Рус
Eng
Связанные Катастрофой

Связанные Катастрофой

11 марта 2016, 00:00
В мире
Юрий Синалеев, Ольга Хегай, Токио
В Японии вспоминают страшную дату: пятилетие с момента Катастрофы. Именно так, с большой буквы, называют здесь сильнейшее землетрясение, которое вызвало цунами и аварию на атомной станции «Фукусима-1». Вторая в истории человечества (после Чернобыля) техногенная катастрофа на АЭС оставила глубокий след в памяти японцев,

Утро 11 марта 2011 года. В Токио ярко светило солнце, было тепло, и ничто не предвещало беды. Даже геомагнитно зависимые люди вспоминают, что в тот день у них было на удивление хорошее самочувствие и небывалое внутреннее спокойствие. Но к полудню начались странные изменения. Небо заволокло тучами, подул сильный ветер. Причем мощь ветра с каждой минутой становилась все сильнее. Для японского климата такие погодные перепады вполне привычны. Непривычен был странный гул, исходивший с северо-востока. В какой-то момент асфальт под ногами начал ходить волнами...

О том, что было дальше – землетрясение и цунами, унесшие свыше 18 тысяч жизней, взрыв на АЭС «Фукусима-1» и выброс радиации, спасательная операция и поиски виновных случившегося – написано много. И вот прошло пять лет.

Печальный юбилей – время вспомнить, что было сделано и что не сделано, чтобы смягчить последствия Катастрофы. Любимая тема японских СМИ в эти дни – судьбы людей, пострадавших в результате землетрясения и аварии на АЭС. По телевизору показывают интервью с детьми, оставшимися без родителей, с людьми, потерявшими родственников и друзей.

Журналисты рассказывают о том, как меняется отношение к пострадавшим в Катастрофе: из героев общественного внимания они превращаются чуть ли не в изгоев, утомляющих людей своими жалобами – словом, в тех, кого предпочитают не замечать. Изменилось и японское общество. Пять лет назад, почти сразу после того, как правда о произошедшем на «Фукусиме», которую пыталась было скрыть компания-оператор станции, стала известна обществу, по всей стране прокатилась волна акций за запрет атомной энергетики как таковой. В какой-то момент число вышедших на улицы городов оценивалось почти в миллион человек...

Но всё это в прошлом. Сегодня атомные станции работают, не вызывая особых протестов. Проходят, конечно, небольшие демонстрации и пикеты, но массовостью такие мероприятия не отличаются. Похоже, что японцы смирились с тем, что без атомной энергетики не обойтись даже тем, кто пережил Катастрофу. Разве что в лексикон японцев вошло новое понятие: зона отчуждения. Она составляет около 20 км в радиусе от станции «Фукусима-1».

В целом японская зона отчуждения похожа на чернобыльскую. Охрана, люди с датчиками, запрет находиться в определенных частях зоны без защитного костюма. Мифы, окружающие зону, – в первую очередь, конечно, фейки-страшилки о бродящих по ней мутантах. Впрочем, в ­каждом мифе есть если не доля, то хотя бы тень правды.

Можно вспомнить не одно интервью авторитетных ученых, рассказывающих о том, что мутации, вызванные радиацией, действительно произошли как в животном, так и растительном мире. У многих видов рыб, животных и растений, переживших аварию на «Фукусиме», есть изменения на генетическом уровне. Появились птицы, которые могут летать лишь на короткие расстояния. Изменился и внешний вид некоторых растений. Но заметить эти перемены могут только специалисты. Люди же далекие от биологии, которых судьба занесет в 20-километровую зону, будут разочарованы, как разочарованы туристы, приезжающие в Чернобыль в поисках острых ощущений и не находящие ни опасностей, ни живописных чудовищ.

И есть, как и в Чернобыле, самоселы: местные жители, которые пожелали вернуться (на время, а не постоянно) в зону, к своим прежним домам. Их очень немного, но они есть, и общество относится к ним, как к чудикам. Чего не скажешь о других пострадавших, скорее, не от аварии на АЭС, а просто от цунами и землетрясения. Эти люди, к которым сейчас в Японии относятся с большим уважением, живут за пределами зоны отчуждения.

Им пришлось несладко. Нужно понимать психологию японцев: выжившие ни за что не хотели покидать тогда насиженные места, даже если видели, что все вокруг оказалось разрушено и воздух в одночасье пропитался гнилью и смертью. А после 11 марта началось резкое похолодание, пошел снег. Государство, занятое проблемой ликвидации аварии на АЭС, уделяло минимальное внимание пострадавшим. И чтобы не замерзнуть, люди сооружали временное жилье сами, рубили в близлежащих лесах деревья, чтобы просто обогреться.

Выжившие рыбаки кооперировались во вновь созданные артели. Если мужчины-рыбаки пытались восстановить свой прежний бизнес, то их жены (в основном вчерашние домохозяйки), особо не надеясь на помощь государства, создавали свое собственное дело. А что в такой ситуации может предпринять вчерашняя домохозяйка? Самое простое – шить да вязать: носки, гетры, свитера. Словом, делать ручную работу спицами, так как на вязальные машинки денег не было, а старые машинки волны унесли в океан.

В наиболее пострадавшем относительно крупном городе Сендаи (префектура Мияги) женщины создали кооператив по вязанию одежды. В деньгах были крайне непривередливы – сколько за произведенное заплатят, столько и заплатят. В какой-то момент о кооперативе рассказали журналисты, и заказы пошли со всей страны. Таким случаем попытались воспользоваться нечистоплотные дельцы-перекупщики (да-да, и такое в Японии есть). Они начали перепродавать произведенное «фукусимскими женами» значительно дороже, чем приобретали у них, наживаясь на наивности покупателя и горе переживших цунами.

Однако на сегодняшний день ситуация поменялась. Свой товар, ставший эксклюзивным, кооператив реализует самостоятельно, точечно отсылая конкретному покупателю. Вот только идея поднять цены, чтобы нажиться на своей известности, женщинами отметается на корню. Делать деньги на жалости к себе в Японии не принято. И уж эту особенность японского характера вряд ли изменит даже Катастрофа.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter