Рус
Eng

Борьба с коррупцией и сдерживание геополитических противников – разные вещи

Борьба с коррупцией и сдерживание геополитических противников – разные вещи
Мнение

23 августа 2021, 14:45
Владислав Иноземцев
Экономист, социолог
Годовщина со дня отравления А.Навального оказалась отмечена приездом в Москву А.Меркель, которая, по слухам, даже предполагала добиться его освобождения – и этот высокий визит заслонил то событие, на которое делал ставку сам «берлинский пациент»: выход сразу в нескольких ведущих европейских СМИ статьи о коррупции.

Статью, я думаю, многие прочитали в русском переводе на сайте «Эха Москвы»; в центре её находится тезис о том, что коррупция должна восприниматься как одна из центральных глобальных проблем – как проблема первого, а не второго «ряда». Алексей Анатольевич справедливо обращает внимание на тот факт, что в «Ираке/Афганистане/Мали коррумпированные правительства аль-Малики/Карзая/Кейты своим воровством отвратили от себя народ, открыв дорогу к победе радикалам, вооруженным лозунгами о честной справедливой власти». Он прав, говоря, что западные державы отказываются бороться с «грязными деньгами», сворованными в странах периферии – и это имеет массу подтверждений в отношении российских коррупционеров и воров, причём даже не тех, до которых западным властям трудно дотянуться в России, а тех, кто благополучнно инвестировал украденное в европейских странах и обосновался там в качестве политических беженцев.

Статья, однако, написана с одной чёткой целью: А.Навальный хочет убедить западных лидеров расширить набор санкционных мер против России – так как в последние месяцы становится всё очевиднее, что санкции не дают желаемого эффекта, а Европа и Америка вот-вот «сорвутся» со своей общей антикремлёвской «диеты» и начнут налаживать отношения с Москвой. Поэтому основной месседж статьи – это призыв ввести «индивидуальные санкции против олигархов, в первую очередь, из окружения Путина», так как «в 90% случаев украденное хранится на Западе», и лидерам «свободного мира» пора «выйти из семантического плена, где лейбл ‘бизнесмен’ является индульгенцией, сильно затрудняющей попадание в санкционный список». На первый взгляд, это сильное заявление – но при более пристальной оценке оно кажется мне, никак не восхищающемуся путинским режимом, ошибочным.

Первая подобная попытка – письмо к Дж.Байдену – была предпринята соратниками А.Навального ещё в конце зимы, но не принесла никакого результата. Сейчас мы видим заход «на второй круг», который тоже окажется пустым – причём не только потому, что Западу приятно принимать деньги из «третьего мира», вздувая цены на лондонскую недвижимость и американские фондовые активы. Проблема скорее состоит в том, что идея Алексея Анатольевича инструментально неверна, и не может дать нужный эффект.

Вскоре после письма Дж.Байдену я написал пространную статью на эту тему, которая вышла весной в немецком Internationale Politik и в китайском Caijing (弗拉吉斯拉夫 伊诺杰姆切夫 [Владислав Иноземцев] 俄罗斯寡头大变脸 [Сильное изменение лица российских олигархов], 北京 [Пекин]: 财经 杂志属财讯传媒 集团 [Журнал Цайцзин, издательство группы Цайсюнь], 2021, 7 июня, pp. 40–42). Вскоре её русская версия будет опубликована в «Неприкосновенном запасе» (Иноземцев, Владислав. «Возможная ошибка в санкционной политике» / Неприкосновенный запас, 2021, №4[138]). В нынешнем коротком пересказе я бы рискнул сказать, что идея А.Навального контрпродуктивна по трём основным причинам.

Во-первых, российские «олигархи» (или, скажем, сверхбогатые люди из списка «Форбс», где состоят 123 долларовых миллиардера) по большей части не являются «кошельками Путина». 58 из них разбогатели до того, как нынешний режим укрепился (я беру в качестве «точки отсчёта» дело ЮКОСа), а ещё около 30 не имеют особого отношения к российской власти. Конечно, Р.Абрамович или А.Усманов, не говоря уже про Г.Тимченко или А.Ротенберга могут считаться близкими к Кремлю людьми, прекрасно капитализировавшими свои связи. Однако есть два «но»: с одной стороны, большинство из них являются собственниками легальных состояний, которые они годами декларировали в соответствие с западными практиками – т.е. доказывали, что их деньги чисты; с другой стороны, большинство из них – вполне современные люди с западными ценностями, которые были бы только рады концу власти силовиков и развитию страны по нормальному европейскому пути. Призывая разделаться с ними – во многом из-за того, что настоящие столпы режима воруют внутри страны и недосягаемы для всё новых санкций, А.Навальный предлагает западным лидерам, по сути, «стрелять» по своим собственным агентам влияния, и не более того.

Во-вторых, А.Навальный неправ в своём утреждении о 90% активов, спрятанных за границей. Да, у российских нуворишей есть много чего в Европе и Америке, но всего 15-20 из 123 участников списка «Форбс» держат в России менее 50% своих активов. Более того: уже много лет идёт т.н. «национализация элит», в результате которой наворованное складируется как раз у нас в стране, а за рубежом. Это бедная Е.Скрынник неудачно попадалась на наличии у неё 65 миллионов франков на швейцарском банковском счёте – но её сменщик А.Ткачёв, долларовый миллиардер, инвестировал свои связи и средства в огромные сельскохозяйственные угодя на юге России. «Национализация элит», и ничто иное, привела к тому, что в Москве начали встречаться квартиры, наполненные сотнями миллионов долларов, находящимися под контролем полковников ФСБ. Эти деньги – намного более «чёрные», чем у олигархов, вызывающих гнев А.Навального – только и ждут своего применения. И их владельцы рукоплещут Алексею Анатольевичу: если стоимость крупных российских корпораций упадёт в 6-10 раз, повторив путь попавшего под санкции «РусАла», все они окажутся strong buy для новых захарченко и черкалиных. Станет ли такая смена собственников шагом к прекрасной России будущего, не выглядит очевидным.

В-третьих, мне кажется, что представление о всевластии олигархов столь же анахронично, как и о том, что их капиталы давно выведены на Запад. На самом деле, в среде крупного бизнеса нет пиетета ни к захвату Крыма, ни к «вставанию с колен», ни к восстановлению советского Госплана им. А.Р.Белоусова. Сегодня пути российской политической элиты и российской финансовой верхушки существенно разошлись. Первая всё более активно использует вторую в своих интересах, но в то же время все меньше отвечает на её призывы или интересы. Кремль образца начала 2020-х годов практически не принимает во внимание экономических аргументов; он настолько полно контролирует всё происходящее в стране, что даже потеря нескольких миллиардов долларов на прекрасно замаскированном счёте в западном банке из-за санкций в отношении его номинального владельца никак не может мотивировать собственников Российской Федерации ни деоккупировать Крым, ни, увы, даже освободить самого автора антикоррупционной статьи. Олигархов можно подвергнуть санкциям, но ожидать от этого смены политического курса России могут только чрезвычайно наивные люди.

Проблема состоит не в том, что санкционный «каток» нужно перенацелить с мелких чиновников на крупных предпринимателей. Скорее его стоило бы направить на чиновников самого высокого ранга – но тут есть две проблемы, которые довольно очевидны. С одной стороны, Карзаи и аль-Малики вряд ли будут привлечены на Западе к ответственности, так как это люди, поставленные в прошлом на их посты властями самих западных стран. С другой стороны, Патрушевы и Бортниковы будут постоянно выводиться из-под санкций и прилетать в Вашингтон, так как представители такой страны, как Россия, нужны западным политикам. Борьба с коррупцией и сдерживание геополитических противников – разные вещи. Да, они связаны между собой, но не так очевидно, как это кажется А.Навальному. Поэтому в отношении Панамы и Нигерии, Афганистана и Эквадора его рецепты наверняка могут найти своё применение, а в отношении России и Китая (и даже, например, Турции или Саудовской Аравии – скорее нет). И это нужно иметь в виду как западным политикам, так и нам, россиянам...

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter