Рус
Eng
Докажи, что не украл: за что в Ачинске у депутата горсовета отобрали квартиру

Докажи, что не украл: за что в Ачинске у депутата горсовета отобрали квартиру

10 октября 2019, 18:20ПолитикаЮлия СунцоваPhoto: Фото: zapad24.ru
Депутат Горсовета Ачинска Владимир Никулин с женой за один год купили две квартиры. Прокурор подсчитал, что на зарплату народный избранник позволить себе такие дорогостоящие покупки никак не мог. В итоге суд конфисковал семейную квартиру в пользу государства и выписал 3-миллионный штраф. Адвокаты осмысливают прецедент.

Началось «раскулачивание» депутата Никулина с заполнения декларации о доходах за 2017 год. В отчетном документе он указал, что вместе с супругой за приобретенные квартиры в Ачинске и в Сочи они заплатили 9,8 млн рублей.

Ачинская прокуратура инициировала гражданское дело в мае 2019 года. Главный прокурор года заключил, что потраченная на квартиры сумма больше, чем совокупный доход супругов за последние три года. Последовавший суд постановил обратить в пользу Российской Федерации квартиру жены стоимостью в 5,4 млн рублей и наложить штраф на 3,5 млн рублей.

Главный аргумент обвиняющей стороны: семейство не доказало законность происхождения ЧАСТИ средств, на которые куплена недвижимость.

Защитная линия депутата: всё законно - деньги на квартиры подарил тесть. Суду Никулин даже предоставил заверенный двусторонний договор дарения.

Но внутреннее убеждение судьи бумагу перевесило, и имущество народного избранника всё же было решено обратить в доход российской казны.

Мы не знаем, как достались депутату деньги, которые стали предметом судебного спора, грязны эти доходы или чисты.

Репутацию справедливоросса Владимира Никулина нельзя назвать безупречной. Городские хроники хранят много нелицеприятного о нем: и массовые жалобы переселенцев в «новое аварийное жилье», построенное будто бы Никулиным; и попавшую на видео пьяную драку с однопартийцем в сауне «Царская усадьба».

Как бы то ни было с реноме, до сих пор по принципам российского закона, решающую точку по всем обвинениям в криминале ставит только суд. А прокурор Ачинска, безусловно, обвиняет Никулина в уголовном преступлении – в незаконных доходах, появившихся в результате злоупотребления своим депутатским статусом. По простому говоря – во взяточничестве.

Вменяя человеку, представляющему власть, серьезный криминал, Ачинская городская прокуратура, тем не менее, удовлетворяется гражданским иском и просьбой о лишении мандата. Данные действия надзорного органа выглядят странно.

Еще удивительнее – решение Ачинского городского суда. Обоснования вины и некоторые выдержки из судейского постановления вызывают вопросы в профессиональном сообществе.

«Новые Известия» внимательно прочли выводы судьи Елены Большевых.

Итак, прокуратура в суде настаивает, что действует в интересах неопределенного круга лиц. Имеются в виду интересы российского государства и всех его граждан, которые потенциально страдают из-за живущих вразрез с законом народных избранников.

Из текста решения следует, что привлекают депутата к ответственности правоохранительные органы совместно с исполнительной властью – а точнее: с Управлением Губернатора Красноярского края по безопасности, профилактике коррупционных и иных правонарушений. Чиновники выступают в процессе лицом на стороне истца.

«Суд полагает, что считать установленным и достоверно подтвержденным факт наличия у <данные изъяты> 8 000 000 рублей, которые он 01.03.2017г. подарил семье Никулиных при наличии указанных выше показаний свидетелей и справок о составе его хозяйства и ценах на мясные туши, не представляется возможным. Все свидетельские показания неконкретны, основаны на воспоминаниях и предположениях, никакими первичными документами не подтверждены, что лишает суд проверить их на предмет достоверности. Сам факт наличия хозяйства в любом размере и количестве не свидетельствует о получении прибыли», - говорится в решении.

Адвокаты Никулина в суде настаивали на незаконности иска прокурора. «Договоры дарения денег Никулиным тестем не оспорены, не признаны недействительными, и даритель, и одаряемый подтверждают их условия и факт передачи денежных средств по ним», - говорят защитники.

Чтобы доказать чистоту семейного бюджета родственникам пришлось перетряхивать перед судьей всё свое хозяйство за последние 30 лет:

«Тесть - владелец огромного личного подсобного хозяйства – коровы, телки, бычки на выращивание, пчелосемьи, свиньи, кобылы, овцематки, прибыль составляет около 3 млн. рублей в год». И не только хозяйство дало сбережения, что-то фермер сумел скопить на скупке золота, евро и долларов США с 90-х годов.

Так семейство Никулиных в суде пыталось доказать законность денег, на которые куплены квартиры.

Сомнения по поводу финансовой возможности подарить дочери и зятю 8 миллионов рублей ничем не обоснованы, твердят защитники.

Но суд непреклонен:

«Наличие 8 000 000 руб., которые зарабатывались с 90-х, тщательно скрывались в сейфе от жены и детей и были подарены 01.03.2017г. семье Никулиных при наличии его же показаний о доверительных отношениях с детьми и распоряжением женой его пенсией уже около трех лет, представляется суду противоречивым и нелогичным». «Наличие же договоров дарения денежных средств, которые не оспорены его сторонами и, очевидно, не будут, само по себе без анализа всей совокупности установленных судом обстоятельств и в отрыве от них, не свидетельствует, что на приобретение двух квартир в Никулины затратили именно эти денежные средства, о которых идет речь в договоре дарения, поскольку их реальное наличие не доказано», - пишет судья.

Свидетели передачи подаренных денежных средств отсутствуют, а налоговая показала, что крестьянское фермерское хозяйство тестя – убыточное, добавляет прокуратура.

Ответчики в свою очередь в суде говорят: квартира куплена не только на подаренные средства отца, но частично – и на личные накопления. До депутатства Никулин занимался индивидуальным предпринимательством. Но капитал, накопленный Никулиным до депутатства, сторона обвинения проверить не смогла, в чем прямо призналась: «сведения о доходах Никулина В.В. за 2014г. МРИ ФНС не располагает».

«Суд находит предъявленные требования законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению и считает необходимым обратить в доход Российской Федерации квартиру, принадлежащую на праве собственности Никулиной Н. П., а также взыскать в доход Российской Федерации с Никулина В. В. денежные средства в размере 3 495 887 – денежный эквивалент стоимости части [Н.И. второй] квартиры, - выносит вердикт судья Елена Большевых.

Решение по Никулину вызвало резонанс в российском адвокатском сообществе и попало на заметку к федеральным омбудсменам. И хотя говорить о снятии ответственности с депутата никто не спешит, но логика судьи тоже вызывает сомнения, решение выглядит далеко не образцовым в части обоснованности выводов, намекают юристы. «Такие прецеденты в целом губительны для российского правосудия, они превращают законный механизм в инструмент для обслуживания личных разборок», - говорят они.

Мнение почетного адвоката России, старшего управляющего партнера Адвокатского бюро города Москвы «Щеглов и Партнеры» Юрия Щеглова:

«Появление претензий и исков к недобросовестным народным избранникам и государственным служащим является вполне разумным продолжением политики государства по противодействию коррупции. Согласитесь, от самого принципа открытости сведений о доходах судей, депутатов, чиновников мало толку, если скромные цифры на бумаге на деле никак не бьются с коттеджными поселками в Европе и личными островами в Азии. Если имущество приобретено на личные доходы или накопления чиновника, доходы членов семьи либо на заемные средства, эти сведения достаточно легко подтвердить, согласитесь. Если происхождение денежных средств чиновник подтвердить не может, возникают обоснованные сомнения относительно источников приобретения богатств, которые его семье далеко не по карману.

При всей разумности действий прокуратуры по делу Никулина, я хотел бы коснуться и возможных негативных последствий, - говорит адвокат. - К сожалению, любое законное средство борьбы с коррупцией может стать неуправляемым и вредоносным в руках недобросовестных сотрудников. Обвинительный уклон правосудия также не всегда способствует взвешенному изучению реальных обстоятельств дела. Не выйдет ли из этого законного инструмента лишь средство борьбы с неугодными системе индивидами или, тем паче, новый способ устранения процессуальных противников и конкурентов?

Возвращаясь к извечному вопросу, "крал депутат или не крал", отмечу, что такой вывод вправе сделать только суд по уголовному делу. Уголовное же дело должно возникнуть не из абстрактного факта наличия у депутата денежных средств в количестве больше заработанного, а из конкретной фабулы: кто, где, когда, что сделал и каким образом преступил закон».

Сам Владимир Никулин спокойно комментирует претензии к нему правоохранительных органов. «Новым Известиям» он сообщил, что готовится обжаловать решение ачинского судьи в вышестоящий суд.

- Сейчас рано о чем-то делать вывод. То, что в первой инстанции приняли – это еще не решение. Я его еще всерьез не воспринимаю. Посмотрим, как пойдет дальше», - сказал он. Никулин предполагает, что причиной судебных исков могли стать бизнес-интересы местных игроков. - Какой-то междусобойчик, есть какой-то друг или товарищ (у прокуроров), которому я дорогу перешел. Не думаю, что преследование связано с политикой.

Коллеги по Горсовету полностью поддержали Никулина и отклонили просьбу прокурора лишить его мандата «в связи с утратой доверия». Видео с сессии Горсовета, на которой поднимался вопрос о прекращении полномочий, растиражировано в Сети. Прошло совещание в довольно веселой атмосфере.

- Изучил материалы, у меня язык не поворачивается вынести на рассмотрение отстранение. Учитывая те факты, те цифры, которые в докладе прозвучали, и так как нет решения суда, все-таки предлагаю проголосовать за отклонение досрочного прекращения полномочий Владимира Владимировича Никулина в связи с утратой доверия, - сказал на сессии председатель Ачинского городского Совета депутатов Сергей Никитин.

Из присутствующих девяти депутатов один - воздержался, восемь - проголосовали за сохранение депутатского статуса коллеги.

Сессия горсовета по НЕлишению мандата

- Обязать разницу между деньгами с поданной декларацией деньги отнести на храм, - пошутил кто-то из депутатов в ходе голосования.

- Владимир Владимирович, ну ты что там молчишь то, скажи что-нибудь. Что-то неправильно заполнил? – спросил сидящий напротив него коллега.

- Все правильно заполнил. Денег много подарили, и я их указал, вот и всё, - ответил виновник совещания.

Дело Никулина больше похоже на формальное соблюдение каких-то внешних обязательств. Если городской прокурор так уверен во взятках, то где уголовное дело на депутата?

Особые отношения депутата с чиновниками – в Ачинске ни для кого не секрет. Десятилетие, из года в год, с подконтрольными фирмами Никулина заключаются контракты по освоению бюджетных средств на госстройках.

Депутат-справедливорос на освобожденной основе данные «заслуги» и не скрывает, напротив: он ими гордится. В его послужном портфолио – детские сады и школы, дворцы спорта, больницы, капремонты жилых домов, многоквартирные дома для переселенцев из ветхого и аварийного жилья.

Обвинения прокуратуры в коррупции, кстати, никак не помешали депутату Никулину получить новые правительственные заказы на восстановление разрушенной во время августовских взрывов социальной инфраструктуры, о чем он тоже не без гордости рассказал в интервью местному изданию.

- А как получилось с Каменкой [поселок рядом с арсеналом Минобороны, НИ], и почему именно «КСК» доверили восстанавливать школу и детский сад после взрывов? Чем вы так приглянулись краевому правительству? – спрашивает журналист у депутата.

- Чем приглянулся, не спрашивал, но изначально было общее предложение для нескольких застройщиков из Ачинска и района. Прошёл штаб прямо на этих объектах, все посмотрели масштабы, узнали о сроках – в результате осталась только наша фирма, - по-простецки отвечает народный избранник.

По одной из версий, положение Никулина могло обостриться во время взрывов на арсенале Минобороны, а точнее – в период визитов в Ачинск федералов для разбора полетов по ЧП. Самое простое: кто-то из столичных военных при инвентаризации городских жилищных фондов мог задать неудобный вопрос о «крыше» местного застройщика-фаворита (тогда решался вопрос о выделении нового жилья пострадавшим служащим). Или нехорошую информацию могли занести приезжим ревизорам конкуренты Никулина. Тогда-то взволновавшиеся чиновники из краевого правительства вместе с прокурором и пообещали «предусмотренные законом меры».

Конфискация имущества в пользу государства у гражданина с особым статусом – уже не первый случай за последние месяцы. В апреле 2018 года похожий «антикоррупционный» иск был подан в суд Арзамаса прокуратурой Нижегородской области. Ответчиком стал депутат облдумы Роман Лаптев, потративший на покупку квартиры 2,2 млн рублей, за которые не смог отчитаться в декларации о доходах. Лаптев заявлял, что купил недвижимость на деньги, взятые в кредит, и полученные по программе материнского капитала, а недостающую сумму ему якобы добавили родственники в качестве подарка. По решению суда у депутата изъяли жилье, купленное за два года до этого, и обратили доход от его продажи в казну.

Наблюдая эти точечные рвения в глубокой российской провинции, хочется задать только один вопрос. Когда же очередь дойдет до более крупных любителей яхт, дворцов, виноградников и прочей халявы, которая явно не по их чиновничьему карману?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter