Рус
Eng

Сталинский террор был самым жестоким событием в истории человечества

Сталинский террор был самым жестоким событием в истории человечества
Мнение

31 августа, 09:57
Семен Коган
Публицист (США)
Только в годы Большого Террора сотни тысяч, пусть даже ослепленных ложной идеей, людей принимали муки от рук тех, кого они считали своими товарищами и которые заставляли их не просто признаваться в несовершенных преступлениях и оговаривать своих друзей, но и отрекаться от идеалов, которым они на самом дела были верны.

Пришла в голову вот какая неожиданная мысль, которую, я уверен, не получит поддержки, но я все равно её выскажу.

Я думаю, что Большой Террор 1937-1938 гг. был самым жестоким событием в истории человечества!

Да-да! Я не оговорился! Именно в истории всего человечества! И именно Большой Террор 1937-1938 гг.

Подождите на меня набрасываться!

Я прекрасно помню обо всех войнах, Охоте на ведьм, Холокосте, Голодоморе, Раскулачивании и миллионах других жестокостей и зверств, которое человечество успело совершить за время своего существования!

Но задумайтесь о том, что нравственные страдания часто страшнее физических.

В подавляющем большинстве случае на протяжении человеческой истории люди гибли от рук тех, кого они воспринимали как своих врагов, шла ли речь о захватчиках или о враждебной партии/религии или о бездушной власти.

Даже если мы говорим о невинных жертвах массовых убийств, то их страдания, как бы они не были ужасны, есть лишь обычные физические страдания и ужас смерти, присущие любому живому существу, вы уж простите меня за мой холодный цинизм.

Но только в годы Большого Террора сотни тысяч, пусть даже ослепленных ложной идеей, людей принимали муки от рук тех, кого они считали своими товарищами и которые заставляли их не просто признаваться в несовершенных преступлениях и оговаривать своих друзей, но и отрекаться от верности тем самым идеалам, которым они на самом дела были верны (что бы мы теперь не думали об этих идеалах).

Ничего подобного в истории человечества в таких масштабах IMHO не было.

И вот если мы учтём эти моральные муки, то может быть я не так уж не прав, как думаете?

(Навеяно дневниками и стихами Ольги Берггольц.

Как мы любили — горько, грубо.

Как обманулись мы, любя,

Как на допросах, стиснув зубы,

Мы отрекались от себя.

И в духоте бессонных камер,

Все́ дни и ночи напролёт,

Без слёз, разбитыми губами

Шептали: «Родина… Народ»…)

P.S.

Ну вот подумайте о таком воображаемом жутком примере.

Казалось бы, что может быть страшнее Холокоста?

Но представьте себе, что верующих евреев отправляли бы в газовые камеры не эсесовцы по решению Гитлера, как расово неполноценных, а по приговору суда раввината за вымышленное отречение от Веры и Бога.

Да еще заставляли бы перед казнью публично признаться в этом отречении и оговорить в нем других уважаемых раввинов.

Ну как? Вы по прежнему не видите разницы?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter