Рус
Eng

Генерал Михайлов: "Что Невский, что Дзержинский - это символы государственности"

Генерал Михайлов: "Что Невский, что Дзержинский - это символы государственности"
Интервью

26 февраля , 09:23
Фото: правдиформ.ру
Генерал-майор ФСБ Александр Михайлов
История по возращению памятника на Лубянку началась с нашего обращения в прокуратуру, говорит Председатель центрального исполкома организации «Офицеры России», генерал-майор ФСБ Александр Михайлов. И те, кто голосует за Дзержинского, и против него, мало о нём знают, а об Александре Невском - ещё меньше.

- Почему опять возникла тема Дзержинского на Лубянке?

- Тема не новая, она на протяжении десятилетий крутится в социуме. Были разные варианты, и не только предложения общественных организаций, не только КПРФ. Даже Лужков (бывший мэр Москвы. - "НИ") тогда предлагал: давайте восстановим. Когда 1958 году ставили этот памятник, его ставили в разгар хрущёвской оттепели. После 20-го съезда партии все дышало осуждением культа личности. Но тем не менее, умные люди вышли на то, что эпохи надо делить на "до" и "после". «До» эпоха была всё, что связано с Феликсом, потом уже Сталин пришёл.

- Почему нужно восстанавливать старый памятник?

- Мне памятник очень нравится, он очень цельный, он очень хорошо держал площадь. Много лет назад я общался с серьёзными архитекторами, которые говорили, что всю площадь подстраивали под стоящий там памятник. Была реконструкция Страхового дома Россия, нынешний дом 2. Построили дом 3, здание ФСБ, все было нормально и логично. Но вот вопрос заключается в следующем: мы очень часто говорили, что надо к этим памятникам относиться трепетно, но трепетность бывает выборочная.

- Как вы относитесь к мнению противников восстановления?

- Мне приходится общаться с противниками этого памятника, и я понимаю, что они говорят заготовленными фразами: кровавый режим, террор, пятое-десятое. Я даже не унижаюсь и не рассказываю ничего. Мы понимаем, какая была история, в какое время это все происходило, и поэтому оправдывать кого-то и обличать, не вижу в этом никакого смысла. У нас говорят, что должно быть что-то объединяющее. Когда принимали гимн Российской Федерации на слова Михалкова, у нас тоже вони было немеряно, и либеральные деятели говорили, что мы под этот гимн не встанем. Встали! И никто не вспоминает, что это гимн Советского Союза.

- Какие перспективы восстановления Дзержинского?

- Не мне решать. Кроме того, это голосование является элементарным скринингом, не более того, чтобы определить некое соотношение количества людей за и против, и определить расклад политических сил. Те люди, которые голосуют за, более вялые, чем те, которые голосуют против. Поэтому как получится, так получится.

- С чего начался новый виток вокруг памятника?

Вся история началась с нашего обращения в прокуратуру, чтобы дать оценку вандализму по сносу этого памятника. Это был памятник федерального значения, в его разрушении принимал участие первый президент России. Мне сам памятник нравится. Хоть я и знаю Дзержинского, но для меня важен не он или его биография, а роль и место в движении и в создании нового государства. Феликс Дзержинский на сегодня для многих людей, тех, кто голосует за, и тех, кто голосует против, не известен. По большому счёту его плохо знают, его роль, его место, его позицию и взгляды. Мы все обитаем среди приматов, которые не знают своих корней. Об Александре Невском знают ещё меньше, потому что все представления о Невском – производное от фильма Эйзенштейна.

Все эти конспирологические вещи не имеют никакого смысла. Мы обратились в прокуратуру, прокуратура ответа не дала, она переслала в Московскую прокуратуру. Когда ответ будет, тогда будет более или менее ясно. У нас был запрос в прокуратуру, а все разговоры про восстановление начала либеральная общественность. Для многих людей, которые Феликса не знают, для них он является символом порядка, дисциплины, чистые руки, горячее сердце и холодная голова. Что Александр Невский, что Дзержинский – это символы государственности.

- Может быть, достаточно Соловецкого камня?

- Соловецкий камень ставился при нашей помощи, при помощи людей с Лубянки. Во-вторых, во время своей службы, а у меня в отделе была группа реабилитации, мы реабилитировали более 60 тысяч человек. Мы им дали не только добрые имена, не только отменили приговоры, но и даже выплатили компенсацию. Поэтому когда сейчас все в кучу хотят смешать: и то, что было, и то, чего не было… Поэтому я больше вправе о том времени рассуждать, чем наша либеральная общественность, которая палец о палец не ударила, чтобы что-то делать для восстановления исторической справедливости.

О других мнениях можно прочитать в "Новых Известиях" здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter