Рус
Eng
Мишустин оказался композитором: и это не Глюк

Мишустин оказался композитором: и это не Глюк

27 января , 12:52Культура
Эффективный менеджер по сбору налогов господин Мишустин, назначенный премьер-министром, еще немножко и служитель муз, как выяснилось. Он композитор-песенник. Строго говоря, такое раздвоение (или удвоение) личности ответственного функционера – не исключение в наших Палестинах.

Юрий Богомолов

У нас не так уж и мало служителей Мамоны, способных послужить, скажем, Мельпомене или, допустим, Клио, Эрато, Полигимнии... Самые прославленные из них: Лавров, Мединский, Захарова, Симоньян, Сурков…

И вот теперь каминг-аут новоявленного премьера. Первое, что он делает, приступив к исполнению прямых служебных обязанностей, подписывает поздравительный адрес кинорежиссеру Вадиму Абдрашитову в связи с его 75-летием: "Ваши серьёзные и глубокие работы стали классикой киноискусства. "Слово для защиты", "Охота на лис", "Парад планет", "Время танцора" – фильмы-события, фильмы – исследования человеческой природы».

Может, случайно, а, может, и не случайно в перечне классических картин юбиляра опущена самая глубокая его картина – «Слуга»: канал «Культура» восполнил пробел, показав её в день рождения юбиляра.

Картина 88 года, а будто ложка к обеду телезрителей в 2020-м.

Большой начальник Гудионов заходит в лес и натыкается на волка. Спасается тем, что опустился на четвереньки и оскалил пасть. С волками жить, сами понимаете. Ну, волк поджал хвост и ретировался.

Перед нами - метафора. Ну, кто понял. Только те из граждан, что со звериными инстинктами, выживают и достигают больших карьерных успехов.

Слуга народа становится его хозяином, которому друзья и соратники не нужны. Нужны слуги из народа. Гудионов привечает десантника с норовом и назначает его рабом. Тот отвечает хозяину за его спиной неприличным жестом, но рабом, все-таки, причём пожизненным, становится. Служит верно и преданно.

Рабство - оно, как и разруха, не где-то там, снаружи, а в голове человека, в том числе и у того, кого Бог одарил талантом, как это случилось с десантником Клюевым, который ещё немножко дирижирует хором.

Хозяин и раб в финале картины прощаются на перроне. Вагон с Гудионовым трогается. Раб шагает вровень с поездом, переходя на бег. Поезд – все быстрее. Раб ускоряется, а перрон все не кончается.

Не кончилась и жизнь с окончанием фильма Абдрашитова и Миндадзе. Хозяин уехал на повышение. Это называется транзитом власти.

Они, наверное, ещё встретятся, но уже в другом кино. Или в другой жизни. Например, в нашей.

Новому Гудионову в качестве слуги надобен уже целый народ. Если не весь, то хотя бы процентов 70 – 80 оного. Одним проворным десантником тут не обойтись. Нацгвардией – тоже. Перед ним задачка немыслимой сложности, поскольку предстоит осуществить транзит власти не только самого автократа, но и всего автократического режима. И позаботиться о соответствующей демократической декорации, коей и послужит модернизированная Конституция.

Декорация в принципе уже готова. Обе палаты тоже готовы. Осталось убедить народ, насколько ему будет жить лучше в новой клетке, чем в старой.

Кого-то убедить, кого-то запугать, а кого-то подкупить.

Решено подкупить.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter