Рус
Eng
Люстрация: акт возмездия или средство демократизации?
Аналитика

Люстрация: акт возмездия или средство демократизации?

11 октября 2018, 13:27
Сама по себе эта жесткая мера не дает никаких гарантий на оздоровление общества

Время от времени, учитывая, что рано или поздно политическая ситуация в стране изменится, эксперты поднимают тему люстрации. Вот что написал в ФБ политик Дмитрий Гудков:

Вот если бы вместо всех «ток-шоу» на ТВ хотя бы на часик там ставили Екатерину Шульман – насколько меньше в России стало бы душевных болезней. Все внятно и по полочкам. Вчера я, например, с удовольствием слушал про люстрации. Да, про них тоже можно слушать с удовольствием, когда тебе рассказывают не про массовые расстрелы, а предлагают взвешенный подход к этой мере.

Процитирую тут, потому что споры о люстрации возникают регулярно, и у меня четкое впечатление, что спорят люди о совершенно разных вещах.

Вот определение из вчерашнего эфира – емкое и внятное: «Люстрационный закон должен быть внятен, ограничен по времени, строго ограничен по применению, содержать конкретные признаки, по которым те или иные люди признаются негодными какое-то время для каких-то должностей».

То есть не расстрелы. Не навсегда. Не всех поголовно. Потому что «нельзя создавать широкую социальную базу лишенцев».

При этом, что важно (!), люстрация – это не акт возмездия, а часть комплекса мер, направленных на активную демократизацию страны!

Ну и, конечно, главное, неприятное, но важное – снова процитирую Шульман: «Если у вас начинает происходить демократизация, то она у вас и без этого произойдет, а если вы начинаете подгонять правила под то, чтобы удержаться у власти подольше, потому что вы-то настоящий демократ, поэтому вы должны быть этой властью, вы не должны позволить отсталому населению помешать вам на вашем пути в светлое будущего, — то тогда совершенно непонятно, в чем разница между вами и теми, кого вы тут пытаетесь каким-то образом мягко репрессировать».

***

В отличие от Гудкова, публицист Михаил Пожарский был не столь оптимистичен:

«Политолог Екатерина Шульман высказалась на модную молодежную тему - о люстрациях. Вкратце, суть: сами по себе люстрации не дают ничего; успешные кейсы - те, где люстрации были частью комплекса мер по демократизации и либерализации. Однако возникает вопрос: если у вас есть этот комплекс мер, то так ли нужны в нем люстрации?

Действительно, мне тоже не удалось найти ни одного исследования, где бы люстрации описывались как нечто, что дает какую-то гарантию. Однако сам принцип работы люстраций описан у американского экономиста Мансура Олсона. По Олсону важнейший элемент политики - активность неформальных лоббистских групп. Такие группы есть везде - и в демократиях, и в автократиях. Когда американские сенаторы обедают с лоббистами от бигфармы, а потом появляются выгодные тем законы - это оно. Когда министры решают вопросики с господрядчиками в баньке и на шашлыках - это оно же. В демократиях вреда от этого меньше т.к. там публичная политика, свобода слова и т.д. Но вообще зараза эта в той или иной мере всеобщая.

Что происходит с этими группами, когда государство меняет вывеску - например, с СССР на РФ? Ничего не происходит. Крепкой дружбе вывески не помеха. Если хоть кто-то из группы остается при власти, он тут же подтянет всех остальных. И они продолжат разводить «коррупцию». Отсюда Олсон делает вывод - для успешных реформ нужно стукнуть по этим группам дубиной. Так, чтобы они и не думали что-то там мутить. Эта дубина - люстрации. Поэтому, дескать, получилось у Германии, но не получилось у России-СССР.

Если принимать модель Олсона (а она, кажется, хорошо описывает реальность), то люстрации выглядят логичной мерой. Однако единственное, что они дают - это временный паралич старых жуликов. Почему временный? Потому, что лоббистские группы - бич любого общества. Разрушите старые - со временем вырастут новые. За это время нужно успеть выстроить демократические институты, дать развиться свободной пресс и другим сдерживающим аппетиты механизмам. И это уже совсем другая задача...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter