Рус
Eng

Архивы МИ-5: "красная Мата Хари" может быть причастна к убийству Максима Горького

Архивы МИ-5: "красная Мата Хари"  может быть причастна к убийству Максима Горького
Архивы МИ-5: "красная Мата Хари" может быть причастна к убийству Максима Горького
22 июня, 15:14ОбществоФото: Геннадий Чародеев / нетнет
Власти Великобритании сняли гриф секретности с шифровок агентов МИ-5, работавших в 1930-х годах в Москве, в том числе и о жизни и деятельности баронессы Марии Будберг, личного секретаря и любимой женщины Максима Горького. Ее сегодня подозревают в связях с разведками трех стран и убийстве великого писателя.

Сергей Крон

Британская разведка, оказывается, долгое время следила за Будберг, урожденной Закревской, буквально следовала за ней по пятам - в Лондоне, Берлине и Москве. В своих донесениях агентура называла Будберг «шпионкой, лесбиянкой, выпивохой» и «очень опасной женщиной». В Лондоне газеты прозвали ее «красной Матой Хари».

Под «колпаком» у МИ-5 Мария Игнатьевна Будберг находилась с 1927 года, когда официально переехала вместе с детьми из Советского Союза в Туманный Альбион. Пользуясь своими связями в Москве, она приезжала в гости к Максиму Горькому, когда ей вздумается. Могла завалиться в особняк на Никитских воротах даже глубокой ночью. И, как результат – влюбила в себя писателя.

«Крышевал» сам Сталин

Пробивной характер Будберг поражал и русских, и англичан, и немцев. Ходили слухи, что она пользуется поддержкой многих влиятельных лиц в СССР, в том числе - руководителя ОГПУ Генриха Ягоды и даже самого Иосифа Сталина.

Горький в одном из писем вождю называл Марию «моим информатором». Она состояла в переписке со многими известными в Европе политиками, деятелями культуры. «Железную женщину», как ее назвала писательница Нина Берберова, вполне могли использовать для получения информации о настроениях в среде зарубежной интеллигенции. Горький все время советовал Сталину: чтобы обеспечить авторитет советского государства, нужно непременно сближаться с интеллигенцией Англии и Франции. «Иначе дело не пойдет», - считал писатель.

«О связях Марии Будберг с ЧК разговоры ходили всегда, - рассказал «НИ» известный горьковед Владимир Барахов. - Но я наводил справки в архивах Лубянки. Там нет свидетельств того, что эта женщина работала на ОГПУ. Правда, возможно, в спецслужбах просто-напросто решили «агента Муру» засекретить навечно.

Один из сотрудников МИ-5, составивший подробный отчет о личности Будберг, утверждал, что эта женщина не только служила секретарем у Горького, но и «была его гражданской женой». Информатор был поражен тем обстоятельством, что красавица Будберг «могла выпить много спиртного, особенно джина, и при этом не теряла рассудка». Секретный агент прямо заявлял: «Эта женщина может предать или подставить. С ней трудно иметь дело».

Но иностранные разведки интересовались не столько самой Будберг, сколько теми мужчинами, что были рядом с ней - Горький, Локкарт, Фрейд, Рильке, Уэллс, Чуковский, Ницше, Петерс, Ягода, Сталин.

Судя по всему, британские и немецкие спецслужбы берегли ценного информатора, поэтому игнорировали любые «пасквили» в адрес Будберг. И однажды, видимо, «за особые заслуги»» руководители МИ-5 «пробили» Марии Игнатьевне «вечную прописку» в Лондоне. Там до конца жизни она и прожила с двумя своими детьми.

Сама баронесса, кстати, ни разу не подтвердила и не опровергла подозрения о своих связях с советской, британской или немецкой разведками.

Сотрудники музея А.М. Горького рассказали, что вокруг имени Марии Будберг до сих пор ходит много сплетен, слухов и легенд. К личности «красной Мата Хари» и сегодня относятся предвзято. Вот только один пример.

Горький вместе с театральным режиссером Мейерхольдом, архитектором Иофаном и другими деятелями подписал письмо в адрес власти с просьбой уничтожить храм Христа Спасителя, построенный в честь победы русского народа над Наполеоном в 1812 году. 5 декабря 1931 года в 12 часов дня главный православный храм России был взорван. Плиты с именами героев Отечественной войны были раздроблены и крошками от них посыпали дорожки в московских парках… Ходили упорные слухи, что подписать письмо Горького и Мейерхольда подговорила именно Будберг.

Кем же была на самом деле – Мария Игнатьевна Закревская-Будберг?

Любила чекистов, писателей и просто мужчин

Девочка Маша появилась на свет в 1892 году в Полтаве в знатной и состоятельной семье. Отцом ее был сенатский чиновник Игнатий Платонович Закревский. В 1911 году Муру (так звали её близкие) отправили в Лондон, где служил надворным советником в русском посольстве ее сводный брат. Вскоре девушка вступила в брак с секретарем русского посольства Иваном Бенкендорфом. Позднее его перевели в Германию, жена уехала с ним в Берлин.

Началась Первая мировая война, и супруги вынуждены были возвратиться в Россию. Они поселились в родовом поместье Бенкендорфов под Ревелем. В 1917 году супруг Марии был убит взбунтовавшимися крестьянами. Мура осталась вдовой с двумя детьми – сыном Павлом и дочерью Татьяной.

Очень скоро она вновь вышла замуж за барона Будберга. Однако фактически брак продолжался всего несколько дней: новоиспеченный супруг оказался мотом и бабником. Тем не менее, Марии Игнатьевне так понравился титул баронессы, что она носила фамилию Будберг до конца жизни.

После неудачного замужества Мария направилась в Петроград, где устроилась медсестрой в офицерский госпиталь. Через какое-то время она, прекрасно знавшая английский и немецкий, свела знакомство с британским послом в России Робертом Локкартом. Вскоре они стали любовниками.

Не очень, казалось бы, сентиментальный, как и все шпионы, Локкарт в последствии в «Мемуарах британского агента» так описывал свои чувства: «Что-то вошло в мою жизнь, что было сильней, чем сама жизнь. Мария! С той минуты она уже не покидала меня, пока не разлучила нас военная сила большевиков».

Будберг и Локкарт переехали в Москву. Но в сентябре 1918 года дипломат был арестован по обвинению в «заговоре послов», пытавшихся свергнуть советскую власть.

Из документов следсия следует, что в ночь на 1 сентября 1918 года отряд чекистов под руководством коменданта Кремля Малькова проводил в квартире Локкарта обыск. Вот что они увидели там: «Вазы с фруктами и цветами, вино и бисквитный торт в гостиной. Красивая женщина, сожительница Локкарта, некая Мура в спальне дипломата».

Будберг арестовали, и она оказалась в подвалах Лубянки. Однако, выйдя на свободу, Локкарт, пошел выручать возлюбленную. Сначала он обратился в Комиссариат по иностранным делам с просьбой о ее освобождении, потом прямо к грозному зам. председателя ВЧК Якову Петерсу. Муру чекисты почти сразу же отпустили.

У историков есть свои версии на этот счёт. Во-первых, Будберг в ОГПУ могли завербовать. Кроме того, известно, что она стала любовницей тогдашнего руководителя ВЧК Петерса.

Для Локкарта все закончилось тоже относительно благополучно, но ему пришлось уехать из России. Будберг же вернулась в Петроград. С работой ей помог писатель Корней Чуковский, устроивший Марию Игнатьевну в издательство «Всемирная литература». Несколько позднее Чуковский познакомил её с Горьким.

Рукописи не горят?

«Великий пролетарский писатель» пригласил Муру на должность секретаря, и та приняла это предложение. Деловые отношения быстро переросли в любовные. Горький даже хотел официально жениться на красавице баронессе, но получил отказ. Хотя она жила с ним, распоряжалась по хозяйству, заправляла всеми делами.

До этого Мария не раз сопровождала своего «шефа» в заграничных поездках. Алексей Максимович был влюблен, как мальчишка. В это время Муре было 30 с небольшим лет, а выглядела она на 18 - без единой морщинки на лице, с тонкой талией и озорными смешинками в глазах.

Этой женщине писатель посвятил одно из основных своих произведений — «Жизнь Клима Самгина».

Можно предположить, что чекисты обращались за помощью к Марии Игнатевне, чтобы вернуть Горького в СССР. Сталин очень боялся, что писатель станет его критиковать из-за бугра. По совету Муры, Горький согласился вернуться. Весь свой архив он зачем-то оставил ей.

По воспоминаниям внучки Горького Марфы Максимовны, Сталин однажды на даче в Горках презентовал Будберг огромный букет цветов. Не исключено, что это могла быть благодарность от руководителя государства за передачу ему секретного «итальянского архива» Горького. Вокруг этого события ходило много слухов. Мария, по версии Берберовой, в чемодане, который ей еще в Соренто вручил писатель, будто бы хранила переписку Горького с антисталинистами за рубежом.

Сталина особо интересовали подробности общения Горького с Бухариным, Рыковым и другими советскими деятелями, которые, вырвавшись из СССР в командировку, засыпали литератора письмами о злодеяниях «самого мудрого и великого». До сих пор историки ищут этот загадочный чемодан.

Впоследствии в Москве злые языки поговаривали о том, что именно баронесса Будберг отравила Горького по заданию Сталина. Действительно, Мария в последний раз приезжала в Москву буквально накануне смерти писателя. Некоторые историки утверждали, что именно она оставалась в спальне Горького в последние сорок минут его жизни. Оставалась одна! Она не пустила в комнату умирающего даже приехавшего попрощаться Сталина. Как только Будберг ушла, Горький умер. А она куда-то уехала с руководителями ЧК. Это видели многие помощники по дому.

Дальнейшие годы для Марии Игнатьевны прошли спокойно. После смерти Горького она поселилась в Лондоне, и между ней и писателем-фантастом Гербертом Уэллсом вспыхнул бурный роман. Уэллс скончался в 1946 году. Ему было 79 лет, Будберг – 54, когда Уэллс умер. По завещанию Мария получила часть огромного наследства писателя и права на все его произведения. Будберг продолжала вести светскую жизнь, имела широкий круг знакомств по всей Европе. В России она уже больше не появлялась. Говорят, так распорядился Брежнев.

В 1974 году баронесса перебралась в Италию, где проживал ее сын. Два месяца спустя Закревская-Будберг скончалась в Риме. Тело перевезли в Лондон, где прошла значительная часть ее жизни. На отпевании в православной церкви присутствовали французский посол, представители английской разведки и русской эмиграции.

Предчувствуя смерть, Мария Игнатьевна сожгла рукописи и весь личный архив, которые она держала почему-то в автомобильном трейлере, стоявшем около дома. Может быть, боялась мести чекистов? Все тайны ушли вместе с ней...

Сюжеты:
Былое
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter