Рус
Eng
Глеб Павловский: «Решения принимают люди на местах - вопреки виртуальной вертикали»
Аналитика

Глеб Павловский: «Решения принимают люди на местах - вопреки виртуальной вертикали»

3 апреля 2020, 20:15
После решения президента Путина переложить на регионы ответственность за принятие карантинных мер, многие наблюдатели за политическими трендами начали говорить о ренессансе российского федерализма. Однако нашлось место и для сарказма, поскольку сразу же состоялся (или начался) парад губернаторских отставок.

По просьбе «НИ» политолог Глеб Павловский оценил текущую ситуацию.

— С чем связаны отставки губернаторов?

— Увольнения губернаторов имеют разные причины. Мне трудно представить, что они насколько трусливы и испугались встречи с необходимостью брать на себя ответственность в борьбе с эпидемией. Полагаю, что у каждого из подавших в отставку были свои причины. Я не анализировал отдельные случаи. Очевидно, что Коми со времён ареста Гайзера остаётся совершенно разрушенным регионом с уничтоженной правящей команды власти. Система замены не возникла, и это более или менее понятная капитуляция.

Что касается Архангельска, я думаю, что какую-то роль сыграл крах попыток победить Шиес. Какую-то, потому что в нашей ситуации довольно трудно – общественное мнение не играет необходимой роли в таких вещах. Но хотелось бы думать так.

С другой стороны, это ещё не симптом. Все важные вещи происходят не там, где увольняют, а там, где земли берут на себя ответственность – регионы, города, отдельные люди, корпорации – берут ответственность по борьбе с эпидемией. И это, конечно, очень позитивный знак. Только не надо думать, что вирус пришёл для того, чтобы исполнять наши мечты. Это не так.

Что происходит: проступает, проявляется скрытая декорациями система решений в стране. Они и раньше принимались примерно там же и теми же, но почему-то все смотрели на Москву, на Кремль, на Путина. Когда возникла реальная трудность, реальная ситуация беды, мы смотрим на тех, кто может помочь. Зачем нам смотреть на московские памятники, тем более, что их иногда пилят и сносят?

Реальных изменений пока во власти нет, есть просто наглядный процесс принятия необходимых решений. Мы так от этого отвыкли, что оглядываемся вокруг и спрашиваем, а где же он? Где же герой на белом танке? А герой не нужен!

— Можно ли говорить о том, что рассыпается вертикаль? Появится ли после окончания эпидемии у региональных руководителей свой собственный политический вес?

— Во-первых, вертикаль не может рассыпаться, потому что символические объекты не рассыпаются, они не существуют в материальном мире. Вертикали не было. Это – пропагандистский мем, мы помним, когда он возник, по какому поводу. Мем, который, к сожалению, застрял в нашей политической лексике усилиями Кремля. Но, вообще-то говоря, Россия – страна многих земель и городов. В ней никогда не было вертикали. Вертикаль – это некая икона, на неё можно молиться. Желающие могут продолжать на неё молиться и дальше, а решения принимаются там, где они должны приниматься – в правительстве, в мэрии, в системе здравоохранения, потому что нам нужны решения и нам нужно уцелеть, а не восторжествовать со своими старыми предрассудками. Россия – страна региональная и полезных реальных федеральных решений сейчас может быть не так много. Попытка принять единое решение для такой колоссальной страны приведёт к тому, что эпидемия приобретёт космические масштабы.

— Губернаторам сейчас делегированы большие права, но слов о том, что это будет подкреплено материальной поддержкой не прозвучало.

— Я думаю, что это будет происходить не публичным образом, потому что нет сцены публичной политики и, конечно, губернаторы будут добиваться ресурсов. В случае, если они не получат необходимых ресурсов от правительства, они не утаят это в секрете. Возможно, они не станут об этом громко заявлять, но это станет известно населению и ничего хорошего для Москвы не будет. Я думаю, что эта проблема – скорее препятствие, то, что не было сформировано нормальных управленческих вертикальных структур за 30 лет существования Российской Федерации. И это – серьёзная проблема, но она не может быть решена теперь в пожарном порядке. Поэтому все решения будут так или иначе экстраординарными. Будут возникать применительно к случаю разные схемы управления, как это было с центром в Коммунарке. И эти решения будут кому-то принадлежать, кто-то будет их принимать.

Я думаю, что задача федеральной власти сейчас не мешать и быстро реагировать на запросы с мест.

— Складывается ощущение, что центральная власть перекладывает всю ответственность на региональные власти, чтобы избежать соотнесение себя с любым негативом.

- Я не понимаю, что такое "ощущение" в таких ситуациях! Это ведь реальная проблема – как может кто-то не брать ответственность, если на его территории, в его городе люди заболевают и умирают от коронавируса?! Им придётся брать ответственность, они никуда от этого не денутся! Ну а тот, кто сбежит – тот сбежит. Я думаю, что всегда в таких случаях выступают центры принятия решений, которые раньше были просто не видны. Если наша система существует, она существует не потому, что работает центральное телевидение, а потому что есть люди, которые вопреки всей пропаганде, всему пустозвонству трудятся, объединяются в сообщества, обмениваются компетентными решениями, знаниями. Это глубоко нормальный процесс. Мы всё время требуем, чтобы нам показали телевизионную картинку какого-нибудь двухтысячного года. Но зачем это?

— Последуют ли ещё губернаторские отставки?

— Хорошо бы, воспользовавшись случаем провести чистку губернаторского корпуса от разного рода никчемностей, лизоблюдов, прихлебателей и дворцовых слуг. Но я не думаю, что сейчас время разворачивать такую повальную смену состава, и вряд ли кто-то будет это делать. Сейчас даже слабые управленцы нужны и должны ощущать себя мобилизованными. Иногда это приводит к неожиданным результатам.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter