Рус
Eng

Как выйти из «Чебуречной» в неолиберализм

Как выйти из «Чебуречной» в неолиберализм
Мнение

15 июня, 17:31
Алина Витухновская
Писатель
В Москве липкое лето. Пока еще не гробыденность, но обыденность. Тягучая, якобы предсказуемая. Бытие еще не сложено в деструктивную мозаику. И лишь отдельные ее элементы напоминают о том, что жизнь, как ее принято понимать, уже обвалилась в грохочущее инферно.

Там, где присутствует комфорт, нет ни намека на происходящее. Явь разрывает там, где бедность, нищета. Так в недорогом ТЦ в очереди (!) на распечатку документов, прямо за мной заговорила диковатого вида женщина, словно бы вышедшая из мосфильмовских декораций годов этак 1970-х. В ее плотной и потной руке был зажат истекающий уже человечьей чьей-то смертью огромный чебурек, а изо рта шел чебуречный перегар. Этим летом открылись врата в антропологическую катастрофу. Где ад встретит вас надписью «Чебуречная».

Почему неолиберализм предлагает цивилизацию и ресурс, а не духовность и сакральность? Не потому, что он циничен. А потому, что он подлинно гуманен. Экзистенциальные и метафизические вопросы не решаются коллективистским путем. Они решаются только субъектно. Все остальные пути решения — дорога в социализм. Если кто-то предлагает вам решить экзистенциальные и метафизические вопросы, то это тоталитарная секта под видом партии или метафизического кружка. А проще говоря, обыкновенные мошенники.

Те фундаментальные тектонические сдвиги, которые сейчас происходят в реальности, буквально разрывают пуповину, связывающую массовое бессознательное с привычными иллюзиями. Когда ваши иллюзии пытались развеять словами, вы сопротивлялись. Но, согласитесь, если бы вы это сделали заранее, фатальной деструктивной развязки удалось бы избежать. Просто надо было честно ответить на вопросы — каков человек, что есть культура и чего вы в конце-концов хотите на самом деле?

Принимая за собственные цели кисель из устаревших идей и культурных клише, пренебрегая здравым смыслом и ресурсом, вы оказались у разбитого корыта. Вместо цивилизации — канализация, вместо человечности — чебуречность.

Все эти 20 лет государство отжимало ресурс — то, что принадлежит вам по праву и от чего вы отказались сами. До сих пор вы развлекаете молодых и бедных авторов байками о нищих гениях. Вам был преподан жестокий урок материализма. Единственным конструктивным выходом из этого тупика является неолиберализм.

Но много ли среди нас либералов? Вся лента пестрит рекламой «скандального» интервью неизвестного мне персонажа. Российские псевдолибералы хвастаются своей «успешностью», бродя по Риму. Как повезло им. И как не повезло «врачам и учителям», которые, конечно (тон становится все более лицемерным) «заслуживают этого больше нас».

Удивительно, что в XXI веке постсоветский человек сохранил советские представления о статусности. Воспринимать выезд за границу как привилегию — это просто дикарство какое-то. И этот снобизм псевдоинтеллектуалов! Их нарочитая, декларативная, брызжущая через край «культурность»! Культура — это не бравирование знаниями, это прежде всего этичность, вежливость, соблюдение дистанции. Те самые качества, которых не хватило многим, чтобы хотя бы не усугублять отношения во время текущего конфликта.

Здешнему человеку десятилетиями вдалбливали благоглупости о прекрасной жизни, в которой лишь надо было «найти свое место», «свою пчелиную ячейку». И теперь, оставшись на социально-политических руинах, многие погрузились в ресентимент о неких «счастливых уехавших». Но участь сия не столь прекрасна, как ее видят. Русские превращаются в вечных скитальцев, терпящих бесконечный убыток. В новейшей истории России нет никого, кто получал бы стабильные преференции (гешефт-гештальт). Неужели социальная зависть столь велика, что вы этого не видите?

Итак, резюмирую. У нас есть проблемы с политической элитой. Но еще большие проблемы с массами и их самосознанием. Раньше массы были нужны тоталитаристу (тоталитарности), чтоб осуществить некий исторический скачок, захват, пусть не всегда разумный. Но они были нужны как ресурс. И приближенные, единицы, а то и целые общественный группы, таким образом, обретали историческую и личностную субъектность и определенные возможности.

Теперь же ситуация кардинально иная — массы нужны тоталитарности, осознавшей свою избыточность, не для самоподдержания, но исключительно для утилизации. Это равным образом имеет место и в обществах софт-насилия, и в обществах авторитарного принуждения, которым является нынешнее государство РФ.

Определенный парадокс заключается в том, что в обществе тоталитарного принуждения сам принуждаемый индивид продолжает высказывать активную готовность и радость быть истребленным, притом не понимая, конечно, своей участи, как если бы дело происходило не в XXI, а в начале XX века, то есть тогда, когда у представителя масс был какой-никакой, но шанс.

Топорная борьба со злом (каким «-измом» его не называй), начатая сейчас все теми же псевдолибералами (а не либералами!) на руинах псевдогуманизма приведет к созданию такого же топорного низового «гуманизма» с переходом в новый социализм. Нам будут говорить «Любите жизнь. Любите жизнь, какая есть. Любите любую жизнь», стращая проблемами и смертью. Страх перед равенством в небытии как основа пропаганды равенства бытия — псевдодемократии и нищеты. Будьте осторожны! Не поддавайтесь на пропаганду!

Прогрессивный либерализм в своем пределе должен прийти к вопросу «life consent» т.е. буквально — к «согласию на жизнь». В отличии от профанического «sexual consent», в настоящее время активно проталкиваемого леваками под либеральными масками. Нас более интересует качество и цель жизни, нежели сама жизнь в ее марксистско-гуманистической интерпретации (жизнь есть способ существования белковых тел...). Нас интересует самоопределение в вопросе «быть или не быть», реализованное в правовом, экономическом (БОД — безусловный основной доход) и политическом контексте.

Я много хвалю инфантилизм и есть за что. Инфантилизм — это вечная молодость в царстве мертвых, ботокс против экзистенциального отчаяния. Но у данного явления есть и свои негативные побочные эффекты. А именно — недооценка глупости и инертности масс и т.н. элиты, и переоценка могущества цивилизации и здравого смысла. По крайней мере на переломных этапах истории. Сейчас происходит насильственное, болезненное взросление, прежде всего в политическом смысле. Собственно, мы присутствуем при кровавых родах будущей политической нации.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter