Басманного районного суда он подал частную жалобу в Московский городской суд, но и там на его письма не отвечают.

- Ковид сделал потрясающую вещь. Многие судьи прикрываются им, чтобы оправдать волокиту, собственную лень и некомпетентность. Основа государства – правообеспечение - накрылось полностью. Морально я уже настроился идти в Верховный суд, Высшую квалификационную коллегию судей, Конституционный суд. Не знаю, сколько потребуется лет, чтобы моё дело всё же рассмотрели, надеюсь, что это произойдет прежде, чем Департамент городского имущества Москвы заберет моё наследство и продаст с торгов, - комментирует Роман Савенков.

Собеседник ставит вопрос о вакцинации судей. В стране запущена массовая вакцинация. В перечне правительства от 15 июля 1999 г. N 825 "Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок" много профессий, представители которых, как считается, более остальных подвержены риску инфицирования. Среди прочих, врачи, учителя, сельхозработники. Судей нет. Но, если у нас такой важный институт как отправление правосудия замораживается из-за боязни заражений в суде, не правильно ли было б хотя бы поднять вопрос о вакцинации судей. На текущий момент решения о вакцинации судебного корпуса отдано на откуп самого судейского корпуса.

Фото:mskgazeta.ru

А в самом деле - как в условиях пандемии найти компромисс между гарантированным правом гражданина на судебную защиту, на открытые судебные слушания и разумными мерами по борьбе с вирусом?

Мы спросили экспертов.

Директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев:

- В данном вопросе важно понимать, что есть несколько принципиально разных контекстов работы российских судов. Простые случаи у нас и до пандемии решались, можно сказать, дистанционно. Истец подает в суд, ответчик не является, решение часто выносится вообще в отсутствии сторон, и сами стороны не против такого исхода. Доля таких процессов значительна. К этой категории, например, можно отнести почти все суды по взысканию квартплаты.

В противовес им имеются, условно назовем их, содержательные споры. Здесь несколько категорий - уголовные дела, дела об административных правонарушениях и небольшое количество гражданско-правовых споров, и с ними в пандемию ситуация возникла разная.

По уголовным делам, как мы видим, в начале пандемии у судов были некоторые сдвиги, но в целом по статистике в годовом разрезе мы существенных изменений не фиксируем – их как рассматривали, так и рассматривают. Примерно то же самое, чуть сложнее, с делами об административных правонарушениях. С гражданскими делами, безусловно, возникают стимулы для судей для откладывания рассмотрения споров. Понятно, что суды по-разному приоритизируют дела, и, условно говоря, там, где человек сидит в СИЗО и по нему требуется срочное решение - высокий приоритет, там, где имущественные споры – это относительно низкий приоритет, и это нормально.

Однако важно понимать, что споры между людьми – статистически не очень большая категория, несмотря на то, что там часты действительно состязательные процессы. Сюда можно отнести, например, возникшую путаницу в реестре недвижимости, и гражданин обращается в суд с иском об установлении факта, чтобы исправить ошибку реестра.

Первая проблема в том, что в этой категории очень часто споры возникают – не как объективная необходимость, а как артефакт того, что чиновники стараются переложить свою ответственность на суд. Например, в одном из недавних интервью судьи приводили пример: в целом они рассмотрели за год несколько десятков тысяч исков о признании того, что актер и артист – это одно и то же, потому что одной категории были положены льготы, а другой – нет. Если бы чиновники Пенсионного фонда, которые могут работать в удаленном режиме, в данном случае шире бы применяли свою дискрецию, а не перекладывали свои обязанности, то необходимости собираться в суде большими толпами не возникло бы вообще.

Далее - дилемма не в том, что судьи перезаражаются (тут уж сами выбирали себе профессию, как говорится), и давайте обяжем их всех вакцинироваться в обязательном порядке. Тогда уж нужно будет создавать и такие отдельные профессии как «истец», «ответчик», «свидетель», «эксперт» и вакцинировать их всех.

Следующая действительно важная проблема - в том, что перезаразятся и другие участники судебного заседания. Действительно серьезный судебный процесс – это всегда довольно большое собрание людей: сами стороны, защитники, эксперты, в уголовных процессах – плюсом конвой и так далее. Залы судебных заседаний у нас, как правило, достаточно компактные, плохо вентилируемые, много людей подолгу находятся в замкнутом пространстве, то есть, если вы сходили в судебное заседание, где имели шанс заразиться, вы, скорее всего, заразились. Вопрос о соблюдении мер безопасности для общества в целом в случае с судами не надуманный.

Решением с содержательными спорами, спорами, которые имеют значение для граждан, мог бы стать поиск дистанционных средств, либо альтернативных систем проведения заседаний. Кроме того, нужно создавать эффективные инструменты досудебного обжалования и обжалования дистанционного.

Адвокат Ирина Бирюкова:

- Мне кажется, что у нас вообще трудно с разумными решениями в пользу обычных людей, честно говоря. В данном случае, на мой взгляд, было бы неплохо направлять по запросам людей копии процессуальных решений, разрешить обжаловать копии, без необходимости получения оригиналов документов. Я вообще не понимаю, для чего в век цифровых технологий нужны бумажные копии с синими печатями. Все процессуальные документы подшиты в материалы дела. При обжаловании дело направляется в вышестоящую инстанцию. Поэтому нет необходимости в лишней бюрократии. Европейский суд, к примеру, или Комитет ООН против пыток да и другие международные инстанции работают исключительно по копиям документов. Только в случае необходимости могут запросить оригиналы.

Я не вижу необходимости в обязательной вакцинации судей. Дело в том, что судьи не контактируют с большим количеством людей. Приём и судебные процессы все равно проводятся с соблюдением необходимой дистанции - то есть, контакт минимальный. Процессы замораживаются не потому, что судьи боятся заразиться, а потому что в некоторых процессах присутствует большое число участников, которые не находятся на такой дистанции, как судья от остальных участников. В коридорах суда в обычное время, особенно если суд находится на большой территории, могут собираться толпы людей.

Некоторые сотрудники суда сейчас честно признаются – очень удобно ссылаться на ковид: не ходят лишние люди. Отличная причина, под которую теперь можно всё что угодно подгонять.

Юрист Иван Ежиков:

- Ответ очень простой, его нашла и успешно применяет система арбитражных судов - решения и постановления на бумаге не нужны вообще, почти все процессуальные документы можно подать в электронном виде, имея просто учетную запись на Госуслугах. С материалами дела можно ознакомиться онлайн. В некоторых судах и в заседании можно поучаствовать онлайн. Результат - система арбитражных судов, если и столкнулась с трудностями, то они не были фатальными. Более того, именно в коронакризис суды стали массово сканировать дела и давать онлайн-доступ к ним, и это оказалось очень удобно.

Проблема с судами общей юрисдикции вовсе не в боязни судей заразиться, а зачастую в их крайне низкой квалификации (как судей, так и технического персонала), перегруженности, отсутствии рычагов воздействия на них за нарушения сроков и процедур.

Есть у судов общей юрисдикции электронная система, аналогичная системе арбитражный судов – «ГАС Правосудие», но через нее можно подать далеко не все документы. Полностью исключен административный процесс, например. Про ознакомление онлайн или даже получение в нормальном виде судебных актов я даже не говорю.

Ну и куда без человеческого фактора. Я судился в пандемию и в районных судах, и в Мосгорсуде, и в кассационной инстанции, все работало, но как оно работало - в каждом конкретном случае зависело от конкретного судьи.

И дело не в вакцинации - судья не целуется с участниками процесса, там с социальной дистанцией всё ок. Так что этот вопрос даже не нужно обсуждать, в судебной системе куча других проблем, из-за которых и страдает правосудие, и это вовсе не коронавирус.

Судья Европейского суда по правам человека Дмитрий Дедов:

- В условиях пандемии суды должны идти навстречу заявителям с учетом имеющихся трудностей в получении необходимых документов для целей обжалования и доступа к материалам дела. В таких случаях сроки для обращения в суд могут быть увеличены или восстановлены при наличии объективных причин.

Во многих странах судебный корпус является также приоритетной категорией профессий для вакцинации.

Что касается использования обязательной вакцинации для целей общественного здоровья и достижения коллективного иммунитета, стимулирующие меры признаны легитимными с точки зрения Европейской Конвенции по защите основных прав и свобод. Европейский Суд по правам человека в деле «Вавричка и другие против Чехии» признал возможными такие меры как административный штраф или отказ в допуске в общественное заведение (вопрос касался допуска детей в детский сад). Конечно, там много нюансов. Например, недопуск в школу мог быть признан нарушением, если бы обязательная вакцинация препятствовала праву на образование. Тем не менее, отстранение от работы до прохождения прививки, на мой взгляд, соответствует достижению легитимных целей, поскольку ситуация действительно критическая и вынуждает Правительство к принятию более решительных мер.

Председатель партии «Яблоко», депутат Госдумы РФ Николай Рыбаков:

- Право на судебную защиту не может быть ничем ограничено. Суды, вводя ограничения, сами препятствуют доступу к правосудию и потворствуют беззаконию. И вопрос не только в усложнении порядка подачи жалоб в суд, но и в искусственном ограничении доступа граждан к правосудию, к открытым судебным процессам. И сейчас под маркой борьбы с пандемией – очередная попытка сделать суд более закрытым. Сам по себе режим повышенной готовности, который введен в регионах сегодня, не основан на законе. Фактически чиновники своими распоряжениями ограничивают конституционные права граждан. И делают они это не для безопасности граждан – делают они это для того, чтобы, пользуясь случаем, еще раз наступить на права граждан в нашей стране.

Я не поддерживаю введение обязательной вакцинации, в том числе, и в отношении судей. У человека, исходя из его состояния здоровья, могут быть противопоказания. Но в этом как раз ответственность тех, кто может привиться – сделать это и тем самым защитить тех, кто не может себе этого позволить.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter