Рус
Eng
Пекин начинает валютную войну

Пекин начинает валютную войну

17 августа 2015, 00:00
В мире
Георгий СТЕПАНОВ
На минувшей неделе Народный банк Китая (НБК) трижды снижал курс национальной валюты. В итоге на сегодняшний день юань оказался девальвирован по отношению к доллару на рекордные для себя 4,6%. Эта ситуация уже обрушила цены на медь и алюминий, а вскоре, по прогнозам экспертов, доберется и до нефти, котировки которой опр

По данным агентства Reuters, некоторые высокопоставленные чиновники правительства КНР выступают за дальнейшее ослабление юаня – всего на 10% с учетом уже состоявшейся девальвации. НБК устами своего управляющего Йи Гана поспешил опровергнуть эту новость, заявив, что не видит экономических и финансовых предпосылок для такой меры.

Однако очевидно, что предпосылки как раз существуют – объективные и фундаментальные. Экономика КНР демонстрирует сильнейшее замедление за последние шесть лет. В июле китайский экспорт снизился на 8,3% по сравнению с прошлогодним показателем.

Китайский центробанк девальвировал свою нацвалюту через несколько дней после того, как МВФ отложил решение о признании юаня одной из резервных валют, отметив в отчете его недостаточную привязку к рыночным параметрам. Между тем Пекин долго поддерживал стабильность национальной валюты в надежде как раз на это. По оценкам экспертов Oxford Economics, для улучшения положения в денежной сфере до уровня 2014 года Китаю необходима девальвация юаня на 10–15%.

Напомним, что в свое время китайская валюта держалась на отметке около 8,3 юаня за доллар, пока летом 2005 года не начала дорожать – после того как Пекин под давлением США отменил ее жесткую привязку к «американцу». Пик этого процесса пришелся на январь 2014-го, когда за один доллар давали 6 юаней.

Как считают в аналитическом центре Stratfor (США), дорогой юань негативно отразился на торговом балансе Китая, его макроэкономических показателях и росте ВВП. «В Европе и Японии – родине резервных валют – количественное смягчение и другие факторы привели к ослаблению евро и иены. Евро сначала года подешевел на одну пятую, иена примерно на одну треть. А юань оставался стабильным по отношению к доллару, это привело к тому, что его обменный курс резко потерял конкурентоспособность против валют его торговых партнеров», – говорится в отчете Stratfor.

«Тот факт, что регулятор прибегает к таким мерам, как ослабление национальной валюты, означает: дела в китайской экономике и вправду плохи, – отмечает независимый эксперт Дмитрий Тратас. – И это только начало. Ведь впереди – сентябрь и возможное повышение ставки ФРС США, что может привести к дальнейшему укреплению доллара и падению юаня, уже рыночному. А значит, впереди новый виток «валютных войн».

На последние действия НБК с нескрываемой тревогой отреагировала американская пресса. Пытаясь добиться экспортных преимуществ, Пекин наносит удар по своим торговым партнерам, пишет The Wall Street Journal. «Подростковый шаг Китая» – так озаглавила свой комментарий The Chicago Tribune. Газета предположила, что власти КНР в панике и растерянности: темпы роста ВВП продолжают падать, в то время как все меры стимулирования экономики, опробованные прежде, не работают.

Изменения в курсе юаня и, в целом, текущие проблемы в китайской экономике могут плохо сказаться на рубле, считает сотрудник Стэнфордского университета, бывший аналитик Deutsche Bank Юрий Ярым-Агаев. «Россия сделала ставку исключительно на экспорт сырья, – отмечает он. – Сейчас, с одной стороны, цена на нефть и газ падает, а с другой стороны, Китай начинает покупать меньше ресурсов, то есть экспорт России в КНР существенно снижается, а импорт ей необходим. Вот эта разница между импортом и экспортом, между упавшим вдвое рублем и упавшим пока только на несколько процентов юанем будет играть весьма существенную роль».

Между тем Китай уже четыре года остается торговым партнером номер один нашей страны по товарообороту: в 2014-м его объем превысил 90 млрд. евро. Однако в первом квартале этого года, по данным Федеральной таможенной службы России, двусторонний товарооборот снизился на 28,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А объем прямых инвестиций КНР в российскую экономику, как сообщил представитель министерства торговли Китая Шэнь Даньян, в первом полугодии 2015-го сократился на 25%.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter