Рус
Eng

Екатерина Шульман: «Политуправление в стране перетекает от гражданских к силовикам»

Екатерина Шульман: «Политуправление в стране перетекает от гражданских к силовикам»

Екатерина Шульман: «Политуправление в стране перетекает от гражданских к силовикам»
Аналитика

15 июня, 18:51
Фото: https://www.youtube.com/watch?v=fKTbGPh6Ssg&t=4518s
Политолог Екатерина Шульман на своём ютуб-канале рассказала о том, кто такие российские элиты и какие процессы сегодня происходят в сфере политического управления страной.

«Термин «элита» воспринимается как оценочный. Когда люди слышат слово «элита», они слышат это как «лучшие». Поэтому регулярно приходится слышать: «Да какие же это элиты, вы на рожи-то их посмотрите! Это же результат отрицательной селекции!»

Но в политологическом смысле, элиты это всего лишь группы индивидуумов, наделённых политической властью.

Поэтому наша с вами с вами элита, поскольку мы имеем дело с политической системой этатистского характера, в котором основную площадь занимает государство, в основном, госслужащие. Поэтому ничего таинственного в них нет.

Это люди, которые в подавляющем большинстве, занимают легальные должности, и обладают полномочиями, что называется, по закону. Либо, являясь прямыми госслужащими, руководителями силовых структур, либо руководя государственными корпорациями, государственными банками, государственными медиа.

Несмотря на все разговоры о том, что у нас тут двор и царь, система фаворитизма у нас не выросла, не проявилась. Никаких тайных инфлуенсеров у нас особенно нет.

Все люди, которые обладают полномочиями, они известны, и обладают ими – ну, не хочется говорить, в такой ситуации, по закону – но, по крайней мере, по документу, по регламенту.

Это вот этот самый третий тип легитимации рационально-правовой, он же бюрократический.

Так что элиты это бюрократия. Разумеется, не каждый госслужащий обладает правом на принятие решений, но вся вот эта большая пирамида, она, собственно, Россией и правит.

Один из первых признаков современных автократий это слияние власти и собственности. То есть власть даёт собственность, но не наоборот.

Поэтому, как у нас гордятся, значит, победили мы олигархов. Как мы их победили? Заменив их государственными олигархами-назначенцами.

Что лучше, что хуже – что называется, вопрос вкуса.

Лучше, конечно, власть закона.

Классический олигарх это человек, который влияет на решения государственной власти, не относясь к ней напрямую, то есть посредством своего богатства он влияет на политические решения. Вот что такое олигархия, опять же, в самом общем виде, то, что ещё Аристотель имел в виду и называл одной из трёх искажённых форм правления.

Если у вас чиновник является олигархом, то это немножко обратный порядок вещей. В одном рассказе, по-моему, О’Генри, говорится: «Воротиле с Уолл-стрит иногда бывает полезен даже министр финансов». …Вот это вот олигархия.

А когда у вас чиновник является капиталистом и может сделать капиталистом, может сделать миллиардером своего свата, брата и знакомого подельника, это вот тот самый государственный капитализм, его ещё называют корпоративным.

Такого рода модели выстраивают вот эти вот вертикальные интегрированные структуры, то, что нынче называют красивым словом экосистемы, когда прямо или косвенно госструктуры скупают всё, что движется и образуют монополии.

Монополистический капитализм, надо сказать, одна из самых неприятных форм для жизни, она сочетает государственный диктат и неподконтрольную дикость капитализма эпохи первоначального накопления, хотя наша с вами эпоха вовсе уже не первоначального накопления.

Вот что можно сказать про наши с вами элиты.

Один из процессов последнего времени это перетекание полномочий в сфере внутреннего политического менеджмента от гражданских к силовикам.

Опять же: не от либералов к нелибералам, не от голубей к ястребам, а именно так – от гражданского политического менеджмента, от пресловутого управления внутренней политики к разнообразным силовым структурам.

Это то что происходит в сфере регулирования партийной жизни, выборов, отношений с оппозицией – вот это всё теперь уже решается не там, где оно решалось раньше, к чему многие привыкли за последние десятилетия.

А чего там осталось? Ну вот общественные проекты, общество «Знание», конкурсы, какие-нибудь там «Лидеры России» и прочие штуки. Говорят, теперь к этому ещё прибавится какая-то воспитательная работа со школьниками.

То есть, в общем, ужасным образом, остаётся то, чем раньше занимался Комсомол, но не то, чем занималась партия.

Поэтому, когда говорят, что ЦК КПСС теперь сидит на Старой площади, где сидел, там и сидит, вот это уже больше не соответствует действительности. Вот это интересно».

Посмотреть выпуск с участием Екатерины Шульман целиком можно здесь.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter