Рус
Eng

Обреченные на деспотизм: наследие византийщины и орды живет и в 21 веке

Обреченные на деспотизм: наследие византийщины и орды живет и в 21 веке
Мнение

15 декабря 2021, 11:32
Сабиржан Бадретдинов
Журналист, США
Существуют три исторических причины, приведшие к тому, что российская правящая элита относится к своему народу как к покорённому врагу.

Принято считать, что Путин - это главная причина того, почему сегодняшняя Россия является диктатурой. Мол, если бы к власти в 2000 году пришёл кто-либо другой, страна могла бы пойти по пути демократии. Я категорически не согласен с таким взглядом по той причине, что у российского авторитаризма есть гораздо более глубокие и фундаментальные причины нежели желания одной личности, какой бы могущественной эта личность ни была. Этих причин, как мне кажется, три:

  1. Ордынское наследие, которое внедрило в русское общество принцип жёсткого централизма
  2. Византийское наследие, которое передало русскому обществу традицию полного слияния духовной и светской власти
  3. Имперский фактор, который сделал необходимым гипертрофированное развитие репрессивного аппарата государства в ущерб его административным и хозяйственным функциям.

Эти три причины за многие века привели к тому, что деспотизм в России стал неотъемлемой частью фундамента государственности.

Рассмотрим их по отдельности.

  1. С первой причиной всё просто: разрозненные русские княжества, постоянно враждовавшие друг с другом, были присоединены к единому государству, в результате чего и возник костяк будущей "вертикали власти". Московские государи наследовали административные методы ханов Золотой Орды, фактически позаимствовав у них технологию власти. Если до монгольского нашествия в некоторых крупных русских городах существовали вечевые собрания и выборные должности, то при ордынском владычестве русские элиты встроились в номенклатуру Монгольской империи, сверху донизу пронизанную "ярлычной" инвеститурой. Таким образом возник основополагающий компонент авторитаризма - строгий централизм.
  2. Не менее важным был и византийский фактор. До учреждения Московского патриархата в середине 15 века, все митрополиты (киевские, владимирские, московские) были греками по происхождению и считали центром православного мира Константинополь. То есть, существовало интересное явление, когда принцип цезарепапизма касался только Константинополя, но не Москвы. Московские греки-митрополиты считали себя вассалами византийских императоров, а не московского царя. Московия для них была лишь одним из нескольких епархий, подчинённых Константинополю. Это резко изменилось после Флорентийской унии (1439) и особенно после захвата Константинополя турками в 1453 году. Центр православного мира переместился в Москву и московские патриархи, за небольшим исключением, стали избираться из числа московитов. И вполне естественно, они переняли у греков принцип подчинения церкви государству. Это стало важной точкой бифуркации, после которой Московское государство и потом Россия вряд ли могли плавно эволюционировать в сторону демократии, как это происходило в странах Европы. В Европе одной из предпосылок возникновения демократии была Реформация и возникший в связи с ней религиозный плюрализм. Религиозный плюрализм постепенно привёл европейские страны к политическому и идеологическому плюрализму, что послужило важнейшей предпосылкой для демократии. В России этого не произошло - большей частью по причине слияния церкви и государства, точнее, превращения церкви в прислужницу государства.
  3. В течение пары-тройки веков после захвата Казанского ханства в 1552 году, русское государство расширялось вплоть до Тихого океана, присоединяя все больше и больше народов и территорий. Инородцев, естественно, нужно было подавлять и держать в страхе. Для этого были необходимы аппарат насилия и постоянно усложнявшийся механизм угнетения и репрессий. Если в заморских колониях европейских стран можно было насаждать деспотизм одновременно сохраняя демократию и свободу в метрополиях, то у России не было такого выбора. В условиях отсутствия заморских колоний, когда русские и инородцы жили вперемешку, Москве волей-неволей пришлось насаждать деспотию во всей стране, включая чисто русские провинции. Таким образом, разница между колониями и метрополией исчезла, и вся страна для правящей верхушки стала, по сути, колонией. Поэтому, правящая элита и к самим русским начала относиться как к завоёванному народу, как к покорённому врагу.

Все эти факторы прочно укоренились в российской государственной традиции и в менталитете народа. Никакой царь, генсек или президент не может единолично изменить эти реалии. Вывод: демократизация в России возможна лишь в случае одновременного исчезновения всех этих трёх факторов. А это возможно лишь в случае огромного катаклизма.

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter