Рус
Eng
В выигрыше от эпидемии останутся диктаторы и популисты
Аналитика

В выигрыше от эпидемии останутся диктаторы и популисты

26 марта , 10:17
Та ватерлиния, которая в любом обществе обозначает постоянно меняющуюся, штрихпунктирную границу между уровнем демократичности и уровнем тоталитарности, несомненно, будет сдвинута в сторону последнего

Вне зависимости от того, правильно ли различные государства борются с коронавирусом, есть вещи, вызывающие серьезное подозрение.

Михаил Берг

Например, огромный всплеск лицемерия. Естественно, что авторитарные и популистские режимы типа российского только играют в озабоченность жизнью и здоровьем граждан, и готовы уменьшать пространство свободво сне и наяву, используя любую возможность для закручивания гаек, дабы впустую не пропадал ни один повод. Однако новости с фронта борьбы с пандемией провоцируют лицемерие, как обиход, как ожидаемую и поощряемую реакцию, что, в конечном итоге, является еще одним источником ржавчины, поражающей самые разнообразные общества.

Не менее отчетливым является продуцирование единодушия, согласия, как предлагаемой правильной реакции. Казалось бы, чему здесь возражать: пандемия - природное явление, и в борьбе со взбесившейся природой нет эллина и иудея, нет левых и правых, нет демократий и диктатур. Все равны, как равны, не знаю, в смерти, приблизившей свой виртуальный (и не виртуальный) экран к самому лицу.

Но в том-то и дело, что различия есть, они только затушевываются, а единообразие приветствуется, как новая норма. И то, что демократии и диктатуры оказались союзниками перед лицом общего врага - заставляет внимательнее искать совпадения между ними и пристальнее рассматривать картину, кажущуюся монохромной.

Даже если представить себе, что коронавирус - в чистом виде природа и лишён социального измерения (а он не лишён, и социальное измерение никуда не делось), то и в этом случае удивительное единение требует внимания. Только в раю волки и овцы, львы и олени возлежат вместе, ибо конкуренция как и время кончились: самоутверждаться и добывать пропитание, поедая друг друга, не нужно.

Но никакого рая нет и в помине, и прилив наигранного дружелюбия и человеколюбия, демонстрируемый, например, Россией, посылающей помощь правому правительству Италии, только обнажает очевидное: перед нами чистилище с плавным переходом в ад (пусть порой и пародийный), а у ада - в его наиболее частых воплощениях - отсутствует однородность и присутствуют различные круги.

Точно так же и здесь, даже если враг общий (или, по крайней мере, одинаково называется), то цели борьбы с ним принципиально разнятся.

Скажем, Россия вводит ограничения, соответствующие объему объявленного тестирования, но совершенно не соответствующие числу заражённых.

Трамп, борясь с коронавирусом, настолько отчетливо борется с демократами за возможность переизбрания в ноябре, что видят это даже сторонники-республиканцы, далеко не все его инициативы поддерживающие.

Нетаньяху с помощью пандемии переносит рассмотрение своего уголовного дела и пытается помешать оппонентам составить коалицию.

Если посмотреть на любого правителя на фоне коронавируса, то несложно заметить, как с помощью борьбы с, казалось бы, общим врагом решаются узкие политические задачи той или иной политической актуальности.

Резонен и вопрос, пусть имеющий и предварительные очертания: в том единообразии или схожести приемов борьбы с пандемией - есть ли выигрывающие, и кто и в чем может выиграть в окончательном итоге? Так как мы условились (если мы условились), что не будем рассматривать как выигравших тех, кто, благодаря карантину и другим приемам, не заболел и не умер (шумер-шмумер-умер), или, по крайней мере, смог отложить эту процедуру, то предположим, что мы не настолько прекраснодушны, дабы считать не заболевших и не скоропостижно скончавшихся единственными победителями. История не дает забыть, что на любой войне, есть те, кто наваривает на крови (война – мать-родна), кто делает состояния в блокаду и уж тем более во время эпидемий.

И следующий вопрос совершенно не праздный и не из категории теории заговоров: кому выгодны тотальные карантины, кто ещё наваривает на экстренном замедлении экономики, на рецессии и неизбежном мировом экономическом кризисе (неизбежным при выбранном способе борьбы с коронавирусом и его малютками)?

Экономисты легко смогут нарисовать математический портрет медведей, которые в этот момент играют на понижение и в нем заинтересованы. Понято, что в любой социально значимой игре, тем более такой глобальной, есть те, кто проигрывает и кто экономически и политически выигрывает. Было бы упрощением считать, что выигрывающие и ответственны за кризис и за распространение вируса, или даже просто за характер мер, предпринимаемых сегодня. Это не так, причины и следствия могут соединяться более прихотливо, но они есть.

Это никакого отношения не имеет к периодически возникающей дискуссии об искусственной природе вируса, или к утверждениям, что он совершенно не опасен и не выходит за пределы статистической погрешности в смертности в разных странах, коронавирус может быть совершенно нерукотворным, но его последствия от этого не меняются. Как и те пристрастия к приемам тоталитарного контроля, которые прежде всего были активированы правительствами разных стран. И это кажущаяся целесообразность, скорее, здесь пакет действий, имитирующих целесообразность, целесообразных и продвигающих собственные интересы.

Понятно, что эти приемы тоталитарного контроля в разной степени останутся и после того, как пандемия канет в лету. Как и раздувание национализма и вообще процедуры разделения и инкапсулирования. В каких-то обществах еще предстоит борьба за выпалывание сорняков, оставшихся в политическом обиходе после подавления пандемии, где-то эти сорняки, эти приемы станут основой будущей жизни, ее магистральным проектом, но полностью они нигде не исчезнут. Не для того диктаторы и популисты, торговцы страхом и лицемерием рассохлые топтали сапоги, чтобы отказаться от завоеваний и отдать это кому-то другому.

Та ватерлиния, которая в любом обществе обозначает постоянно меняющуюся, штрихпунктирную границу между уровнем демократичности и уровнем тоталитарности, несомненно, будет сдвинута в сторону последнего.

Надо ли говорить, что это куда опаснее коронавируса, как угрозы для жизни и здоровья отдельного социального агента, посткоронавирусное будущее будет постапокалиптическим, и то, что диктаторы и популисты, диктаторское и популистское – выиграют, потому что они уже выиграли. Выиграли в незавершенной ситуации, которая, не завершившись и только экстренно, как вирус, проникая в политические поры жизни, меняет ее, и уже изменила.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter