Рус
Eng

"Спасти из горящей комнаты". Доктор Мясников оценил состояние Марии Лазаревой

"Спасти из горящей комнаты". Доктор Мясников оценил состояние Марии Лазаревой
"Спасти из горящей комнаты". Доктор Мясников оценил состояние Марии Лазаревой
3 июля 2019, 10:31В мире
Известный российский врач Александр Мясников вернулся из Кувейта, где обследовал недавно вышедшую из местной тюрьмы россиянку Марию Лазареву. О своих выводах доктор рассказал в эксклюзивном интервью "НИ".

- Александр Леонидович, как вы оказались в Кувейте? И почему именно вас попросили о консультациях?

- Дело случая. Нашлись общие с Марией знакомые, которые несколько месяцев назад попросили ... нет, не лечить, не диагнозы ставить, ну просто поговорить по телефону с женщиной, которая без всякой вины сидит в кувейтской тюрьме и которой назначили 10 лет каторги. Потом нашли "окно" для связи. Помнится, что я был на даче в весьма благостном расположении духа, - собачки рядом, природа, чистый воздух... А через полчаса разговора словно током ударило! Как говорится, вписался в тему на личном уровне.

- Вообще-то врачи с 40-летней практикой не склонны к сантиментам...

- А это не сиюминутная эмоция была. Я слышал в трубку, что за спиной Марии кто-то постоянно кричит, ругается, орет в высшей стадии истерии. Понял, что это - звонок из ада. И что, кроме как со мной, Лазаревой и поговорить не с кем. Поддержать некому. И если в таких условиях она просит совета и участия, то отказать невозможно.

Мария Лазарева до заключения в тюрьму Кувейта

- Поясните, в чем составляющие этого "ада"?

- Ад - это когда абсолютно невиновного человека бросают в тюрьму. При этом сам человек не соглашается ни с одним пунктом обвинений (в этом смысле настоящим преступникам психологически проще - они-то знают, за что сидят).

Ад - это когда из более чем шести тысяч заключенных кувейтской тюрьмы ты - единственная европейская женщина, оказавшаяся в 18-метровой камере с семью уголовницами из "третьих" стран. При этом никто из соседок не говорит ни по-русски, ни по-английски (как и многие надзиратели), а ты не знаешь арабского или хинди.

Наконец, ад Марии Лазаревой (к слову, матери-одиночки) - это разлука с 4-летним сыном. Желанным, поздним, самым любимом существом на свете.

Я уже не говорю про ад постоянного ожидания очередных судов и ад регулярного унижения подсудимой. Это когда судья ни разу не вызывал свидетелей защиты, не давал знакомиться с материалами дела, попутно отпуская угрозы и шуточки про "эту русскую". Ну а когда "этой русской" было совсем плохо, то ей давали непонятные таблетки без названий и упаковок. От которых становилось еще хуже.

- И каково же было состояние Марии Лазаревой в конце ее 15-месячного заключения?

- Как врач раскрывать диагнозы не имею права. Но перед арестом Мария весила 75 килограммов при росте метр семьдесят и была совершенно здоровой и красивой 45-летней женщиной. Сегодня она набрала лишние 40 килограммов, боится смотреть на себя в зеркало и испытывают одышку даже от ходьбы по комнате. "Спасибо" кувейтскому правосудию за такой результат...

- А что помогло Марии Лазаревой выжить?

- Она очень сильный и волевой человек. То есть не из тех, кто будет просить прощения у своих мучителей, подписывать самооговоры или устраивать публичные истерики. Но обратная сторона силы - это саморазрушение организма, который аккумулирует и не дает выхода негативным эмоциям. Когда я работал в Анголе во время войны, то видел, как такие же сильные люди срывались в каком-нибудь невероятном, фатальном поступке. Подробности уж позвольте опустить. Но поверьте, что это очень опасно.

- Но ведь сейчас Мария - под домашним арестом. Как она сама говорила в интервью "Новым Известиям", в первый день после выхода из тюрьмы испытывала радостную эйфорию...

- Сегодня никакой эйфории нет и в помине. Радость встречи с родителями и сыном, который не отходит от мамы ни на метр (ребенок явно боится снова потерять ее!), сменилась депрессией и тревогой.

Ведь что произошло 23 июня? Судья вместо того, чтобы извиниться за незаконный приговор и многомесячное заключение, вместо того, чтобы закрыть дело и назначить компенсации за потери, словно издеваясь, назначил следующее слушание на 15 сентября.

Таким образом, пытка неизвестностью с перспективой снова оказаться в тюрьме (теперь уже на 10 лет) пролонгирована еще на три месяца.Поэтому говорить о каком-то эффективном лечении "тюремного синдрома" не приходится.

- То есть ситуация, когда врачи бессильны?

- Именно так! Это - ситуация горящей комнаты, в которой пожарные нашли умирающего. Чтобы оказать первую помощь, его надо вытащить из огня и дыма. Для Марии Лазаревой Кувейт стал горящей комнатой.

Скажу больше: как ни парадоксально звучит, но в тюрьме она чувствовала себя лучше, чем дома. Там работал фактор мобилизации организма. А дома - расслабилась. У человека как бы полностью иссякают или испаряются жизненные силы. Пропадает вера в себя и будущее. И это очень опасно.

Хотя должен сказать, что мы прикладываем все усилия, чтобы облегчить ситуацию.

- Какой, на ваш взгляд, "неврачебный" вывод из ваших впечатлений?

- Собственно, вывод только один: всем защитникам Марии Лазаревой - в России, в США, в Англии - не стоит расслабляться и ждать какой-то милости от Кувейта. Вслед за освобождением из тюрьмы надо требовать и права на выезд из страны, и полного закрытия уголовных дел против россиянки. А вот с остальными проблемами, думаю, врачи разберутся. Повторюсь:главное сегодня - выехать из Кувейта, обеспечить эффективное реабилитационное лечение в стране, где пациентка будет чувствовать себя в безопасности и где не будет напоминаний о перенесенных страданиях.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter