Рус
Eng
Врач-инфекционист: «Те, кто умирает, часто прибывают к нам поздно»

Врач-инфекционист: «Те, кто умирает, часто прибывают к нам поздно»

5 апреля 2020, 15:14Общество
Коронавирус поражает не только легкие, но и другие органы, распространяясь на микроциркулярном уровне на поздней стадии заболевания, однако эти ухудшения можно предупредить при своевременной и углубленной диагностике

О том, чем особенно опасен коронавирус, рассказывает в интервью ТАСС зав.отделением инфекционных заболеваний римской больницы Умберто I профессор Клаудио Мастроянни. «Новые Известия» публикуют самые важные отрывки из этой беседы:

О «странностях» коронавируса

Есть семьи, в которых есть зараженные, но не все члены заразились. Еще одна странность в том, что пока, похоже, женщины меньше подвержены заражению. Потом мы пока не выявили ни одного заражения среди людей с ВИЧ.

Вероятно, что реальное число заразившихся гораздо выше официальных данных. Есть мнение, что на каждый выявленный случай заражения приходится 6-10 невыявленных случаев. И если учитывать этот аспект, то уровень смертности значительно снизился бы. Также непросто установить, наступила смерть от COVID-19 или от других болезней на фоне коронавируса.

О том, как снизить смертность

Помимо тестов, крайне важно проводить томографическое исследование легких, потому что, кроме клинических анализов крови и показателей содержания кислорода в крови, именно снимок легких может помочь понять истинное состояние пациента и серьезность заболевания. В Италии мы видим тот же феномен, что наблюдали в Китае: томография выявляет поражение легких, тогда как мазок глотки может давать отрицательный результат. Мы выявляем вирус в легких при помощи бронхоскопии. В таких случаях требуется более углубленное медицинское исследование и диагностирование.

Эта болезнь двухфазная. На протяжении 7-10 дней симптомы могут быть легкими: небольшое повышение температуры, легкий кашель, и неожиданно наступает ухудшение. Очень важно на первом этапе выявить тех, кого следует госпитализировать и взять под контроль. Потому что мы получаем пациентов уже в тяжелом состоянии, но если бы была возможность наблюдать их с самого начала, очевидно, что мы смогли бы избежать экстренных госпитализаций, когда пациент находится в ситуации достаточно безнадежной. Мы сейчас, имея свободные места, стараемся положить всех, и у них динамика достаточно положительная. Те, кто в итоге умирает, часто прибывают к нам поздно...

В начале (при большом потоке тяжелых пациентов) были сложности, мест в интенсивной терапии не хватало, сейчас (после значительной реогранизации) каждый госпиталь должен предусматривать 10-20% мест под реанимационные процедуры, и к этому нужно готовиться заранее.

О пике эпидемии

Мы уже достигли пологой эпидемиологической параболы, и это позитивные результаты предпринятых ограничительных мер. Но понадобится время, чтобы выйти из эпидемии. Для этого необходимо выявить все случаи, не допускать образования новых локальных вспышек.

О препаратах

Сначала мы использовали препараты против ВИЧ, сейчас мы применяем противомалярийные лекарства, а также лекарства против ревматоидного артрита. Эта терапия показывает неплохие результаты. В терапевтическом плане мы занимаемся исследованиями факторов иммунной системы, которые способствуют развитию заболевания. Это позволяет нам выявить людей в группе риска, у которых заболевание может пойти по тяжелому пути. Мы стремимся выделить биологические маркеры, которые могут указать на уязвимость организма того или иного человека

Одновременно мы занимаемся разработкой серологических исследований крови, которые могут указывать на развитие антител. На нынешнем этапе наших знаний, основанных в том числе на данных Китая о лечении больных плазмой крови вылечившихся, мы можем сказать, что организмы, выработавшие антитела, почти наверняка приобрели иммунитет.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter