Рус
Eng
Не тем дают! Борцы с неравенством добрались до Нобелевской премии

Не тем дают! Борцы с неравенством добрались до Нобелевской премии

30 июля , 13:15Наука
Выяснилось, что половина всех «нобелевок» в области науки присуждается ученым, работающим всего в пяти областях исследований

Более чем половину всех Нобелевских премий, присужденных в последние десятилетия, взяли ученые, работающие в пяти областях. Этому «неравенству почетных званий», сказывающемуся на финансировании исследований, посвящена статья, опубликованная в журнале PLOSOne, сообщает New Scientist.

Ирина Зиганшина

Авторы статьи – сотрудники Стэнфордского университета во главе с профессором Джоном Иоаннидисом, авторитетнейшим специалистом в области доказательной медицины и статистики. Как говорит Иоаннидис, он всегда подозревал, что самые престижные научные награды обычно уходят работающим в определенных областях, но картина проясниласьокончательно,когда вместе с коллегами он проанализировал списки нобелевских лауреатов 1995-2017 годов.

Оказалось, что 52,4% Нобелевских премий по химии, медицине и физике, присужденных за этот период, получилиработы по физике элементарных частиц, клеточной биологии, атомной физике, нейробиологии и молекулярной химии. Вообще же «нобелевки» доставались специалистам лишь36 из 114 научных областей. Например, ни разу за последнее время не отмечались открытия в области респираторных заболеваний или науки о планетах.

«Было бы абсурдно ожидать, что все области науки имеют равные шансы на новаторские открытия и крупные достижения. В то же время вполне вероятно, что существует некий механизм, под действием которого продвигаются одни и те же определенные области», – говорит Иоаннидис. Негативный эффект существующей ситуации в том, что финансирование в итоге поступает в ограниченное число областей. Кроме того, возникает перекос в предпочтениях влиятельных научных журналов по части публикаций, что еще больше усугубляет проблему. Естественно, что исследователи, работающие в менее популярных областях, могут счесть ситуацию несправедливой.

Авторы исследования также выбрали для каждого нобелиата одну ключевую работу и проверили ее на индекс цитирования – показатель, который показывает значимость статьи. При этом оказалось, что в течение года после публикации каждой «нобелевской» работыбыло опубликовано в среднем 435 других научных статей, которые в конечном итоге оказались более цитируемыми. Как считают авторы, это говорит о том, что многие науки, не признанные Нобелевским комитетом, на самом деле более влиятельны.

Единственным исключением стала статья 2004 года об открытии графена. Впрочем, Андре Гейм из Манчестерского университета в Великобритании, один из авторов той самой статьи о графене, считает, что тенденция легко объяснима: «Революционные результаты редко появляются в красивой упаковке. Последующие статьи, как правило, более точны и полны, их легко читать и понимать, и это делает их более цитируемыми». Как полагает Гейм, одна из причин «кластеризации» премий в том, что научный прогресс «никогда не бывает гладким или однородным».

Джон Иоаннидис, в свою очередь, считает, что одним из решений проблемы может быть создание новых премий. Кроме того, Нобелевский комитет должен переосмыслить политику принятия решений о награждении.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter