Рус
Eng

Голосуем ЗА? Что следует знать о красном терроре и Дзержинском

Голосуем ЗА? Что следует знать о красном терроре и Дзержинском

25 февраля , 16:27
Общество
24 февраля на сайте «Активный гражданин» началось голосование по инициативе о выборе памятника на Лубянской площади в столице. Вариантов всего два - Феликс Дзержинский или Александр Невский.

Прежде чем поставить галочку, "НИ" рекомендуют москвичам ознакомиться с главными фактами из жизни и работы обоих исторических персонажей. Начнем с "железного" Феликса.

Сергей Баймухаметов, публицист, историк

Большевики, на второй день революции приняв декрет об отмене (!) смертной казни, расстреливали без суда и следствия. Через полгода спохватились и отменили отмену. Слово «террор» было излюбленным, ходовым.

Еще в декабре 1917 года Троцкий заявил кадетам:

«Вам следует знать, что не позднее чем через месяц террор примет очень сильные формы по примеру великих французских революционеров. Врагов наших будет ждать гильотина, а не только тюрьма».

В декабре 1917 года была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Она стала орудием террора. А Феликс Дзержинский – его руководителем, символом и олицетворением.

Впоследствии заместитель Дзержинского, член коллегии ВЧК Лацис, писал:

«Счастьем нашей революции было назначение председателем ВЧК Ф. Э. Дзержинского. Организация ВЧК и ее работа настолько тесно связаны с его именем, что нельзя говорить о них отдельно. Товарищ Дзержинский создал ВЧК, он ее организовал, он ее преобразовал… Товарищ Дзержинский стоял долгие годы на этом посту, обрызганном кровью». (Выделено мною. – С.Б.)

С первых дней ВЧК Дзержинский определил условия и методы:

«Работники ЧК - это солдаты революции… Социалисты не подходят для такой работы. Боевому органу, подобному ЧК, нельзя передавать работу полиции. Право расстрела для ЧК чрезвычайно важно».

В начале 1918 года на одном из заседаний Совнаркома Ленин послал Дзержинскому записку: «Сколько у нас в тюрьмах злостных контрреволюционеров?» Дзержинский написал на бумажке: «Около 1500». Ленин поставил возле цифры крест и передал бумажку обратно.

Все 1500 заключенных были немедленно расстреляны. Позже Фотиева, секретарь Ленина, разъясняла: «Произошло недоразумение. Владимир Ильич вовсе не хотел расстрела. Дзержинский его не понял. Наш вождь обычно ставит на записке крестик в знак того, что прочел ее и принял к сведению».

Лацис, заместитель Дзержинского, подвел под практику ВЧК «методологические» основы:

«Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом - смысл и сущность красного террора».

Из инструкции ВЧК:

«Расстреливать всех контрреволюционеров. Предоставить районам право самостоятельно расстреливать... Взять заложников... устроить в районах мелкие концентрационные лагери... Президиуму ВЧК рассмотреть дела контрреволюции и всех явных контрреволюционеров расстрелять. То же сделать районным ЧК. Принять меры, чтобы трупы не попадали в нежелательные руки».

Из приказа ВЧК от 2 сентября 1918 года:

«Арестовать всех видных меньшевиков и правых эсеров и заключить в тюрьму.

Арестовать, как заложников, крупных представителей буржуазии, помещиков, фабрикантов, торговцев, контрреволюционных попов, всех враждебных советской власти офицеров и заключить всю эту публику в концентрационные лагеря… При всякой попытке сорганизоваться, поднять восстание, напасть на караул - немедленно расстреливать…

Бывших жандармских офицеров, исправников - расстрелять немедленно.

Данный приказ выполнить неуклонно, о каждом расстреле донести ВЧК.

За разглашение приказа привлекать к революционной ответственности ВЧК».

То есть приказ был секретным.

После того, как в августе 1919 года Добровольческая армия заняла Киев, комиссия генерала Рерберга составила документ об увиденном в подвалах ЧК:

«Весь... пол большого гаража был залит... стоявшей на нeсколько дюймов кровью, смeшанной в ужасающую массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человeческими остатками .... Стeны были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи... Желоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в 10 метров длины... был на всем протяжении до верху наполнен кровью...

Рядом с этим мeстом ужасов в саду того же дома лежали наспeх, поверхностно зарытые 127 трупов послeдней бойни... У всeх трупов размозжены черепа, у многих даже совсeм расплющены головы... Нeкоторые были совсeм без головы, но головы не отрубались, а... отрывались... Мы натолкнулись в углу сада на другую, болeе старую могилу, в которой было приблизительно 80 трупов... Лежали трупы с распоротыми животами, у других не было членов, нeкоторые были вообще совершенно изрублены. У нeкоторых были выколоты глаза... Головы, лица, шеи и туловища были покрыты колотыми ранами... У нескольких не было языков... Тут были старики, мужчины, женщины и дeти. Одна женщина была связана веревкой со своей дочкой, дeвочкой лeт восьми. У обeих были огнестрeльныя раны.

В уeздной Чека было то же самое, такой же покрытый кровью с костями и мозгом пол и пр. В этом помeщении особенно бросалась в глаза колода, на которую клалась голова жертвы и разбивалась ломом, непосредственно рядом с колодой была яма, в родe люка, наполненная до верху человeческим мозгом, куда при размозжении черепа мозг тут же падал».

В Тамбовской губернии, при подавлении восстания крестьян против коммунистической власти, Тамбовская ЧК 1 сентября 1920 объявила заложниками мирных жителей и постановила расстреливать их:

«Провести к семьям восставших беспощадный красный террор, арестовать в таких семьях всех с 18-летнего возраста, не считаясь с полом. Если бандитские выступления будут продолжаться, расстреливать их».

В 1921 году, уже после Гражданской войны, Дзержинский приказал начальнику Украинской ЧК:

«Ввиду интервенционистских подготовлений Антанты необходимо арестованных петлюровцев-заговорщиков возможно скорее и больше уничтожить. Надо их расстрелять. Процессами не стоит увлекаться...»

«Дзержинского называли фанатиком и садистом», - вспоминала деятельница Коминтерна Анжелика Балабанова.

Даже сами большевики понимали, какое чудовище выпустили на волю.

Нарком юстиции Николай Крыленко в 1925 году предложил передать органы госбезопасности в подчинении наркомату юстиции, чтобы соблюдались хоть какие-то нормы права: «ВЧК страшен беспощадностью своей репрессии и полной непроницаемостью для чьего бы то ни было взгляда».

Дзержинский в ответ дал приказ своим подчиненным: «Необходимо составить записку в политбюро о практике и теории наркомата юстиции, которые ничего общего с государством диктатуры пролетариата не имеют, а составляют либеральную жвачку буржуазного лицемерия. Во главе прокуратуры должны быть борцы за победу революции, а не люди статей и параграфов».

И, наконец, об организации СТУКАЧЕСТВА.

Решение Коллегии ВЧК от 5 марта 1921 года.

«Каждый более или менее ответственный чекист должен получить через ВСНХ должность в хозяйственном органе. Эта работа не будет стоить ЧК никаких расходов, а результаты будут колоссальные, т.к. мы приобретём массу осведомителей и будем чекизировать рабочих, превращая их в борцов за своё дело».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter