Posted 19 апреля, 10:05

Published 19 апреля, 10:05

Modified 19 апреля, 10:07

Updated 19 апреля, 10:07

Собачья жизнь: отношение к бездомным животным проявило симптомы деградации общества

Собачья жизнь: отношение к бездомным животным проявило симптомы деградации общества

19 апреля 2023, 10:05
Дмитрий Михайличенко
Фото: 1MI
По мере ухудшения экономической ситуации в атомизированном российском социуме с ограниченном потенциалом эмпатии вопросы защиты животных будут беспокоить все меньше людей.

Не так давно «Новые Известия» опубликовали материал об угрозе, которая нависла над бездомными животными в России: в Госдуме готовится законопроект, по которому регионам дается право самим решать судьбу бродячих собак и кошек. А это неизбежно приведет к легализации их отстрела или эвтаназии, а следовательно - к массовой гибели. Масла в огонь добавил недавний резонансный и трагичный случай гибели ребенка, которого загрызла стая беспризорных собак в Оренбурге, который показывает и вектор реагирования региональных властей на такие проблемы.

Таких случаев, к сожалению, немало в разных частях страны: жалобы есть в большинстве регионов, а иногда, к сожалению, случаются и трагедии. Мэр города Оренбурга на стихийном сходе прямо предложил отлавливать таких собак, держать их несколько недель и, если их никто не забрал, – умертвлять.

Настрадавшееся от таких животных жители российской периферии в своем большинстве поддерживают жесткие действия, вплоть до отстрела животных.

Политический аналитик и доктор философии Дмитрий Михайличенко справедливо считает, что проблема тут в печальном состоянии российского общества:

«Им не до гуманизма: в рамках пирамиды потребностей А. Маслоу они думают о безопасности и выживании себя и своих детей.

В Москве принципиально иная ситуация: бездомных собак намного меньше, а власти могут организовывать питомники и взаимодействовать с зооактивистами, а не отмахиваться от них.

Ну а на региональной периферии предлагается простое и дешевое решение – отлавливать и убивать собак. Самое печальное, что нельзя сказать, что тот же мэр Оренбурга проводит антинародную политику: совсем наоборот, озвучиваемые им высказывания поддерживаются большинством, а гуманизм откладывается в сторону. В итоге: страдают и люди, и собаки. Возвращение на уровне социальных представлений и практик к реалиям 1990-х гг. идет стремительно.

Такова цена за отсутствие эффективного, неполитического/гражданского контроля за деятельностью обычных муниципальных чиновников. Расходы на содержание бездомных собак по всей стране в последние годы были достаточно значительны (хотя и не покрывали половины требуемых сумм для муниципалитетов). Но кто из зооактивистов может проконтролировать как эти средства расходуются. Или все верят, что средства доходят по назначению…

Еще пример: объявленные тендеры на отстрел бродячих животных в регионах в последние годы часто оказывались не проведенными, так как такая непривлекательная и сомнительная с моральной точки зрения работа вызывала соответствующую реакцию у потенциальных подрядчиков. Однако еще 1-2 года такой динамики и за эту работу люди на периферии возьмутся, причем охотно: выживать-то нужно.

Учитывая уровень коррупции, средств на нормальное содержание животных в неволе более-менее хватает только в залитой деньгами Москве. Да и то со значительными оговорками. В остальных локациях вероятно жесткое упрощение во имя безопасности.

По мере ухудшения экономической ситуации в атомизированном социуме с ограниченном потенциалом эмпатии вопросы защиты животных будут беспокоить все меньше людей: в основном образованных граждан с доходами выше среднего и молодежь. Для подавляющего большинства же будет режим выживания и демагогически оформленных и жестких решений, эффективность которых практически всегда лишь кажущаяся и временная.

Потенциал для этики ненасилия в этих условиях еще больше сокращается. Очень скоро, на уровне массовых представлений, социум может решить, что этика ненасилия или гуманизм – это позиция слабаков и недоумков. Это может иметь очень серьезные последствие, касающиеся всего спектра социальных отношений и формирования убеждений у подрастающего поколения».