Рус
Eng

…Плюс масянизация всей страны

…Плюс масянизация всей страны
Мнение

15 июля, 12:12
Алина Витухновская
Писатель
Россияне безо всякого вмешательства извне сами отменяют собственную культуру

Это, конечно, все сочетается, все единое целое — «нация бюджетников» (с), о которой я писала в прошлой статье, деполитизированная нация и пародия на гражданское общество — лешевики-масяни. Сутки вся фб-лента рыдает над мультфильмом! Я, думаю, такой концентрации политического инфантилизма новейшая история еще не видела. А может быть, и история вообще. Еще раз замечу, что свободы, полученные в 1990-х, отдавались обществом фактически без всякого сопротивления. Все, что случилось в нашей стране, произошло не «вдруг», а стало закономерным апофеозом всех 20-летних отношений «общество-власть». Тут даже не «падающего подтолкни», а «подтолкни себя, если падаешь». Вот вы и толкали.

У россиян произошла опасная редукция сознания к простейшим раздражителям, к примитивным образам, лубочным сценам. То есть, не русскую культуру отменили. А русские сами отменили культуру как таковую. Вместе со своим сознанием. Какой там Шекспир после «Масяни»? Вы так и пишете — «Масяня» сделала для русской культуры больше, чем все ее представители за многие годы.» Вы упростили свое сознание до младенческого. Политическую позицию низвели до истерики. А теперь пытаетесь легализовать ее как норму, чтобы откупиться от Истории и ответственности за страну. Уже подвергаются обструкции те, кто выразил скепсис по поводу «гениального» мультфильма, а сами критики извиняются за свои критические посты. С популярными трендами следует заигрывать. Это политично. Мое высказывание выглядит неполитичным. Но заигрывать с общественным разложением я не буду.

К рыданием над «Масяней» прибавляются культурные рефлексии, выглядящие на фоне происходящих событий как минимум неэтично. Мы много говорим об этом в наших видеоэфирах с киевским автором Лизой Готфрик.

Я сформулировала пять простых и важных тезисов по этому поводу:

  1. Россияне со своими переживаниями о русской культуре, каннскими демаршами и прочей культработой становятся избыточны, бестактны, навязчивы. Если у вас нет такта и чувства уместности момента высказывания, о какой культуре вообще вы можете говорить?
  2. Роль культуры в современном мире несколько переоценена. Мир прекрасно обойдется без русской культуры. Этот факт проще признать, чем рефлексировать.
  3. При этом русская культура никуда не исчезнет, как не исчезла немецкая. Хотя аналогия натянутая, но раз вы так любите, ок.
  4. Сама по себе идея запрета русской культуры плохая потому, что сыграет на руку «гаранту» («нас все не любят») и будет способствовать всплеску реваншизма.
  5. Иногда лучше молчать, чем говорить.

Однако, есть моменты, которые стоило бы проговорить. А именно те, из которых становится ясно, почему мы оказались в столь плачевной, в том числе культурной, ситуации. Одна из лучших русских поэтов, издатель Дана Курская переживает, что литературное поле достанется «Аннам-Долгаревым». Она цитирует обращение некоего национал-патриота к А.Д.:

«Дорогая Анечка, наше поколение проиграло битву с либералами — оставался нам один журнал «Наш современник». Везде, в журналах и в министерствах культуры сидел «либерал», изображая и западника и славянофила в одном лице. Ничего не светило бы и вам. Но вот появилась надежда.»

Да плюньте вы на них! Этой пронафталиненной дихотомией «западники-славянофилы» насыщается провинция смысла, погружаясь все в больший регресс. Что же касается ухода литературы в национал-патриотизм, так этой истории почти столько же лет, сколько и нынешней диктатуре. Сначала со сцены скинули лучших постмодернистов — от Радова до Масодова. Потом появился неосоцреализм «Прилепин-Шаргунов» и грузно занял всю сцену телами комсомольцев-графоманов. Затем писатели в штатском принялись переписывать историю под себя. Холмогоров уже прибрал к рукам Бродского. Еще давно это пытался сделать Проханов, но все только смеялись. Они переписывают Википедию и школьные учебники. Они угробили Мамлеева. Кстати, моя речь, произнесенная на его похоронах в ЦДЛ, была просто вырезана монтажерами газеты «Завтра». Так что поздно пить боржоми. Лучше выходите напрямую в мировой культурный дискурс. Хоть и в самый страшный момент.

Что же касается Долгаревой. А зачем такая слава при такой жизни? Да и слава ли это? В отличии от одного депутата, который ездил в горячие точки фоткаться, А.Д. реально рискует жизнью. Причем по собственной воле. То есть, демонстрирует девиантное, а точнее — суицидальное поведение. Чему тут завидовать?

А те самые мамлеевские похороны закончились чисто по-мамлеевски. Кто-то из евразийской своры сказал: «Наконец-то он умер, гении при жизни нам только мешают интерпретировать их в верном ключе». А под конец в зал ворвалась остервенелая женщина, директор какого-то есенинского клуба и надрывно кричала как она любит Есенина, чуть ли не ударяясь в гроб лицом.

Тем временем, Шнуров, Скляр, Сурганова, Сукачев, а также казавшиеся адекватными Гаркуша и Маша Макарова приняли участие в рок-оргии, исполнив песню покойного Крупнова «Я остаюсь». Более непристойное зрелище сложно себе представить. Отечные лица геронтократов от «русского рока» в паре часов от падения в салат оливье. Но если вглядеться — перед нами дети. Из того советского детского сада, где набитые клейким компотом и манной кашей, они декларировали стихи под елкой. Выученные унижаться и угождать за небольшой паек или поощрение, сейчас они бесстыдно пляшут на руинах разрушенных городов и костях жертв.

В сущности, русский рок, за редким исключением, это всегда была курируемая комсомолом или даже напрямую культотделом КГБ среда, в которой выращивали «народных трибунов» для управления массовым бессознательным. Другое дело, что у нынешних кураторов полностью отсутствуют чувство времени и эстетический вкус. Непонятно кто это слушает и в какой среде это популярно. Похоже, все это делается просто для отчетности и распила. Поэтому патриотические концерты выглядят очень вымученно. Сравните с концертами начала 1990-х, когда неистовствовали стадионы, и вы поймете всю беспомощность сделанного сейчас.

Удивительно, но клип «Я остаюсь» здешние музкритики обсуждают как культурное (!) достижение. Культурное! Мол, поют хорошо. Но момент не тот, неэтично! Во-первых, клип и сделан специально к этому моменту, под заказ. Во-вторых, сейчас очень заметна эта особая борзость, с которой протаскивают своих бездарей культуртрегеры из обоих лагерей. Я писала о пиетете перед культурой. Пиетет перед советской культурой — это просто ожидание бонусов и подачек за принадлежность к «среде». И в данном случае некоторые сислибы фактически слились с национал-патриотами. Лицо Крупнова в клипе — единственное аутентичное лицо адекватного человека, имеющего отношение к музыке. Остальные — водочные фурии из ДЕЗа. Настоящее лицо геронтократической власти.

К сожалению, подобные культурные демарши – не только российское явление. Не так давно и «Rammstein» выпустили очередной унылый клип с претензией. Ну такое уже в 1990-х было смешным, а сейчас и вовсе. Этакое сельское садо-мазо в немецкой или швейцарской деревушке, опять-таки «вечные ценности», «скрепы», вот это все. Этот клип можно воспринимать двойственно. Ибо даже являясь сатирой, он декларирует геронтократический тоталиторизм, «дедо-воевализм». Или так — это точка соприкосновения пронафталиненного евразийского дискурса с европейским традиционализмом. Откуда вообще эта тенденция? Да опять же из экономики. Пожалели денег для всех на нормальную гламурную жизнь. Получили цирк ряженых уродов. Ну и конечно, очень боятся, что власть уйдет из дрожащих рук геронтов. Но цивилизация неумолима. И ваша власть все равно уйдет. В общем, позорный «Rammstein», хуже только «Laibach».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter