Рус
Eng
Отнять или поделить? Что делать с растущим финансовым неравенством
Аналитика

Отнять или поделить? Что делать с растущим финансовым неравенством

27 января , 19:25
Аналитики всего мира прекрасно сознают проблему растущего социального и имущественного неравенства, однако не могут придумать её адекватного решения

Для начала, вот как выглядит доля благосостояния (по некоторым странам), сосредоточенная в руках 1% самых богатых граждан. Как видно из графика, Россия является одним из мировых лидеров по неравенству.

Эта проблема касается отнюдь не только отдельных людей, но и бизнеса в целом. Как пишут аналитики канала «Мировая экономика день за днем», сегодня 5 крупнейших компаний в S&P 500, то есть всего 1% от индекса, составляют 18% от общей рыночной капитализации.

Концентрация капитала следует за корпоративным неравенством, как никогда раньше

Компании с малой капитализацией не могут компенсировать растущие затраты на рабочую силу с помощью технологий так же легко, как крупные компании, и при этом они не имеют такого же доступа к рекордно низкой стоимости капитала

Растущие нормативные затраты в течение последнего десятилетия благоприятствуют компаниям с большей капитализацией, которые могут распределить их по более широкой базе доходов. На этом фоне неудивительно, что формирование нового бизнеса все еще значительно ниже докризисного уровня

Это расхождение доходов и рыночной капитализации, вероятно, продолжится в ближайшем будущем, учитывая ожидаемое расширение баланса ФРС в апреле. Что еще более важно, этим компаниям необходимо будет обеспечить доходную часть неравенства или рискнуть резким снижением цены...»

Неравенством озабочены многие аналитики и общественные деятели. Известный публицист и писатель Марина Шаповалова в своем блоге отмечает одну довольно любопытную закономерность - неравенством больше других обеспокоены жители именно благополучных, а не отсталых стран:

«Тема "неравенства" и "справедливости" - это в глобальном мире нечто реально самоубийственное.

Понимаете, люди не только в странах "первого" и "второго", но и в "третьем" мире никогда не жили так хорошо, как сейчас. Предки американца или кенийца, умершие сто лет назад, оценив бытовые условия своих праправнуков могли бы справедливо спросить: "Чего ж вам ещё надо, придурки?"

Растущим неравенством при этом возмущаются отнюдь не кенийцы и не обитатели афганских провинций - нет, это как раз европейцы и американцы страдают рядом со своими посудомоечными и стиральными машинами, заказывая на дом пиццу со смартфона. У них всё есть, они почти ни о чём не парятся, но кушать не могут от знания, что у кого-то есть яхта и личный джет. А раз так, то - "так дальше жить нельзя!"

Неравенство - это сравнение. Два процента от миллиарда больше, чем десять процентов от миллиона, но сознание подорвано сравнением двойки с десяткой. Не важно, что есть у тебя - жить не даёт мысль о том, что у других больше! Это зависть, выжигающая нутро. А ветер жар раздувает, и нет огню преград....»

В комментариях к этой публикации не было недостатка, причем большинство упирало на то, что страшнее не само финансовое неравенство, а его последствия, когда сверхбогатые люди забирают себе фактически всю политическую власть.

Отсюда же и вытекает неизбежное желание людей, исповедующих левые взгляды «все отнять и поделить», как написал в комментарии блогер Инак Черновцев:

«Есть много видов обязательственных инструментов, видов сделок и их объектов, которые были тупо запрещены, хотя и существовали долгое время. никаких подрывов стимулов к развитию бизнеса это не вызвало. Мир не рухнул от того, что люди решили запретить работорговлю и свободный оборот наркотиков, стали собирать НДС/НСП, взимать дифференцированные таможенные пошлины и акцизы. развитию бизнеса обычно мешает неравенство в правилах у конкурирующих субъектов. если правила равны для всех участников, то никаких подрывов не происходит. если всем субъектам что-либо запрещено, то они пускают свои силы туда, где не запрещено и там себе спокойно развиваются. Если мы не будем думать о том, как снизить неравенство, то леваки тут как тут – они всегда готовы уломать людей на "отнять и поделить".

Ему вторит журналист Дмитрий Клейн:

«Деньги - это власть. Когда власть концентрируется в руках одного (или двух) процентов - то интересы, потребности и нужды остальных не играют никакой роли. Поэтому дикий уровень неравенства, выросший за последние несколько десятилетий - это потенциальные (и уже реальные) социальные потрясения и проблемы. Но можно просто сказать, что это все - зависть...»

А блогер Илья Тимаков подвел под эту проблему философскую базу:

«Момент первый: непонятно, почему "равенство" связывается со "справедливостью", почему "равенство" - это хорошо, почему к нему надо стремиться. Это подразумевается аксиомой, но она вовсе не очевидна.

Момент второй: при чем здесь вообще уровень потребления? Как оценка "никогда не жили лучше" вообще связана с пиццами и смартфонами? Основные мотивы поведения человека - не пищевой и не коммуникационный. Основные мотивы - иерархический и (тесно связанный с ним) половой. Соответственно, ощущение удовлетворенностью жизни определяется ими, а не вкусностью пицц. Любой дикарь, дрожащий в лесу над кучей тлеющих углей, съевший кусок вонючего дикобраза и закусивший горстью отнятых у кого-то личинок короеда - должен быть сильнее удовлетворен жизнью, если он принадлежит к сильнейшим воинам племени, и его голос на совете значим.

Если бы между мной и Биллом Гейтсом возник конфликт в нормальных условиях, мы бы взяли по дубине, и я бы вломил ему ужаснейших, потому что он старше, слабее и ни хрена не смыслит в избиении людей дубинами (заметим, никакого равенства!). А сейчас он в принципе не сможет узнать, что есть какой-то конфликт: при нашем неравенстве у него есть лучшие адвокаты, телохранители и свидетели, и совершенно неважно, что он не сможет сожрать пицц в миллион раз больше меня. Он зато может сделать так, что миллион людей сделает то, что он хочет. Потребление здесь ни при чем ВООБЩЕ, физическая невозможность сверхпотребления не делает неравенство абстрактным и незначимым.

Оцените неравенство влияния/власти, оцените количественно разницу между "гарем элитных самок плюс потенциальная возможность получить секс от большинства попадающихся на жизненном пути" против "единственная возможность купить секс - жениться, денег на свадьбу никогда не скоплю". Это в миллион раз? В миллиард? В триллион? Еще не президент, но уже миллиардер Дональд Трамп говорил про grab them by the pussy (англ: хватай их за письки!) Вот мотивы, они же источники удовлетворения жизнью.

Наконец, третий момент: утверждение, будто богатейшие люди современности разбогатели благодаря уму и таланту. Они разбогатели благодаря весьма спорной концепции авторского права, искусственно приравнявшего информацию к собственности "в целях развития полезных искусств и ремесел". Билл Гейтс богат только благодаря государственному полицаю, который под дулом ружья потащит в позорное узилище всякого, кто скопирует некую информацию, не заплатив Биллу...»

***

Как бы то ни было, а проблема настолько горяча и далека от разрешения, что стала даже – хотя и негласно – главной темой на прошедшем на днях юбилейном экономическом форуме в Давосе, и обращались к ней люди успешные, вероятно, всерьез опасаясь того, что неравенство способно вызвать разрушительные социальные конфликты. «Покончить с миллиардерами» призывали даже серьезные политики.

Выступил в Давосе и теперь уже бывший министр экономики нашей страны Максим Орешкин, который признал, что неравенство в России все еще чрезвычайно высоко, хотя его уровень постепенно снижается. К тому же, по его мнению, глобальная ситуация с неравенством между странами за последнее время улучшилась за счет активного роста таких развивающихся экономик, как Китай и Индия. При этом глобальное неравенство сейчас находится на максимуме с 1930–1940-х годов. На сегодняшний день очень мало стран, в которых бы снижался внутренний уровень неравенства.

Как видим, проблема эта ставится и ставится всерьез на самом высоком уровне, однако путей ее разрешения пока что не видно. И уже давно не секрет, что введение прогрессивной шкалы ее не решит. Впрочем, известный российский аналитик Владислав Иноземцев предлагает в своей статье в РБК такой выход из положения:

«Мне кажется, стоит радикально изменить сам взгляд на нее (проблему, прим.ред). Сегодня справедливо говорится о неравном распределении богатств. Но возьмем хрестоматийный пример Билла Гейтса, человека с состоянием $110,6 млрд. Богатство его семьи превышает состояние медианной американской в 1,14 млн, а доход за прошлый год — в 327 тыс. раз. Но за президентские люксы, где он останавливается во время поездок, гостиницы берут всего в 80–100 раз больше, чем за простые номера; дом его семьи площадью 6700 кв. м превышает по площади жилье средних американских семей всего в 42 раза; а костюм стоит (может быть, но не факт) в 15–20 раз дороже, чем те, что висят в сетевых магазинах. Это указывает на то, что неравенство в доходах и состояниях в развитых странах сегодня в сотни раз выше, чем неравенство в потреблении, хотя борцы с неравенством должны бы стремиться к снижению именно последнего. Тогда, может быть, следует сместить акценты? Подоходный налог или налог на прибыль легко обойти в любой стране. Зато почти невозможно, особенно сейчас, когда каждая единица товара и каждый счет попадают в электронные базы данных, обойти НДС или налог с продаж, избежать налога на недвижимость, автомобиль или яхту, не заплатить акциз на бензин или алкоголь. Радикально перекроив налоговую систему, перенеся основную тяжесть с налогов на доходы на налог на потребление, разве нельзя нанести смертельный удар офшорной экономике?

Сегодняшний мир очень сильно отличается от мира XIX века. Тогда самые крупные состояния создавались поколениями и переходили по наследству. Аристократический характер обществ делал высшую страту закрытой. Сейчас лишь один из десяти самых богатых американцев, Джим Уолтон, не создал свое состояние с нуля. Подавляющее большинство успешных людей в развитых странах сегодня успешны благодаря собственным талантам и усилиям, а не случайным обстоятельствам. Облагать их непропорционально высокими налогами — значит просто демотивировать. В эпоху первоначального накопления и индустриального капитализма идея прогрессивного налога была справедлива, но сегодня она утрачивает экономический смысл даже при сохранении ее моральной привлекательности. Я думаю, что пришло время, в том числе и собраниям, подобным давосскому, отвлечься от дебатов о нравственности и вернуться к дискуссиям об экономической эффективности и конкретно к обсуждению таких принципов налогообложения, которые уничтожат самое разрушительное изобретение последних десятилетий — глобальную оффшорную экономику...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter