Рус
Eng
Тревожная передышка

Тревожная передышка

7 июля 2014, 00:00
Политика
Сергей ЕЖОВ
В пятницу завершилась весенняя сессия Государственной думы. Одновременно нижняя палата парламента шестого созыва отработала ровно половину срока своих полномочий. Избранные в декабре 2011 года депутаты отслужили в здании на Охотном Ряду два с половиной года из пяти. За последние полгода Госдума запомнилась общественнос

На заключительном пленарном заседании весенней сессии спикер Госдумы Сергей Нарышкин победно отрапортовал, что депутаты под его руководством с начала года приняли около 300 законов. В предыдущую, осеннюю сессию законотворческий потенциал народных избранников был менее сильным – тогда представительный орган одобрил лишь около 200 документов.

Оппозиционный депутат Илья Пономарев говорит в комментарии «НИ», что вся содержательная часть работы Госдумы в прошедшую сессию оказалась за пределами внимания прессы и общественности. «Каждую неделю вносится какой-нибудь карательный закон, поэтому социально-экономические проблемы становятся никому неинтересны. В результате у парламента сложился соответствующий репрессивный имидж», – считает г-н Пономарев.

Зампредседателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Вадим Соловьев в разговоре с корреспондентом «НИ» сетует, что настолько «гонительной» сессии не было давно. «Фактически вся работа в эти полгода свелась к закручиванию гаек. При этом никаких объективных предпосылок для этого не было и нет. Я здесь вижу попытку отвлечь внимание от реальных проблем в социальной сфере. От трудностей в образовании и медицине, от бедственного положения пенсионеров», – дает свою оценку член фракции КПРФ.

К запретительным мерам Госдума приступила с первых дней работы сессии. После произошедшей накануне Нового года трагедии в Волгограде группа депутатов во главе с председателем комитета по безопасности Ириной Яровой внесла блок поправок в антитеррористическое законодательство. Однако в результате принятые меры распространились на сферы жизни, напрямую с террористической угрозой не связанные. Они серьезно усложнили жизнь добропорядочным гражданам, которым пришлось смириться с некоторым ущемлением своих прав и свобод. Так, с четырех до восьми лет был увеличен минимальный тюремный срок за организацию массовых беспорядков. Кроме того, даже незначительные нарушения на митингах могут грозить рядовым участникам тюремным сроком. Согласно принятому уже в июле законопроекту, любому гражданину, трижды нарушившему порядок во время публичных мероприятий, может быть вынесен приговор до пяти лет лишения свободы.

Также в «антитеррористическом блоке» Госдума одобрила усиление государственного контроля над информацией в Интернете и анонимными денежными переводами. Теперь зарегистрированные в специальном реестре популярные блогеры обязаны проверять достоверность размещаемой информации, выполнять правила предвыборной агитации, не распространять сведения о частной жизни граждан, указывать возрастные ограничения для пользователей. Нарушение установленных требований для интернет-пользователей, приравненных к СМИ в обязанностях, но не в правах, будет наказываться крупными денежными штрафами.

В Уголовном кодексе появилась ответственность за распространение экстремистских записей в соцсетях. Фактически это означает возможность осуждения за «лайки» и «перепосты» оппозиционных призывов на грани фола. Что касается денежных переводов, то депутаты существенно ограничили электронные платежи. Сумма анонимных переводов электронных денег не должна превышать 15 тыс. рублей в день и 40 тыс. рублей в месяц.

«К борьбе с терроризмом все эти меры не имеют никакого отношения, как и отмена выборов губернаторов в 2004 году после захвата заложников в школе Беслана. Но у следящих за новостями по телевизору возникает ощущение, что власть каким-то образом реагирует на события, предпринимает меры для их недопущения в будущем, – рассуждает Илья Пономарев. – И чем больше в публичном поле это обсуждается, тем устойчивее у широких масс населения создается обманчивое впечатление наведения порядка».

Реформе в последние месяцы подверглись и базовые элементы политической системы. В результате принятых Госдумой поправок в закон о местном самоуправлении российские муниципальные образования фактически лишились самостоятельности. Вопрос о том, каким образом функционируют органы местного самоуправления, отданы на откуп губернаторам. Как результат: во многих регионах, где еще сохранялись всенародные выборы мэров крупных городов и глав районов, введена система с назначаемыми сити-менеджерами. Появилась возможность ликвидировать даже прямое избрание депутатов городских дум.

В неравное положение по сравнению со «старыми» политические партиями были поставлены непарламентские партии. Их обязали для регистрации на выборах собирать подписи избирателей – ранее все кандидаты от прошедших регистрацию в Минюсте объединений могли рассчитывать на гарантированное участие в избирательных кампаниях. Теперь выставляются дополнительные барьеры и усиливается политическая монополия. При этом использование возвращенной было графы «Против всех» существенно ограничили: депутаты решили, что избиратели не имеют права высказывать недоверие всем кандидатам на региональных и федеральных выборах. Такая возможность предоставлена только на самых «низовых», местных выборах.

«По всей партийной системе в России нанесен мощный удар. На позитивных преобразованиях 2012 года, когда были созданы реальные условия для многопартийности, поставлен крест, – заявил «НИ» глава межрегионального объединения избирателей Андрей Бузин. – Дальнейшее снижение политической конкурентности будет иметь серьезные негативные последствия. Люди и сейчас не доверяют выборам, а станут не доверять еще больше». Эксперт видит угрозу в полной делегитимизации органов власти.

Стремление парламентариев что-либо запретить распространялось в ходе этой сессии не только на сферу государственного управления, но и на культуру с историей. Так, в апреле был принят законопроект об уголовной ответственности за публичную реабилитацию нацизма. В соответствии с ним уголовным преступлением называется публичное отрицание фактов или одобрение преступлений, установленных приговором Нюрнбергского трибунала, а также распространение «заведомо ложных сведений о деятельности СССР во время Второй мировой войны». За употребление нецензурной лексики в литературе, кино и театральных постановках теперь тоже будут наказывать. Правда, пока только административно, а не уголовно. А вот до запрета на использование иностранных слов законодатели еще не дошли – хотя такое предложение и было одобрено профильным комитетом по культуре, на общем заседании его все же отклонили.

Ударили парламентарии и по бизнесу. Среди решений, которые неизбежно заденут отечественных предпринимателей, можно выделить следующие: ограничение доступа к сайтам, содержащим все виды контента, размещенного с нарушением авторских прав; запрет на хранение данных россиян на зарубежных серверах (это может привести к фактической ликвидации, например, возможности забронировать гостиницу за границей); лишение кабельных телеканалов права на размещение рекламы.

Однако бизнес-сообщество боится открыто выступать против политизированных инициатив, отмечает депутат Илья Пономарев: «Не предпринимается даже активных лоббистских действий со стороны отраслевых объединений. Предприниматели живут в ожидании неизбежного конца».

Но не только одними запретами жила Госдума в первой половине 2014 года. 20 марта депутаты приняли историческое решение о разрешении Крыму и Севастополю войти в состав России. В стране появились два новых субъекта, и количество регионов, таким образом, увеличилось до 85. Законодательно были прописаны особенности функционирования финансовой системы новых территорий, создания судебной системы. На рассмотрении находится проект закона о создании в Крыму игорной зоны.

Вместе с тем, признавая право жителей других государств на вхождение в состав России, парламентарии под страхом уголовного преследования запретили какие-либо разговоры о возможном выходе из нашей. Двойные стандарты проявились в результате принятого закона об ужесточении ответственности за публичные призывы к сепаратизму. Теперь россияне, выдвинувшие идею об отделении части территории и независимости республик или областей, могут оказаться за решеткой на четыре года.

Вернутся с каникул депутаты Госдумы ближе к 1 сентября и со свежими силами примутся за принятие новых законов. Репрессивная линия будет продолжена, уверен Илья Пономарев: «На Думу все махнули рукой, считая ее «бешеным принтером». Депутаты для общества – однородная масса, персональной ответственности за свои идеи никто не несет. Поэтому внутреннее соревнование между «охранителями» в обозримом будущем не закончится».

Между тем Андрей Бузин не исключает и скорого смягчения настроя законодателей: «Правящей элитой движут интересы вовсе не идеологического свойства, а меркантильного. Поэтому ставку на репрессии нельзя считать вечной установкой – власть постоянно лавирует в поиске баланса». Исходя из этого, глава межрегионального объединения избирателей склонен прогнозировать и неизбежность некоторой либерализации.

В свою очередь депутат Вадим Соловьев настроен скорее пессимистично: «Осенью прогнозируется ухудшение экономической ситуации в стране, поэтому следует ожидать и усиления репрессий. Других рецептов у партии власти по преодолению трудностей нет».

Политолог Алексей Макаркин результатом запретительной работы Госдумы видит в первую очередь снижение рейтингов парламентской оппозиции. «В 2011 году протестно настроенные избиратели голосовали, руководствуясь формулой «за любую партию, кроме «Единой России». Во многом за счет этого мандаты получили представители «Справедливой России», – полагает г-н Макаркин. – Но теперь критично настроенная часть общества видит, как Елена Мизулина выступает застрельщиком многих репрессивных законов, а из фракции эсеров ее за это не исключают. Вряд ли в будущем избиратели отдадут голоса партиям, которые принимали участие в подобном законотворчестве». В целом же на авторитете Госдумы все вышеописанные законы скажутся мало, полагает эксперт. По его мнению, нижняя палата парламента и так является далеко не самым уважаемым государственным институтом ввиду обвинений в фальсификации выборов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter