Рус
Eng
Приговор от матрицы. Профессор права написал программу для судей

Приговор от матрицы. Профессор права написал программу для судей

6 февраля 2018, 18:32ОбществоДенис Нижегородцев
Исключить субъективизм в приговорах должна не имеющая аналогов «Матрица назначения наказания и алгоритмы его индивидуализации». Её автор, доктор юридических наук, профессор Ханлар Аликперов рассказал «Новым Известиям», что эта система выдаст оптимальный срок наказания

Денис Нижегородцев

— Если получится довести ее до «ума», наступит конец судебному произволу, неоправданно суровым и необоснованно мягким приговорам по уголовным делам, — рассказал он «Новым Извстиям». — Наказание будет назначаться на основе системы позитивных и негативных баллов, в зависимости от обстоятельств совершенного преступления. Сложив их вместе, система выдаст оптимальные сроки наказания, соответствующие тому или иному деянию.

Без человеческих страстей, пороков и предвзятости

Для реализации доктрины на практике правовед уже разработал электронную систему определения оптимальной меры наказания (ЭСООН). Эта программа с трудновыговариваемым названием, по его словам, уже сегодня позволяет угадывать наказание за совершение конкретного преступления с вероятностью в 65-68%.

— Цифры не завышены, так как ЭСООН уже была протестирована мною в режиме ручного апробирования на более чем 100 приговорах, вступивших в законную силу. Эти приговоры касались разных категорий уголовных дел и разных групп,(?) осужденных: несовершеннолетние, женщины, должностные лица, ранее судимые, члены преступных группировок и т.д. — пояснил он.

При этом, изучив большой массив вступивших в силу обвинительных приговоров, профессор определил, что судьи часто завышают на 15-30%, а порой и больше, верхнюю планку возможного наказания.

Причиной такого «правосудия» Аликперов видит, в частности, неоправданно широкий простор для судейского усмотрения при постановлении приговора (по принципу: «Мне так кажется»).

— К примеру, многие судьи сознательно подгоняют размер наказания к верхней границе от максимально возможного, стремясь учесть позицию гособвинителя из опасений, что в противном случае он обжалует приговор, а это считается негативным показателем при оценке работы судьи, — поясняет Аликперов.

Нельзя сбрасывать со счетов и человеческий фактор. К примеру, плохое настроение судьи (с утра поругался с женой), озлобленность на подсудимого из-за вызывающего поведения последнего на заседании, женская солидарность (судья разведена или муж — деспот), синдром угнетающей памяти (кто-то из близких судьи стал жертвами в похожей ситуации) и т.д.

— ЭСООН максимально минимизирует подобные издержки. Ей чужды человеческие страсти, пороки, предвзятость и корысть… — поясняет правовед.

Также он верит, что благодаря внедрению ЭСООН пенитенциарной системе удастся сэкономить государственные деньги.

— Если учесть, что содержание одного осужденного в местах лишения свободы в течение года обходится, в среднем, более чем в 4 тыс. долларов и принять во внимание, что ежегодно более 30% осужденных приговариваются российскими судами к лишению свободы, экономический эффект очевиден, — полагает он.

Предполагается и резкое сокращение объема работы вышестоящих судов, вынужденных пересматривать десятки тысяч уголовных дел из-за жалоб сторон на мягкость или суровость приговора нижестоящего суда.

ЭСООН на практике

В основу работу ЭСООН после долгих поисков легла так называемая прогрессивная шкала, базирующаяся на принципе золотой пропорции и известных биржевым трейдерам числах Фибоначчи.

На практике судье достаточно будет сесть за компьютер и методом «лайков» ответить на 10-12 вопросов программы, рассказывает профессор. Уже через 5-10 секунд после этого на основе заранее заложенных в программу исходных параметров дела ЭСООН укажет оптимальную меру наказания. Причем, с учетом не только всех обстоятельств совершенного деяния, его тяжести и наступивших последствий, но и личности виновного до, во время и после совершения преступления.

Программа учтет позитивные и негативные баллы, установленные для тех или иных обстоятельств совершения преступления и поведения виновного, после чего определит верхнюю и нижнюю границы, в пределах которых суд и сможет назначать наказание, учитывая и другие положения Общей части Уголовного кодекса. Как видно, программа не исключает разумные пределы судейского усмотрения при постановлении приговора.

На мониторе итоги введенных судом данных в программу ЭСООН будут выглядеть примерно так:

«На основе параметров, введенных Вами в программу, оптимальным наказанием за совершенное преступление является:

Четыре года, семь месяцев и 18 дней лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».

А если судья при вводе исходных данных допустит явную ошибку, программа напишет, к примеру: «Ошибка! Вы некорректно ответили на 5 и 6 вводные вопросы».

Самый гуманный суд в мире

Одна из «фишек» предлагаемой системы назначения наказания в том, что она может «существенно снизить репрессивность уголовного процесса», минимизировать как неоправданно суровые, так и необоснованно мягкие приговоры, упорядочить объем судейского усмотрения.

В программу заложен принцип индивидуализации наказания. Что в целом ряде случаев будет подразумевать милосердие и снисхождение к виновным, но в разумных пределах, конечно.

К примеру, в проект «Специальной части УК РФ» Аликперов хочет включить статью об Акте судебного снисхождения, под которым подразумевается «сострадание, проявленное судом при назначении наказания виновному, совершившему неосторожное преступление, которое повлекло для него трагические последствия».

— К примеру, когда в тюрьму садится мать, потерявшая сына в результате цепочки случайных драматических обстоятельств (выезжая с дачи, наехала на сына, который спрятался за машиной), — рассказывает Ханлар Аликперов. — В подобных случаях наказание в виде лишения свободы — дань правовой инерции. Ведь такая женщина настолько жестоко наказала себя сама, что даже самое суровое судебное наказание не причинит ей столько страданий...

По мысли правоведа, акты судебного снисхождения подобны акту о помиловании главы государства. А отличие в том, что в предложенном проекте суд наделяется правом частичного помилования при рассмотрении конкретного уголовного дела, чего сейчас в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России нет.

Универсальность

Также Аликперов настаивает на том, что новая матричная модель назначения наказания универсальна. В криминологии есть понятие индексных преступлений (убийство, изнасилование, кража, хулиганство и т.д.), за которые уголовная ответственность предусмотрена во всех странах независимо от национальных особенностей. А то, что новая система позволяет работать не с конкретными цифрами (например, два года лишения свободы), а с их дробной частью (например, одна треть от максимального размера наказания), позволяет внедрить систему как в России, так и в странах СНГ и любых государствах с романо-германской системой права (Германия, Франция, Италия, Испания и т.д.).

Профессор полагает, что его программа не является научной фантастикой и может быть быстро адаптирована к упомянутым существующим правовым системам даже без радикальной их корректировки.

В нашей стране для внедрения новой системы предполагается дополнить УК Специальной частью (сейчас он состоит из Общей и Особенной частей), где будут регулироваться все вопросы назначения наказания по всем категориям преступлений на основе позитивных и негативных баллов.

Не целесообразным профессор считает распространять Матрицу только на лиц, признанных виновными в совершении особо тяжких преступлений, за которые статьями Особенной части УК предусмотрено пожизненное заключение (терроризм, угон воздушного судна, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах и т.д.) и преступлений против половой неприкосновенности беспомощных, несовершеннолетних и престарелых.

— Ведь уголовный закон должен базироваться на принципе нравственности, — уверен Аликперов. — Поэтому назначение наказания лицам, признанным виновными в совершении перечисленных выше преступлений, на мой взгляд, надо осуществлять на общих основаниях.

Презентация новой доктрины в окончательном виде планируется на конец 2018 — начало 2019 года.

Реакция

Известный советский и российский криминолог Яков Гилинский полагает, что в целом разработки профессора Аликперова «соответствуют общему тренду цифроизации различных составляющих нашей жизни».

— Матрица назначения наказания и алгоритмы его индивидуализации могут оказаться вполне полезной вещью и внедряться в правоприменительную деятельность, — рассказал он «Новым Известиям». — И что, особенно важно — по задумке коллеги, система сможет «существенно снизить репрессивность уголовного процесса».

Однако, по словам Гилинского, хотя бы на первых порах «приговор» матрицы должен носить лишь рекомендательный характер. Суд должен будет либо полностью согласиться с таким приговором, либо оговорить и обосновать несогласие с ним и вынести собственное решение. Иначе в самом начале пути система столкнётся с большим количеством спорных решений.

— И не случайно Ханлар Аликперов предусматривает «Акт судебного снисхождения», понимая неповторимую индивидуальность каждого конкретного случая… В любом случае разработанная им система заслуживает апробации и экспериментального внедрения, — заключает Гилинский.

В свою очередь криминалист, доктор юридических наук Лев Бертовский отмечает, что без коренной модификации судопроизводства, без внедрения информационных технологий, стандартизации процессуальных документов и использование алгоритмов в процессе доказывания, гармоничного развития судебной сферы не будет.

— Поэтому я очень положительно отношусь к попыткам уважаемого профессора каким-либо образом модернизировать уголовный процесс. Однако, что касается сужения рамок судейских полномочий, не могу согласиться с коллегой. Ведь, по сути, предлагается определение наказания человеку поручить машине, — рассказал он «Новым Известиям».

По словам Бертовского, работавшего и в прокуратуре РФ и федеральным судьей, в его собственной практике было много случаев, когда формально человек должен был понести суровое наказание, но ситуация, которая оценивалась правовприменителем-человеком, была такова, что виновный вовсе освобождался от наказания или получал наказание ниже низшего возможного предела (например, когда преступник вызывает большую жалость, чем жертва).

— Никогда не соглашусь с тем, что машина сможет понять все мотивы, движимые человеком в момент совершения преступления и никакие баллы не помогут в определении справедливого наказания. При этом подход профессора Аликперова не так уж и нов, попытки возложить обязанность определения и исполнения наказания на машину рассматривался многими учеными, общественными деятелями и писателями, — добавил он.

А желающим доверить судьбу человека машине он рекомендовал почитать фантастический рассказ А.И.Куприна «Механическое правосудие».

КСТАТИ

Пока цифровая "революция" в правосудии приносит одни проблемы. Пример - история, описанная "НИ" в рублике "Личный опыт".

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter