Рус
Eng

«Людей любил, а народ – нет!» Жестокий талант Александра Рогожкина

Аналитика
«Людей любил, а народ – нет!» Жестокий талант Александра Рогожкина
«Людей любил, а народ – нет!» Жестокий талант Александра Рогожкина
27 октября 2021, 18:45Фото: Фото: СоцсетиАлексанлдр Рогожкин
Главный фильмы ушедшего из жизни режиссера предельно реалистично повествуют о разных стадиях самоуничтожения русского народа

Как уже сообщали «Новые Известия», 24 октября на 73-м году жизни скончался Александр Рогожкин — один из самых талантливых режиссеров постсоветской России. Не секрет, что всенародную славу он обрел благодаря комедийным «Особенностям национальной охоты», однако кроме них Рогожкин снял несколько, к сожалению, гораздо менее известных, но очень важных для отечественного кинематографа фильмов. Именно из-за этой несправедливости, кинокритики считают, что «Рогожкин остался непонятым и недооцененным в его настоящем масштабе…»

И не только критики, но и зрители, как например популярный блогер Алексей Рощин, которого возмутило, что практически во всех некрологах Рогожкин был упомянут почти исключительно как «автор «Особенностей национальной охоты».

«Для большинства, видимо, Рогожкин так и останется, уже в вечности, этаким комедиографом, «Рязановым для бедных». Фильмы, дескать, неказистые, но зато «наши», русские народные, которые мы смотрим, и сами себе умиляемся – вот какие мы широкие, душевные, коров на бомбардировщиках катаем!» - сетует Рощин, и вспоминает рогожкинский фильм «Караул», снятый еще в 1989 году, едва ли не первый в отечественном кинематографе фильм об дедовщине, который бил зрителя буквально наотмашь. Вот он как раз о русском народе, отнюдь не добром, а разве что добродушном. И ведь «Караул» больше не показывают. Как и следующий рогожкинский шедевр - «Чекиста», на котором «знакомые мужики чуть в обморок не падали». В нем настолько откровенно и реалистично был показан чекистский конвейер смерти, что не только главный герой фильма сходит с ума, а и зрители вместе с ним.

Рощин называет стиль Рогожкина «грязным реализмом», поскольку «картина России неотделима от грязи, небрежности и более-менее явных следов разрухи. Смотришь – и понимаешь всем сердцем, что эта хтонь на самом деле никуда не делась, она плещется буквально под ногами, она везде, и в тебе тоже…»

Следом была та самая «Охота», а сразу за ней в 1998 году новый шедевр - «Блокпост». «Смотришь и только мысленно отмечаешь: «вот это бы сегодня ни за что не показали… и вот это… и вот это… а вот это – ну точно, ну совсем нет!»

Рощин сравнивает этот фильм с «9 ротой» Федора Бондарчука, и почти уверен, что Бондарчук, взяв сценарий Рогожкина, просто перенес «от греха» действие из Чечни 1990-х в Афганистан 1980-х. Все сходится, кроме финала, который в «9 роте», как и положено, показывает героическую битву с душманами, тогда как Рогожкин такой пошлости себе не позволил.

Рощин уверен, что Рогожкин совершенно не «развлекатель», а серьезный мощный талант, трилогия которого («Караул», «Чекист» и «Блокпост») демонстрируют национальное российское самоуничтожение через тюрьму (поскольку армия в России – это тюрьма), через чекизм, и, наконец, через войну неизвестно с кем и неизвестно за что. Ну а «Особенности», скорее всего, входят в этот ряд как самоуничтожение через пьянство. Очень злым режиссером называет блогер Рогожкина, режиссером, который не любил народ совершенно, не любил именно за его вырождение, и как следствие этого процесса – за нарастание в нем жестокости, глупости, утраты человечности. «Людей – любил, а народ – нет…» - завершает Рощин.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter