Рус
Eng
Он был совершенно растерян

Он был совершенно растерян
Новость

11 апреля 2013, 00:00
Капрал Гилад Шалит, ради освобождения которого Израиль потратил колоссальные усилия и даже вел боевые действия, стал фигурантом армейского расследования. Выясняется, что он попал в плен во многом благодаря собственным ошибкам. Судить его, конечно, не будут, но ореол героя, который создавался не без усилий высших армейс

Гилад Шалит, захваченный движением ХАМАС 25 июня 2006 года, провел в плену пять лет. Его свобода стоила дорого. Израиль вынужден был отпустить почти полторы тысячи палестинских боевиков, за многими из которых спецслужбы охотились годами. Поэтому нетрудно понять желание израильского общества знать историю пленения танкиста Шалита.

И вот Гилад после допросов следователей сознался, что недобросовестно выполнял свои служебные обязанности. Он рассказал об обстоятельствах своего пленения. Шалит после завершения ночного дежурства спал возле своей пушки, сидя в танке. Именно тогда в ходе утренней радиопереклички было передано добытое по разведывательным каналам предупреждение о готовящемся захвате израильских военнослужащих. Примерно без пятнадцати пять утра его разбудил взрыв попавшей в танк ракеты из РПГ-7. Водитель ефрейтор Рой Амитай, по всей видимости, погиб сразу же при попадании ракеты. Следствие установило, что командир танка совершил смертельную ошибку, когда приказал экипажу покинуть боевую машину. Ведь ракета вошла в танк, но особого вреда ему не причинила. Все системы работали безотказно.

Но капрал Шалит танк не покинул. Это и спасло ему жизнь, Гилад услышал выстрелы из стрелкового оружия. Этими выстрелами и были убиты его боевые товарищи – лейтенант Барак и старший сержант Слуцкер. И здесь Шалит совершает ошибку, которая стоила ему свободы. Он вполне мог привести в действие пулемет и начать бой. Но вместо этого он просто ждал. И дождался двух осколочных гранат, которые бросили ему в башню хамасовцы. Большую часть осколков приняли на себя бронежилет и фартук. Однако один осколок попал в локоть, а другой впился в ягодицу. Из-за распространившегося дыма Шалит выглянул наружу. И здесь вновь он совершает ошибку: вышел безоружным. На языке израильских военных это называется «бросить оружие на поле боя». «У тебя не было мысли открыть огонь по террористам?» – спросили следователи Шалита. «Нет, – ответил он, – я был совершенно растерян».

Понятно, что, каковы бы ни были выводы следствия по «делу Шалита», никто судить его не будет. В конце концов, пять лет, проведенных в узилище на голодном пайке с недолеченным ранением, – это совсем не курорт. Но, с другой стороны, начальник Генштаба генерал Бени Ганц, ожидая встречи с Шалитом на базе ВВС, назвал его «героем». Правда, теперь израильские СМИ задаются вопросом, нужно ли так представлять солдата, который, хотя и выполнил свой долг, допустил множество непростительных ошибок, которые стоили и еще могут стоить жизни другим гражданам?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter