Рус
Eng

Опасный «чужой». Почему Запад так долго терпит Россию

Опасный «чужой». Почему Запад так долго терпит Россию
Мнение

3 октября, 11:14
Дмитрий Лучихин
Философ
Западные политики давно поняли, что единственным адекватным поведением в отношении опасности, которую нельзя ликвидировать извне, остается защита нормального мира от ее агрессии.

Мы, конечно, давно и справедливо ругаем западных политиков за отсутствие адекватной реакции на «художества» российской власти.

Популярных версии две:

1. Они настолько глупы, что до сих пор не могут понять, чем является путинский режим. Рассчитывают договориться, найти приемлемые формы сосуществования и сотрудничества.

2. Они предали свои идеалы и принципы, и лишь поддерживают риторическую иллюзию приверженности им. А движимы инфантильными мотивациями своей выгоды.

Не то чтобы эти версии были полностью ошибочными, но они все же маргинальны в роли действующей причины западной политики в отношении России.

Мне представляется, что роль логического камертона или эталона западной политики принадлежит (принадлежала) Меркель, которая первой постулировала непересекаемость миров, в которых живет человечество и Россия.

В отличии от собственно российской протестной тусовки, не забывающей между «долой» и «позор», выкрикивать «Россия вперед» и «мы вместе» - Меркель (возможно, в силу национально-исторического опыта) очень быстро поняла, что в альтернативную реальность переместился не один Путин, не российская власть, а вся Россия, статистически значимо, включая и ее протестную, интеллигентно-либеральную часть.

Поэтому политика, к которой она склоняла своих западных партнеров, это не политика в отношении попавшего в беду народа, а политика в отношении опасных «чужих», которых никакими ухищрениями извне нельзя «спасти» от самих себя. Вот что делать Западу со 140 миллионами россиян, если с помощью некой гениальной комбинации отстранить «путина и К» и получить доступ к прямому управлению этой страной и этим народом. Где взять и как организовать на 140 миллионов, «учебниц и лечебниц», какие ресурсы и сколько времени придется вкладывать. И главное — а может ли такое «перевоспитание» вообще быть эффективным.

Не стоит вспоминать немцев, проживших в таком безумном угаре 12 лет, с россиянами живущими в нем 8 столетий.

Единственным адекватным поведением в отношении опасности, которую нельзя ликвидировать извне, остается решение задачи по защите нормального мира от ее агрессии. Прямой, гибридной и информационной. И важнейшей частью этой стратегии, наряду с прямым пресечением слишком откровенных актов неприемлемого поведения, становится вовлечение России в совместную деятельность, которую она и сама не сможет, и не захочет атаковать.

Расчет, и достаточно здравый, здесь на то, что такое аномальное явление, как «встающая с колен Россия», само не сможет просуществовать сколько-нибудь долго по историческим меркам. И чтобы с минимальным ущербом дожить до этого счастливого момента, важно не допустить и не спровоцировать этого монстра на переход в состояние берсеркера.

Запад, западные политики, гораздо реалистичнее оценивают ситуацию, чем российские либералы, предъявляющие им моральные претензии. Они не собираются рисковать судьбой человечества для защиты пусть даже 15% условно нормальных, которые тоже не забывают упомянуть свою безусловную верность «прекрасной России будущего» и готовность до последней капли крови защищать ее «единство и неделимость».

P.S. Вполне, возможно, что «секретная часть» решения по «Северному потоку», решает задачу перенаправить активность «вставания с колен» с прямой агрессии в отношении бывших республик, за которые Запад менее всего хочет массово умирать, на мирную и в меру иллюзорную экономическую «победу» над Западом.

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter