Posted 8 февраля 2023,, 07:03

Published 8 февраля 2023,, 07:03

Modified 21 мая 2023,, 11:16

Updated 21 мая 2023,, 11:16

Честным - на выход! Как оптимизаторы медицины избавляются от врачей

8 февраля 2023, 07:03
Оптимизация заживо заглатывает лучшие кадры в медицине. Из-за травли руководства врачи теряют дело своей жизни, изгоняются из профессии с волчьим билетом, а их пациенты становятся "беспризорниками". Героев обзора "НИ" объединяет борьба за качественную медпомощь и сопротивление преступным поручениям.

Юлия Сунцова

«Оптимизация» здравоохранения в России запустила процесс слияния и поглощения поликлиник, стационаров и подстанций скорой помощи, что неизбежно ведет к массовым сокращениям. Ценные кадры утекают в частную медицину. Бюджетную медицину спасают «последние герои», для которых жизнь и достоинство человека – не пустой звук.

Мы уже писали о тревожной тенденции – буллинге медиков в разных городах страны, закончившемся суицидами врачей, фельдшеров и медсестер.

Сегодня мы расскажем еще о нескольких случаях травли медиков. Слава богу, все они остаются живы, но по сути теряют дело своей жизни, изгоняются из профессии с волчьим билетом, переживают тяжелое отчаяние, если остаются работать на своих местах.

ИНТЕРЕС БЮДЖЕТА ВМЕСТО ПОТРЕБНОСТЕЙ ПАЦИЕНТОВ

На станцию скорой медицинской помощи в Волгограде «оптимизация» пришла в 2010 году. Врач Михаил Николаев работал тогда в реанимационной бригаде. Тут же сменилось руководство: были врачи – назначили экономистов.

- Люди неквалифицированные, реалий работы на скорой не понимают. На организацию медпомощи смотрят исключительно через призму финансовых операций. Нужно набирать вызовы любым путем, выполнять финансовые планы, чтобы на будущий год государство и фонд ОМС не порезали бюджеты. Интересы пациентов при таком миропонимании отодвигаются в самое дальнее место. В глаза эти люди стали называть нас, сотрудников скорой помощи, «быдлом каретным». Многие врачи не выдерживали новых порядков. Увольнения стали массовыми. Коллеги просто побежали в другие регионы. Половину врачей скорой мы тогда потеряли.

Михаил Николаев в результате «реформ» тоже оказался в Санкт-Петербурге, но несколько лет перед этим честно пытался спасти родную волгоградскую скорую от развала.

По существующим нормативам, на реанимационную бригаду полагается один врач и два фельдшера. Но в погоне за отчетностью количество вызовов кратно увеличилось (принимать по скорой стали всех подряд), медиков и так не хватало, а тут настал окончательный коллапс. Люди с экономическим образованием начали дербанить бригады.

- У меня могли забрать одного или сразу обоих фельдшеров, рассадить их по пустым машинам, чтобы увеличить количество бригад в отчетах. В действительности вместо одной полноценной бригады получалось три недобригады. И это реанимация, где жизни зависят от скорости манипуляций! Нужно ли обрисовывать последствия? Конечно, по мнению руководства, справиться может и один врач в две руки, вместо шести рук одновременно. Вопрос – останется ли пациент жив после такой медленной реанимационной помощи? Всё равно, что на пожар послать одного пожарного вместо расчета, вот и всё. Кроме того, на оставшегося врача сильно возрастает нагрузка, а это рано или поздно ведет к ошибкам. Но новое руководство эти тонкости по укомплектованию реанимации мало занимали, - рассказывает Михаил Николаев.

Месяц врач писал начальству докладные о неукомплектованности бригад, на них толком не реагировали. Одну из жалоб попросту вернули ему на руки с пометкой «Не умничайте!»

В одну из утренних смен у Михаила Николаева забрали сразу обоих фельдшеров и предложили пересесть с реанимационной на линейную неспециализированную бригаду, что фактически означает понижение и переход на менее квалифицированную должность. Врач, ссылаясь на закрепленное за ним в трудовом договоре место работы – «реанимационная бригада» - распоряжение руководства выполнять отказался. Ему вынесли выговор за отказ работать.

Николаев не сдался. Создал на работе профсоюзную ячейку и возглавил ее, выступил с заявлениями в СМИ, где рассказал об условиях работы медиков в городской службе скорой помощи. В ответ в местных пабликах стартовала против него организованная травля. Врача обвинили в шизофрении, нетрадиционной сексуальной ориентации, работе на иностранную разведку, политических амбициях, попытках сжить со свету главного врача.

Несмотря на давление администрации, коллективное обращение на имя губернатора за улучшение условий труда подписало 600 из 1000 работников волгоградской скорой.

Тогда администрация медучреждения выдала инструкции подчиненным - общих дел с «бунтовщиком» не иметь и разговоров не заводить. Предать Николаева анафеме призывали на общих производственных собраниях.

Между тем администрация скорой помощи продолжала корректировать условия труда работников скорой. В результате возникли проблемы с круглосуточными бригадами. Врачи и фельдшеры не брали ночные смены, так как они перестали оплачиваться как раньше в 100% размере (теперь платили лишь 40%). Надумали помирать ночью – скорее всего, спасать вас будет некому.

- Да, оклады подняли, но надбавки за стаж и ночные смены снизили до минимума. Отчеты с графиками красивые, но реальные зарплаты у рядовых сотрудников не изменились. Зато хорошо выросли зарплаты у руководящего звена, - рассказывает Михаил.

В 2016 году главный врач Роман Лященко приступил к «модернизации» автопарка волгоградской скорой помощи. Из 100 машин у скорой в собственности осталось менее 10 (90 авто списали). Как же решили проблему? Заключили дорогостоящий аутсорсинговый контракт - новые автомобили по пятилетнему договору поставляла частная организация. 

- Администрация была заинтересована, чтобы отправлять аутсорсинговые машины на вызовы, как можно чаще. Их выезд оплачивался дороже. Реанимационные бригады пересаживали на эти новые машины, реанимобили также использовали для хозяйственных нужд и развоза начальства по совещаниям... Свои оставшиеся 10 машин часто простаивали. С точки зрения производительности, условия ухудшились. Машины подрядчика были теснее. Но главная беда - приходилось туда-сюда тягать оборудование, постоянно снимать его и перетаскивать с обжитых автомобилей на новые и обратно. В процессе оборудование могло теряться, было сложнее контролировать наличие-отсутствие всего необходимого. Эта возня задерживала выезд реанимации, время ожидания для пациента увеличивалось, - рассказывает реаниматолог.

В 2016 году Михаила Николаева уволили одним днем за якобы неоднократное нарушение трудовой дисциплины.

Суд впоследствии признал увольнение незаконным. Выговоры были отменены, врачу выплатили компенсации за вынужденный прогул и восстановили на работе.

За те четыре месяца, пока судился Николаев, на скорой дважды  поменялись главврачи. Первого оптимизатора Романа Лященко понизили и перевели в филиал. Там ему пришлось работать врачом на линейных бригадах скорой помощи - то есть в той системе с острым дефицитом кадров, которую он сам и выстроил, будучи у руля.

Но из филиала доносились новости о прокурорских проверках. Одна из их выявила коррупционную составляющую в госзакупках. Выяснилось, что подразделение, где работал Лященко, закупило препараты с истекающим сроком годности у компании-подрядчика, связанного с его собственной женой.

Осенью 2019 года Михаил Николаев продолжил борьбу за укомплектованность бригад и достойные условия труда в скорой помощи. В сентябре вся подстанция скорой помощи подала заявления о переходе на одну ставку.

Новый главврач Роман Морозов снова вынес реаниматологу Михаилу Николаеву выговор якобы опять за отказ выезжать на вызов. Врач снова оспорил выговор через суд.

- Всё это время травля не прекращалось. Региональные СМИ красочно описывали, как я бросаю умирать детей. Прессинг 24 часа в сутки, неприкрытое вранье, публичная клевета. Работодатель, организовавший преследования и незаконные увольнения, не понес никакой ответственности даже несмотря на судебные решения. Всё это сильно влияет на желание бороться за разваливающуюся скорую, - резюмирует врач.

В 2020 году врач-реаниматолог Михаил Николаев переехал с семьей в Санкт-Петербург, где продолжил врачебную практику.  

ХИРУРГИ СО СТАВКАМИ УБОРЩИЦ

Осенью 2018 года оптимизация настигла «Лотошинскую центральную районную больницу» (Московская область). Новый главный врач Александр Пересыпкинский «на основании проведенного расчета эффективности» упразднил ставки хирургов по оказанию экстренной помощи.  Докторам пришли уведомления о сокращении, в которых им на выбор предлагалось рассмотреть вакантные позиции:

- 0,25 ставки - врач-хирург поликлиники на оклад 10.220 рублей,

- 0,25 ставки - врач приемного отделения на оклад 7.726 рублей,

- 0,5 ставки - санитар(ка) ФАП на оклад 6.238 рублей,

- 1 ставка - уборщик территорий на оклад 7.706 рублей,

- 1 ставка - уборщик служебных помещений на оклад 7.706 рублей.

При этом с обычных круглосуточных дежурств в хирургическом отделении врачей вынуждали переходить на «дежурства на дому». Администрация разослала хирургам соответствующие соглашения для подписания. 

На врача-хирурга Рустама Бокиева новость о сокращении и дальнейших «перспективах» трудоустройства обрушилась, как снег на голову. Стало понятно, что новое руководство прибыло исключительно за красивой записью в трудовой книжке, возможно, за премиями, которые, согласно закону, можно выписывать себе из сэкономленных больницей средств.

- «Дежурство на дому» фактически означает, что ты сидишь дома, и тебя в любое время дня и ночи могут вызвать в больницу, по первому требованию ты обязан явиться. Но 100%-ую стоимость часа платить будут только за «фактически отработанные часы с учетом времени переезда», сидение дома оплачивается вдвое дешевле. То есть о совместительстве и подработках можно забыть, ведь сутки напролет ты должен быть на низком старте. Навсегда придется стать трезвенником, потому что ты не можешь явиться на операцию в состоянии опьянения, а когда тебя вызовут, ты не знаешь. И за такое фактическое рабство заплатят две копейки, - рассказывает Бокиев.

Проблема таких «организационно-штатных мероприятий» не только в том, что падают доходы врачей, но и в критическом ухудшении условий для пациентов.

Дневная смена в отделении хирургии заканчивается в 15.42, дневные хирургические бригады уходят. И если раньше на вечер, ночь и до утра в больнице оставалась дежурить одна полноценная бригада, то теперь ее больше нет. Поступает экстренный пациент - бригаду нужно сначала по крупицам вызвонить из дома. Ранее дежурящие на дому были только дополнением к круглосуточному дежурному составу в отделении, они вызывались в качестве хирургов-ассистентов. 

- Что такое экстренная помощь? Вот пациент поступает в отделение хирургии, и принимающий его там хирург срочно организует процесс. А именно: назначает анализы крови, ЭКГ, ЭГДФС (желудок), УЗИ, рентгенографию, отдает распоряжение анестезиологу, медсестрам и санитаркам о подготовке операционной и больного, вызывает ассистирующего хирурга как раз-таки с домашнего дежурства. Операционная бригада всегда под рукой и включается в работу тотчас же. Теперь же при поступлении экстренного больного всё только начинает еле как шевелиться. Пока оба хирурга добираются из дома в отделение, процесс не запущен. Понятно, что при такой организации «экстренная помощь» уже далеко не экстренная, - рассказывает хирург.

А еще лежащим в стационаре пациентам по закону гарантировано наблюдение сертифицированного врача. В случае, когда у нас ликвидированы все ставки хирургов по оказанию экстренной помощи, ночью их в стационаре просто физически нет, ухаживают за больными только медсестры. Тем не менее, если с пациентом за это время что-то случается, отвечает за всё, по-видимому, тот же хирург, по бумагам-то он на дежурстве, домашнем - не домашнем, в суде разницы не будет.

Оптимизаторы, возможно, всерьез рассчитывали на ночного дежурного врача из приемного отделения больницы, который будет разрываться надвое и в течение ночи совершать марафоны в стационар и обратно, причем будет совмещать две ставки из чувства совести, то есть бесплатно. Да только вот по трудовому договору не может врач приемного отделения покидать свое рабочее место. К тому же этим врачом не всегда будет хирург, чаще всего это терапевт, иногда невропатолог, травматолог, инфекционист или гинеколог.

С уведомлениями о сокращении Рустам Бокиев и еще двое его коллег в январе 2019 года пошли к главврачу и задали волнующие их вопросы. Кому же после окончания дневной смены в 15.42 передавать больных для наблюдения? В случае необходимости экстренного хирургического вмешательства после 15.42 кто же будет оперировать?

По словам нашего собеседника, главврач на это лишь ответил: «На счет хирургов-ассистентов что-нибудь придумаете». 

- Мы же государственная больница, а не частная шарашка, и мы должны четко знать, кто, где, когда и как будет оперировать пациента. Действуя на удачу, мы подвергаем опасности жизнь и здоровье людей. Более того, такое попустительство спокойно может подпадать под ст. 237 УК РФ (сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей), 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), - отмечает хирург.

Рустам Бокиев отказался переходить на домашние дежурства без официального договора и остался работать только на основную «голую» ставку. Остальных хирургов, по его словам, удалось «уговорить» клятвой Гиппократа и мягким шантажом – руководство надавило на известные им эпизоды с «нерегламентированной благодарностью от пациентов». У Рустама таких скелетов в шкафу не нашлось, поэтому он один продолжил задавать насущные вопросы главврачу, после чего в период с 2018-2022 год получил шесть выговоров. Пять оспорил в суде и даже добился символических денежных компенсаций за наведенную напраслину. 

- Один раз отказался принимать в стационар хирургического отделения «нехирургического пациента» - было личное указание начальства положить и «откапать» запойного сына медсестры. В другой раз будто бы опоздал с оформлением выписного документа. Еще один выговор - за непередачу пациента под наблюдение (отсутствующему дежурному хирургу). Три раза посчитали, что грубо обошелся с младшим и средним персоналом - «нарушение общепринятых норм медицинской этики и деонтологии». А еще была жалоба в Минздрав России от чиновницы регионального Минздрава: деятельность хирурга Бокиева носит деструктивный характер, чем препятствует нормальному функционированию Лотошинской ЦРБ (нашли врага народа)! - рассказывает врач.

Однако судьи во вменяемых хирургу «нарушениях» соприкосновений с Кодексом профессиональной этики врача РФ не нашли. Неисполнение должностных обязанностей тоже не обнаружили. Выговоры отменили. Один из шести выговоров оспорить не удалось, как говорит Рустам Бокиев, из-за того, что действовал без предварительной консультации с юристом. 

Проведенная в «Лотошинской центральной районной больнице» оптимизация формально как бы не противоречит действующим федеральным и региональным приказам Минздравов.

В региональных нормативно-правовых актах имеется уточнение о том, что если в больнице нет возможности оказания круглосуточной хирургической помощи, пациента допускается маршрутизировать в другую больницу, где пока еще не сокращены ставки дежурных хирургов. В случае с Лотошино перенаправляют в Волоколамскую центральную районную больницу (расстояние между - 33 километра) - там пока еще не оптимизировали круглосуточного хирурга, травматолога, гинеколога, педиатра и круглосуточную диагностику аппаратами КТ и МРТ. 

Однако по духу закона заточенность финансирования медучреждений на количество пациентов – не что иное, как дискриминация населения по территориальному и количественному признаку, рассуждает врач.

-  Сама система ориентирована не на помощь пациентам, а на то, чтобы эти пациенты возникали как можно чаще, желательно всегда. Но ведь сама такая постановка вопроса в корне не верная. Если федеральные стандарты у нас завязаны на количественные показатели, если государство, фонд ОМС готовы платить только за больных, тогда у нас никто никогда не выздоровеет. Никто не будет заботиться о том, чтобы здоровых было как можно больше. В случае с хирургией – вообще анекдот. Чтобы людям в небольших райбольницах оставался доступен круглосуточный хирург и экстренная хирургическая помощь, нужно повышать оперативную хирургическую активность. Это как? Прибывших экономистов с их бухгалтерами с топорами и косами каждый день на охоту выгонять? Реформа здравоохранения по принципу создания семейных врачей провалена. Большое количество указов и приказов в системе здравоохранения компенсируется необязательностью их выполнения. Как же нам теперь перестроить эти настроенные потемкинские деревни? – спрашивает Рустам Бокиев.

Пытаясь донести свои мысли до идеологов и исполнителей «оптимизации медицины», Рустам Бокиев обращался в Прокуратуру, Следственный комитет, в Минздравы разных уровней, Росздравнадзор и др. ведомства. Из прокуратуры вернулся ответ с надменной смысловой риторикой: простой хирург не должен лезть в организацию здравоохранения и рассуждать, что эффективно, а что нет. Тогда Бокиев решил стать местным депутатом, и благодаря поддержке односельчан у него это получилось. Теперь, когда надо, он подает свои обращения в компетентные органы уже не как «простой хирург», а на бланке. Большинство депутатов местного совета поддерживают инициативы и запросы Бокиева. Круг вопросов тоже расширился. В Лотошинском районе с 2019 года менее доступной стала не только круглосуточная хирургическая помощь, но и акушерская, и гинекологическая, и инфекционная и др.

На днях Рустам Бокиев выиграл в суде административный иск к районной прокуратуре. Судья обязал надзорный орган выдать мотивированные ответы на заявления гражданина депутатским статусом. Врача-хирурга Лотошинской центральной районной больницы Рустама Бокиева по-прежнему не отпускает вопрос - Как же в своей больнице выстроить медицинскую помощь таким образом, чтоб она спасала, а не калечила жизни людей, и чтоб врачи получали достойную зарплату? 

ВОДИТЕЛЬ С КЛЕЙМОМ ДИССИДЕНТА

Водитель автомобиля скорой помощи 18 автоколонны автобазы № 4 ГУП Автокомбинат «Мосавтосантранс» Виталий Лупырев, активный член профсоюза, тоже задавал много неприятных вопросов новому руководству, присланному оптимизировать подстанцию. 

За активную жизненную позицию сотрудника отправили в ссылку. С подстанции рядом со своим домом на Нахимовском проспекте он вынужден был ездить на работу в Новую Москву. На деле это означает + 3,5-4 часа к смене.

Противостояние с администрацией началось с вопроса о ковидных надбавках.  Работодатель их не выплачивал, и Виталия сразу предупредили: «Не перестанешь качать права - уволим». Но он не послушался.

Инициативная группа медиков и водителей скорой дошла до Генпрокуратуры, и надзорное ведомство обязало работодателя ГУП Автокомбинат санитарного транспорта «Мосавтосантранс» выплатить 506 водителям скорой помощи в Москве федеральные надбавки за работу с коронавирусной инфекцией – в общей сумме задолженность перед работниками составляла 17,6 млн. рублей.

После победы с федеральными надбавками инициативная группа водителей во главе с Лупыревым попыталась сражаться и за невыплаченные региональные ковидные надбавки. Этот спор всё еще рассматривается в судах.

Сложность в том, что постановление города Москвы предусматривало доплаты за работу с ковид-пациентами только медработникам: единовременную выплату в размере 25 тысяч рублей и 1214 рублей за каждую отработанную смену. Однако, часть нормативно-правовых актов в России не относит водителей службы скорой медицинской помощи к медицинским работникам, этим и воспользовались столичные власти. В то же время фельдшеры и водители скорой – это всегда одна бригада, состав бригады работает рука об руку (эту данность закрепляет положение закрепляет Приказ Минздрава РФ № 380н). Факт существования такой доплаты водителям как «насилочные» (за переноску больных) говорит о том, что водители со своими пациентами в прямом смысле слова соприкасаются. Так почему же врачам и фельдшерам скорой помощи доплаты за работу с ковид-пациентами полагаются, а водителям нет?

Суд первой инстанции не встал на строну истцов и отказал в региональных ковидных надбавках. Водители московской скорой помощи сегодня пытаются обжаловать этот отказ в вышестоящих судах, а также обратились в Конституционный суд РФ с иском о дискриминации.

Активистская деятельность водителей 18 автоколонны базы 4 филиала ГУП «Автокомбинат Мосавтотранс» очень раздражала руководство, в итоге под предлогом оптимизации ее просто расформировали. Половина водителей уволились сами.   

- Я работаю на детской реанимационной бригаде. В трудовом договоре четко прописано место работы: подстанция скорой медицинской помощи № 13, которая расположена недалеко от места моего проживания. Согласно журналу по безопасности движения и охраны труда, за мной закреплен определенный автомобиль. Никаких дополнительных соглашений заключать мне не предлагалось. Утром 3 мая я, как и полагается, открываю на своей якобы ликвидированной подстанции смену, прохожу предрейсовый осмотр, получаю от диспетчера путевой лист, но как только начинаю отгонять автомобиль, возникает мой новый начальник, которого я вижу впервые. Он отбирает у меня ключи и кричит: «Ты больше здесь не работаешь, дуй в Зеленоград», - рассказывает Виталий Лупырев.

Своим ходом и за свой счет Виталий добирается до Зеленограда. Там ему машину выдают, но отбирают путевой лист – к работе по факту не допускают, определяя на резервный автомобиль и снимая с линии.

В конце смены он возвращается на свою якобы ликвидированную подстанцию в Москве и отмечается в закрытии смены.

4 мая Виталий письменно обратился к работодателю с требованием не препятствовать выполнению обязанностей, но ответа не получил. 4, 5, 6, 7 мая история повторяется, а 8 мая ему сообщают, что он уволен. 16 мая оформляется приказ об увольнении «за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей – прогул по п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ».

«Основанием увольнения послужили: акты от 04.05.2022 года об отсутствии Лупырёва В.С. на рабочем месте, рапорт начальника №3 колонны * от 04.05.2022 года, уведомление от 08.05.2022 года о предоставлении Лупыревым В.С. письменного объяснения, докладная записка Лупырева В.С. от 11.05.2022 года о причинах отсутствия на рабочем месте, служебная записка директора автобазы № 1 * от 13.05.2022 года», - говорится в решении суда.

В суде Лупырев впервые узнает, что на новое место работы в автоколонну № 3 Автобазы № 1 в Зеленограде он, оказывается, был перемещен временно (на месяц), «в связи с производственной необходимостью».  

Суд, в котором Виталий Лупырев, пытался обжаловать свое увольнение, встал на сторону  работодателя, посчитав, что «процедура увольнения истца работодателем соблюдена».

«В данном случае не имел место перевод истца на другую работу, требующий, в силу части 1 статьи 72.1 Трудового кодекса Российской Федерации, согласия работника, а осуществлено перемещение истца у того же работодателя на другое рабочее место, расположенное в той же местности (часть 3 той же статьи), что не повлекло за собой изменения определенных сторонами условий трудового договора, в том числе трудовой функции», - пришел к выводу Дорогомиловский районный суд г. Москвы в лице председательствующего Ирины Александренко.

Девять лет на скорой помощи. Реанимация, экстренная помощь, гинекология, акушерство, огнестрелы, ножевые. Так описывает свою работу Виталий. По его словам, неделю после увольнения он, конечно, не мог прийти в себя. Не верилось, что можно вот так просто уволить работника, в то время как в службе скорой помощи острейший кадровый дефицит. Но через неделю же было принято решение об устройстве в частную скорую помощь. Новую работу нашел быстро - трудится там по сей день.

 

"