Рус
Eng
Лидер группы «Мельница» Хелависа

Лидер группы «Мельница» Хелависа

23 июля 2014, 00:00
Культура
АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ
Наталья О’Шей по прозвищу Хелависа – лидер группы «Мельница», мультиинструменталист, кельтолог, мать двоих детей и настоящая рок-звезда. «Мельница» уже десяток лет одна из главных отечественных фолк-рок-групп, хедлайнеры многих фестивалей. В начале августа группа будет хедлайнером масштабного фолк-события, фестиваля «П

– Не так давно «Мельница» выступала на «Нашествии». Какие впечатления от «главного приключения лета»?

– Да, это действительно приключение. Было весело. Начать с того, что мы до последнего момента не знали, когда выступаем. Потом выяснилось, что не будет настройки, и это вроде нормально для «Нашествия». Но в итоге, слава тебе, Господи, у звукорежиссеров в будке было два цифровых пульта, техники сцены очень профессиональны, а у нас все отрепетировано идеально, так что сыграли гладко. Народ сползался на наше выступление активно. А потом еще и в небе появилась двойная радуга.

– То есть вам трудно испортить шоу?

– Да, мы такие. Русские не сдаются!

– Группа прошла от крошечного любительского клуба «Форпост» до многотысячных фестивалей. Как это произошло?

– В нашем случае это было из серии «биться лбом». Когда «Форпост» стал лопаться от публики, мы переместились в «Вермель». Он тоже лопнул. Чтоб презентовать альбом «Дорога сна», пришли в «Б2». И там аншлаг; тогдашняя арт-директор меня спросила: «Ребят, а вы, вообще, кто такие? Почему на вас клуб забит до отказа?» Так что у меня нет рецепта, кроме одного: играть, играть и играть. Любить свою публику, радовать ее. Быть user friendly, как говорят англичане.

– Вы называетесь фолк-группой, но вписываетесь в любой формат...

– Мы в принципе рады играть везде, где выполняется райдер и все складывается по логистике. Вот, например, фестивальный сезон мы начали с «Иванова дня» в Таллине на стадионе «Калев». Было феерически красиво.

– То есть русская группа недавно выступала в Эстонии?

– Да, из наших там только «Мельница» была. Начали «Апельсин», кантри-фолк, такой старый, советский. Заслуженные люди! Потом выступили мы, а венчали все местные звезды – фолк-метал-группа Metsatoll.

– Осенью вышел ваш сольный проект кельтских песен «Новые ботинки». Как его воспринял народ?

– Я до сих пор считаю, что это лучшая кельтская пластинка, записанная русскими музыкантами (смеется). «Новые ботинки» – чтоб в клубе танцевать. Музыка акустическая и клубная. И эти песни отлично идут на концертах, их воспринимают именно так, как надо. Я бы хотела дальше сотрудничать с теми же музыкантами на следующих сольных альбомах. Может быть, мы даже что-то запишем на английском языке. Есть идея записать те песни на стихи Йейтса и Толкиена, которые я сочиняю уже лет двадцать.

– В 1990-е кельтика у нас была модным трендом. А сейчас кельтское сумасшествие продолжается?

– Нет, мне кажется, оно уже прошло. Старые группы, отцы вроде Tellen Gwad и Art Ceiligh – они до сих пор в отличной форме. Что с молодыми, я не знаю. Может, просто я плохо слежу за тем, что происходит, поскольку времени нет. Но я с удовольствием хожу на концерты к коллегам. Другое дело, что на иное предложение «заходи к нам на кельтский фестиваль» я, скорее всего, отвечу что-то типа «я бы с радостью, но хочется дома с детьми посидеть!»

– Вы живете на два города. Как группа работает в отсутствии лидера?

– Когда я в Москве, мы репетируем по шесть часов в день. Когда я не в Москве, мы все время перекидываем друг другу файлы с партиями.

– Как обычно проходит ваш день?

– Это зависит от того, где я. Дом у меня в Москве и в Женеве. Во-первых, дети. Они «трехязычные» от рождения (английский, французский, русский), католики, очень энергичные и активные. Мы ходим в школу, в бассейн и занимаемся балетом...

– А музыкой?

– Со старшей дочерью я сама буду с осени заниматься музыкой. Фортепиано и арфа – это святое. В школе у них предлагают скрипку, думаю, мы тоже попробуем. В Женеве я могу позаниматься за инструментом, пописать песни. В Москве распорядок такой: отвела старшую в школу, оставила младшую с няней, сама побежала на шесть часов репетировать. Или улетела из «Домодедово» в тур. Мои домашние понимают, насколько для меня важна работа. И идут навстречу, слава богу.

– «Арфа – это святое». А как вы сами пришли к этому необычному инструменту, точнее к многим видам кельтской арфы?

– Случайно! Вообще в детстве я училась играть на фортепиано и выучилась играть очень хорошо. А у нас был проекте Clann Lir, в котором играла арфистка Нина Гвамичава. Я в гримерке как-то просто взяла ее арфу, попробовала и поняла: о, вот как оно работает! Действительно с фортепиано перейти на арфу довольно просто – надо просто руки развернуть, так сказать.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter