Posted 19 июня, 06:35

Published 19 июня, 06:35

Modified 19 июня, 06:37

Updated 19 июня, 06:37

Цены на бензин и дизель выросли выше инфляции. Пора опять запрещать экспорт?

19 июня 2024, 06:35
Бензин и дизель на АЗС выросли в цене — это сезонно, говорят эксперты, хотя дорожает топливо и на независимых АЗС, и на ВИНКах. Договор власти и вертикально интегрированных нефтяных компаний оказывается под вопросом. Зачем государство платит им демпфер, если рост цен на АЗС превышает инфляцию?

Елена Петрова, Татьяна Свиридова

Розничные цены на топливо растут по всей стране. В Москве и области дизтопливо подорожало за прошлую неделю на 20 копеек. Средняя цена солярки, по данным Московской топливной ассоциации, чуть превышает уровень 64 рублей за литр.

Прибавили в цене и бензины. АИ-92 и АИ-95 стали дороже на 17 и 18 копеек соответственно. 92-й сегодня торговался на московских АЗС по 52,02 рублей, 95-й — по 57 рублей 67 копеек.

Рост топлива в рознице темпами выше инфляции в стране нарушает «протокол Козака», названный по имени бывшего вице-премьера, заключившего соглашение с нефтяными компаниями, по которому ни бензин, ни дизтопливо не должны превышать инфляционный порог.

Именно за это крупные компании получают демпфер — компенсацию за разницу цен между внутренними и экспортными ценами. Однако на внутреннем рынке работают, помимо Лукойла, Роснефти и прочих Газпронефтей, не один десяток независимых АЗС, которые от государственного пирога не получают ни крошки. Рост цен начинается там, и за ними подтягиваются и крупные компании.

Почему цены на топливо растут неравномерно по всей стране

Долгосрочная статистика говорит, что нефтяные компании в общем и целом соблюдали договоренности, и цена на топливо росла в среднем ниже инфляции. Несмотря на вплеск осени прошлого года, по 2023 году дизель и бензин стали дороже на 7,23%, что ниже официальной инфляции.

Эксперт аналитического центра «ИнфоТЭК», доцент финансового университета при правительстве РФ Валерий Андрианов говорит, что государство держит цены на АЗС под жестким контролем в режиме ручного управления. В отличие от оптового рынка, здесь ценообразование происходит по команде сверху:

— При этом оптовые цены всё-таки регулируются законами рынка и поэтому там возможны всплески цен, что приводит к давлению на розничный рынок. Возникает ситуация, когда разница между оптовыми и розничными ценами стремится к нулю, что делает розничный рынок невыгодным. Крупные нефтяные компании могут некоторое время позволить себе сдерживать розничные цены, в то время как независимые компании, у которых нет иных источников доходов, просто вынуждены поднимать цены в рознице.

Сейчас цены растут по всей стране, но ничего сверхординарного в этом нет, считают эксперты, в мае–июне бензин и дизель дорожают всегда. Люди начинают активно ездить, в том числе, в отпуска, а солярка востребована в сельском хозяйстве, трактора и комбайны на воздухе пока не ездят.

Всего в России работают около 15 тысяч заправок, и только 40% из них принадлежат вертикально интегрированным компаниям (ВИНК). Остальные — небольшие и средние предприятия, которые, в отличие от гигантов, живут только продажей топлива внутри страны. Именно они тянут цены вверх, считает директор по исследованиям и развитию Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев:

— Независимые АЗС более чувствительны к росту оптовых цен. У них нет подушки безопасности, как у АЗС ВИНК. ВИНК могут перераспределять и работать в убыток какое-то время, в части розничных продаж. У независимых такой возможности нет. Кроме того, у независимых нет своих НПЗ, они вынуждены покупать на рынке. Они всегда чувствительны к росту цен, им приходится раньше повышать розничные цены и более сильно повышать. В этом смысле, у ВИНК есть конкурентное преимущество. Они тоже повышают цены, но делают это постепенно, с отложенным эффектом, это не так заметно для потребителей.

ВИНКи всегда могут компенсировать потери в одном сегменте увеличением маржи в другом. Если компания владеет одной бензоколонкой, но у нее выбор невелик, говорит Валерий Андрианов, либо закрываться и уходить с рынка, либо ставить цены выше, чем у больших. Но в регионах ценообразование не может идти параллельными путями:

Но и ВИНКам иногда, особенно в отдалённых регионах приходится ориентироваться на цены независимых, потому что на заправках ВИНК будут заведомо низкие цены, то покупатели ринутся туда и будут вымывать весь объём товара и оставят бензоколонки без бензина. Поэтому они должны ориентироваться на общий уровень цены в регионе.

Почему самый дорогой бензин в России на Дальнем Востоке

Основная переработка нефти сосредоточена в Европейской части страны. На Дальнем Востоке не так много НПЗ. Есть большие заводы в Хабаровске и в Комсомольске-на-Амуре, но главные мощности находятся в Поволжье.

Компания «Промрейтинг» сравнила цены на бензин в российских субъектах федерации. По данным на конец 2023 года, восемь из десяти регионов, где бензин самый дорогой в стране, располагаются в Сибири. За исключением Крыма и Севастополя, снабжение которых близко к военному, в шести регионах цена на бензин перешагнула порог в 60 рублей в Забайкальском, Камчатском крае, на Чукотке, в Якутии и в Магаданской области. Рекорд держит Сахалин — здесь литр бензина стоил 70 рублей 38 копеек.

Главная болезнь Дальнего Востока — его удаленность — проявляется и в ценах на топливо. Тарифы на перевозку по железной дороге растут, количество грузов из-за поворота на Восток — также, отмечает Валерий Андрианов:

— Мы переориентировали нашу экономику на взаимодействие с Китаем, поэтому железная дорога на Восток перезагружена. Возникает конкуренция между грузами, тем же углём и нефтью, которая идёт на НПЗ, нефтепродуктами, которые идут в восточные регионы. Осенью прошлого года были заторы логистики, которые стали важным фактором. Это отмечалось не только на Дальнем Востоке, но и в Южных регионах, что приводило к временному росту цен. Если не будет проблем с транспортом, то и цены будут более одинаковыми во всех российских регионах.

Бензин и дизель дорожают темпами, превышающими инфляцию

Правительство внимательно отслеживает ситуацию с ценами на топливо, но даже такой жесткий подход не спасает от роста цен. Как пишет аналитик Кирилл Родионов, цены на автомобильный бензин в апреле росли опережающими темпами. Инфляция составила 7,8%, бензин вырос на 8,5%, а дизельное топливо — на 11,3%.

При этом и солярки, и бензина в стране более чем достаточно, даже несмотря на выпадение мощностей из-за атак украинских дронов на российские НПЗ. После плановых и внеплановых ремонтов, стоивших российским нефтяным компаниям, как минимум, 10% продукции, власти пошли на возврат экспорта бензинов.

Но он развивается медленно. В мае, пишет телеграм-канал «Нефть и капитал», суточная отгрузка выросла только на треть от апрельской. 8,8 тысяч тонн в сутки, которые отправлялись за границу в последнюю неделю весны — это только треть объемов экспорта начала года перед запретом 1 марта.

С дизелем ситуация схожая. Объемы выпуска солярки как для внутреннего потребления, так и на экспорт в мае, по сравнению с первым кварталом, остались такими же. Правда, в связи с тем, что Росстат закрыл все данные по нефти и нефтепродуктам, отследить ситуацию в июне и дальше становится непросто. Зато действенными становятся любые угрозы со стороны власти. Рост цен на солярку там не остался незамеченным, и правительство немедленно пригрозило наложить эмбарго на экспорт.

Правда, сейчас речь идет о «перекупщиках», которые вносят сумбур в отстроенную систему. Это те самые трейдеры, которых прошлой осенью обвинили в росте цен на дизель. Много трейдеры на этом бизнесе сейчас не зарабатывают — для них действует повышенная пошлина в размере 50 тысяч рублей за тонну. Удушить экспорт можно и без запрета, подняв вывозную пошлину, говорят на рынке. Тогда те, у кого за спиной нет НПЗ, сами уйдут из торговли соляркой.

Государство привычно идет по пути запретов, считает Кирилл Родионов, хотя ситуацию можно было разрешить более рыночными методами:

«Для этого нужно резко повысить нормативы биржевых продаж, сделав биржевые закупки топлива более доступными для посредников, которые бы могли поставлять ДТ промышленным и сельхозпотребителям по более низким, нежели в конкретном регионе, ценам.»

Алексей Белогорьев считает, что сейчас ситуация на рынке намного более спокойная, чем она была в третьем квартале прошлого года:

— Сдерживание цен на нефтепродукты — вопрос не только социальный, а также поддержки экономики, это ещё вопрос борьбы с инфляцией, поэтому разные государственные интересы сходятся. Рост будет, но я не вижу оснований для резкого роста цен в рознице. Что касается оптового рынка, думаю, что ситуация прошлого года не повторится, для неё не видно предпосылок. То, что было в 3 квартале прошлого года, резкого роста цен, такого не должно быть.