Рус
Eng

Режиссер Януш Юзефович

Режиссер Януш Юзефович

Режиссер Януш Юзефович

7 июля 2011, 00:00
Культура
ЛАРИСА КАНЕВСКАЯ
Недавно в Москве побывал Януш Юзефович – известный польский режиссер, хореограф и продюсер, чей мюзикл «Метро» стал первой постановкой, успешно импортированной на Бродвей из стран Восточной Европы. В России этот спектакль, завоевавший зрительскую любовь и получивший немало наград, открыл эпоху совершенно нового искусст

– Вас с Юрием Ряшенцевым связывает многолетняя творческая дружба. Это началось с мюзикла «Метро»?

– Да, мы с Янушем Стоклосом в 1991 году сочинили и поставили «Метро» в Польше, затем на Бродвее, а в 1999 году перенесли его в Россию. Юрий Ряшенцев и Галина Полиди написали русские тексты для мюзикла, и их версия нам до сих пор кажется самой лучшей, хотя мы потом еще ставили в Германии и других странах. Юрий Ряшенцев – удивительно тонкий поэт, чувствующий время, эпоху, стиль. Он – очень молод душой и легко сочиняет от лица молодых, он просто вживается в образ и находит те слова, которые потом поют герои от своего имени и так естественно.

– Вы приехали просто поздравить друга или у вас есть новые планы для совместной работы?

– И то и другое. Я не мог не приехать на его творческий вечер – я Юрия очень люблю. А еще хочу уговорить на грандиозный проект: «Мастер и Маргарита». Я знаю, у вас в России – особое отношение к этому произведению. Мы тоже очень любим Булгакова и много раз пытались поставить этот сложнейший роман. Теперь главное – уговорить Ряшенцева, потому что без хорошей основы за такой сложный спектакль даже браться не стоит.

– Когда наступает грибной сезон, у нас говорят: «Пошли грибы». Можно ли сказать, что в России сейчас «пошли мюзиклы»?

– Я не могу сказать, я не очень знаю, сколько у вас теперь ставится мюзиклов, но понимаю так: как и в Польше, у вас много музыкальных спектаклей, но это не совсем мюзикл. Мюзикл – это отдельное произведение, где все должно быть очень профессионально и сделано на высоком уровне, иначе зритель не пойдет, а предприятие это всегда коммерческое, и оно не может себе позволить быть провальным…

– Ваш мюзикл «Метро» явился такой точкой профессионального отсчета…

– Когда я в 1991 году начинал делать мюзикл в Польше, мне все говорили: «Это не наша традиция, это не наша культура…», но ведь люди сами закладывают традиции, и в итоге вот уже двадцать лет у нас полный аншлаг: со всех концов Польши едут, чтобы посмотреть мюзикл, уже полтора миллиона людей пришло. У вас мы его сделали в 1999 году, и я до сих пор считаю это московское «Метро» – лучшим. То есть у вас стоит этим заниматься.

– В чем все же отличие мюзикла от оперетты?

– Раньше музыку писали по-другому. Да, в оперетте тоже есть диалоги, танцы и песни, но все такое… несовременное. Эндрю Ллойда Уэббера как-то спросили, в чем отличие, и он сказал, что не знает. У него было классическое музыкальное образование, но мюзиклы он писал отменные. Мюзикл – это такой синтез всего, он дает возможность артисту показать все, что он умеет, ведь есть артисты, могущие и петь, и танцевать и превосходно играть, а сделать все это одновременно можно только в мюзикле.

– Какими качествами, по-вашему, должен обладать артист мюзикла?

– Драматический актер может прийти на спектакль и сыграть иногда с ленцой, иногда с похмелья. А в мюзикле все сразу вылезает, все видно: чисто или не очень поет, ногу занес на сто восемьдесят градусов или нет, закрутил пируэт или не докрутил. Поэтому актер этого жанра должен быть абсолютно, стопроцентно профессиональным, он каждую минуту должен быть лучше всех в вокале, в танце, в игре. А самое главное, мюзикл дает шанс одаренному артисту полностью проявить себя. Ну, представьте себе танцующего оперного артиста. Ведь это невозможно? Танцор танцует, певец поет, а здесь ты можешь все свои таланты применить.

– Вы ставили в нескольких странах, где вам интереснее всего работалось? И где еще хотелось бы?

– В России. В Америке – невозможно работать, как и в Германии, там – социализм, там всем руководят профсоюзы, они постоянно следят и вмешиваются в творческий процесс. Еще сложно, когда театр государственный. Там в основном работа не зависит от успеха: все спокойны, не надо биться за результат. А актер, как любой творец, должен быть слегка голодным и работать на победу. В России еще пока можно работать: здесь никто не смотрит на часы, и можно увлечь людей…

– Искусство не может твориться по часам, тогда это будет просто служба от и до…

– Конечно, мне интересен только такой театр, в котором люди работают чуть больше, чем достаточно.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter