Рус
Eng

Бежавшие на чужбину. "Шпигель" рассказал о белорусах в Литве

Бежавшие на чужбину. "Шпигель" рассказал о белорусах в Литве

Бежавшие на чужбину. "Шпигель" рассказал о белорусах в Литве

2 января, 21:27
Политика
Фото: m.123ru.net
Протесты в Белоруссии
Белорусский ОМОН по приказу Лукашенко жестоко подавлял протесты граждан против сфальсифицированных выборов в августе 2020 года. После многомесячных демонстраций многие протестующие, опасаясь за свою жизнь, были вынуждены покинуть страну.

Елена Иванова

Соколовский и Галанов в Белоруссии
Фото:twitter.com

Больше 4 месяцев белорусы протестовали на улицах городов и деревень против диктатора Александра Лукашенко. К протестам присоединились пенсионеры и студенты, рабочие и айтишники. Протесты носят мирный характер, тем не менее, власти все более жестоко подавляют любое недовольство. Несмотря на мужество протестующих, силовики стеной стоят за Лукашенко, поэтому политических изменений в стране пока не предвидится. Оппозиция говорит о том, что за время протестов были арестованы более 25 тысяч человек. Несколько недель назад в центре Европы ОМОН до смерти забил 31-летнего демонстранта. Сотни людей уехали из Белоруссии, спасаясь от преследований властей, пишет Шпигель.

Среди них - Владислав Соколовский и Кирилл Галанов. Оба молодых человека стали символами протеста. Оба работали во дворце молодежи звукорежиссерами. Работа была малоквалифицированная, да и место тухловатое. Но у обоих был постоянный доход, и на государственных мероприятиях они крутили детские песенки. Свое отношение к работе молодые люди изменили, когда их срочно вызвал начальник и поставил их на предвыборное мероприятие. Оно проводилось одновременно с демонстрацией в поддержку оппозиционного кандидата Светланы Тихановской. Задачей Соколовского и Галанова было помешать оппозиционерам и глушить их демонстрацию музыкой. Владислав и Кирилл до выборов политикой не интересовались, хотя им не нравилось, что люди в Белоруссии совсем не знают западную музыку, что запчасти для машин нужно заказывать из-за границы, и что в стране не работает Paypal. И что в Белоруссии нет демократии, а если кто-то захочет открыть собственную фирму, должен заполнить столько бумаг, что с этим можно и не начинать.

Когда в тот день оба стояли на сцене, они поняли, с какую историю попали. Перед сценой стояли десятки тысяч оппозиционно настроенных людей, а Соколовскому и Галанову нужно было им мешать. Они подумали и приняли другое решение – поставили «Перемен» Виктора Цоя и подняли оба руку вверх. Люди начали скандировать «Свобода, свобода!». Потом кто-то выдернул штекер из колонок. Когда оба уходили, их уже ждал ОМОН в микроавтобусе.

Евгений Заичкин, которого считали первой жертвой протестов в Минске
Фото:news.myseldon.com

Молодых людей посадили на 10 дней в тюрьму на Окрестина в разные камеры. Влад 5 дней просидел в одиночке. Его допрашивали и избивали, в камеру запускали холодный воздух. От него требовали дать показания против Кирилла. Следующие пять дней Влад провел в переполненной камере вместе с другими 32 мужчинами. Всех избивали, кругом были слышны крики. Когда обоих выпустили, они рассказали журналистам. Смельчаками они себя не считали, потому что другие люди говорили еще более откровенно. Но через пару дней им позвонили из МВД. Влада вызвали и заставили извиняться перед камерами. Тогда он понял, что их не оставят в покое. Выход был один – уезжать.

Женя – невысокий тихий человек, которого долгое время считали первой жертвой протестов. Он рассказывает, что когда в августе после объявления результатов вышел на демонстрацию, был очень уверен в себе. На демонстрацию он выходил не в первый раз и знал, что Лукашенко это просто так не оставит. К власти Лукашенко пришел, когда Евгений пошел в школу. В 2020 году новое было в том, что на улицу вышли народные массы, кругом шли люди с белыми ленточками на запястьях. Евгений пошел вместе со всеми в сторону центра, но через полкилометра дорогу преградили омоновские машины. Что было дальше, он помнит плохо. В этот момент он разговаривал по телефону с приятелем и увидел краем глаза, как к нему побежали люди в черном. Евгений успел сказать другу, что его сейчас арестуют. Потом Евгений опустился на колени и поднял руки, показывая, что он безоружен. Сначала его ударили дубинкой по лицу. Когда он очнулся, то уже лежал на полу автозака, изо рта текла кровь. Следующее воспоминание – омоновец орет на врачей неотложки, которые хотят его забрать. Потом была больница и допрос омоновца. Когда Евгений встал на ноги, врачи его отпустили. Он пошел к другу и заснул на диване. Позвонил телефон, и его сестра, плача, рассказала ему, что все считают его мертвым. Об этом объявили власти. Чтобы показать, что он жив, Евгений встретился с оппозиционными журналистами. Из-за этого стало только хуже – министр внутренних дел объявил, что Евгений сам бросился под колеса автозака. Ему стало ясно, что нужно уезжать из страны.

Любовь Шалаева и ее сын Богдан тоже уехали из Белоруссии после протестов. Любовь рассказывает, что до выборов в августе она не интересовалась политикой и жила обычной жизнью. Потом началась предвыборная кампания, и Лукашенко начал сажать своих противников в тюрьму. Любовь поняла, что выборы честными не будут, и она решила не поддерживать Лукашенко. Она проголосовала за оппозицию и пошла с сыном гулять по городу. По дороге они с сыном попали на демонстрацию. Через 15 минут появились омоновцы и начали хвать людей без разбора.

Им с сыном удалось бежать, но 9-летний Богдан с тех пор начал бояться, что маму посадят в тюрьму. Богдан тогда сказал Людмиле: «Мама, не бросай меня, я еще ребенок». В ту ночь он даже боялся идти в туалет и все время держал ее руку. Мать и сын жили у бабушки, активной сторонницы Лукашенко. Когда ребенок рассказал ей, что они были на демонстрации, бабушка пригрозила позвонить в инспекцию по делам несовершеннолетних. Через несколько дней Людмиле начали звонить с угрозами незнакомые люди: если она не прекратит ходить на протесты, у нее отнимут ребенка и лишат родительских прав. Позже Людмиле позвонили из школы и инспекции, и тогда она обратилась в правозащитную организацию в Белоруссии. Ситуация стала серьезной, и тогда она сказала сыну, что они уезжают в поисках лучшей жизни.

Все пятеро живут сейчас в Литве.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter