Рус
Eng

Южный передел

Южный передел

Южный передел

12 октября 2007, 00:00
В мире
СЕРГЕЙ ЛАВИНОВ
Латинская Америка грозит вернуть себе репутацию «пламенного континента». Только теперь здесь разгораются не революции, а территориальные споры между разными государствами, ранее уже приводившие к вооруженным конфликтам. Порой в них участвуют страны, расположенные вообще в другом полушарии. Так, Британия претендует на 3

Недавно Лондон обратился в ООН с просьбой признать за ним права на многие десятки тысяч квадратных километров дна океана в южной части Атлантики. Само разбирательство этой просьбы уже грозит новым обострением конфликта вокруг Фолклендских (Мальвинских) островов. Ведь цена вопроса – богатейшие месторождения полезных ископаемых, в том числе нефти, залегающие, судя по данным геологической разведки, под дном океана на юге Атлантики.

Подобные притязания рассматривает Комиссия по границам континентального шельфа при ООН. К рассмотрению просьбы Великобритании, как сообщила лондонская Guardian, комиссия приступит не раньше следующего года. Ждать решения придется долго. Для того чтобы расширить 200-мильную прибрежную зону почти вдвое, до 350 миль, как того требуют британцы, нужно доказать, что именно здесь заканчивается континентальный шельф. Для этого понадобится замерять толщину осадочных пород на дне Атлантики. Аргентинская сторона, воевавшая в 80-х с былой владычицей морей, естественно, ко всему этому относится крайне отрицательно.

Британский пример вдохновил многих, и вскоре жаркие территориальные споры разгорелись на другом конце Латинской Америки. В конце года Гаагский арбитражный суд займется рассмотрением жалобы Никарагуа по поводу принадлежности карибского острова Сан-Андрес, который удерживает за собой Колумбия. Сан-Андрес с его хорошо отлаженной туристической инфраструктурой пользуется популярностью не только у латиноамериканских отпускников, но и среди европейцев, особенно немцев. Кроме того, поговаривают, что в здешних подводных недрах, как и в районе Фолклендов, находятся немалые запасы нефти. Так что поспорить есть о чем. Четыре года назад Никарагуа и Колумбия даже едва не развязали войну. Дело в том, что еще в колониальные времена, в 1803 году, Испания передала Сан-Андрес своему владению Новая Гранада, в которую входила и современная Колумбия. После ухода испанцев права на Сан-Андреас предъявили власти Никарагуа, и лишь в 1928 году две страны подписали договор, подтверждавший суверенитет Боготы над Сан-Андресом. В Манагуа, однако, утверждают, что договор был подписан под дулами винтовок американских пехотинцев, оккупировавших Никарагуа под предлогом борьбы с левыми повстанцами, и поэтому силы не имеет.

Конфликт обострился в последние годы, причем опять не без участия США. В 2003 году Колумбия направила в спорный район военные корабли, чтобы помешать американской фирме, действовавшей с разрешения никарагуанцев, вести здесь геологическую разведку нефтяных месторождений. В прошлом году патрульные катера захватили колумбийский траулер, утверждая, что он заплыл в территориальные воды Никарагуа. Когда в минувшем июле президент Колумбии Альваро Урибе решил отметить день независимости своей страны не в Боготе, а на Сан-Андресе, это вызвало взрыв возмущения в Манагуа. На встрече лидеров государств Центральной Америки никарагуанский президент Даниэль Ортега, не стесняясь в выражениях, высказал коллеге из Колумбии все, что он думает о нем и его инициативе.

Колумбийское правительство, в свою очередь, заявляет, что Гаагский суд не имел права даже принимать жалобу к рассмотрению, потому что договор 1928 года важнее соглашений последних лет. А главный довод Манагуа в свою пользу – то, что от побережья Никарагуа до Сан-Андреса рукой подать, всего-то 100 миль, а от Колумбии – целых 400.

Конфликт между Никарагуа и Колумбией – самый серьезный в Латинской Америке, которая по числу территориальных споров не уступает Ближнему Востоку, но далеко не единственный.

Чили, Боливия и Перу продолжают спорить относительно территорий и морских прав, доставшихся Сантьяго после победы в Тихоокеанской войне 1884 года. После того, как чилийский президент Мишель Бачелет выразила готовность передать Боливии контроль, но не суверенитет над узкой полоской земли в северной части своей страны, что означает для боливийцев возвращение долгожданного выхода к океану, правительство Перу заявило, что любое изменение границ возможно лишь при согласии Лимы.

А в 2005 году перуанский конгресс проголосовал за исправление морских границ с Чили в одностороннем порядке, в результате чего к Лиме отошли более 10 тыс. кв. миль океанского дна. В начале августа в Перу вышла карта с новой морской границей. Чилийцы заявили дипломатический протест, а Перу в ответ отозвало своего посла из Сантьяго.

В это же время у Венесуэлы разгорелся серьезный конфликт из-за границ с Гайаной на востоке и с Колумбией на западе. А Никарагуа никак не может договориться уже и с Коста-Рикой – относительно фарватера пограничной реки.

Страсти кипят, политики ломают в спорах копья. Остается лишь надеяться, что территориальные споры не перерастут в вооруженные конфликты, как это было между Сальвадором и Гондурасом в 1969-м, Аргентиной и Великобританией – в 1982-м и у Перу с Эквадором в 1995 году.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter