Рус
Eng
По воле Поднебесной

По воле Поднебесной

5 марта 2015, 00:00
В мире
АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Стокгольм
С поста председателя норвежского Нобелевского комитета ушел Турбьерн Ягланд (на фото) , занимавший этот пост с 2009 года. «Норвегия встала на колени перед Китаем», – так отреагировала на эту новость ведущая газета Норвегии Aftenposten. Мнение газеты разделяют многие эксперты и обозреватели страны фьордов, называющие см

Норвежский нобелевский комитет, присуждающий премию мира, состоит из пяти членов, выбираемых парламентом и представляющих реальный расклад политических сил в стране. Тем не менее и власти Норвегии, и сам комитет всегда подчеркивали, что его члены принимают свои решения независимо от мнения партий, выдвинувших их на престижную работу.

Так случилось и в 2010 году, когда Нобелевский комитет единогласно назвал нового «главного голубя мира», китайского диссидента Лю Сяюбо, отбывающего заключение в Поднебесной за свою правозащитную деятельность. Решение норвежцев вызвало ярость в Пекине. «Ягланд и его подельники много раз использовали Нобелевский приз как политический инструмент», – отреагировало на присуждение премии китайское агентство «Синьхуа». С тех пор политические отношения Норвегии и Китая, по признанию Осло, находились в «замороженном» состоянии. Сильно пострадали и экономические связи между двумя странами. По некоторым оценкам, убытки Норвегии от сворачивания отношений с Китаем достигли за прошедшие пять лет нескольких десятков миллиардов долларов. Богатая Норвегия прежде могла позволить себе ущерб, связанный с негласными санкциями со стороны того или иного государства, недовольного выбором лауреата премии мира, однако значение Китая в современном мире слишком велико, чтобы его мог проигнорировать «северный Кувейт». В 2013 году после парламентских выборов к власти в Норвегии пришла коалиция правых партий, объявившая, что постарается восстановить отношения с Китаем.

На этом настаивали главные спонсоры правых, промышленные магнаты Норвегии, терпевшие значительные убытки от решения 2010 года. «Смешно думать, будто в Китае не знают, что «политические назначенцы» в Нобелевском комитете действуют по указке пославших их на эту работу партий», – раздраженно заметил в январе этого года один из главных спонсоров правительственной партии «Хойре» Енс Уллвейт-Мое, предложивший формировать состав членов Комитета по международному принципу, а не выдвигать их парламентскими партиями. На таком решении настаивали и представители семьи Нобеля, полагающие, что норвежский Нобелевский комитет стал инструментом политики и этим дискредитирует имя основателя премии.

Предвыборное обещание правых вылилось в переформирование состава комитета в минувший вторник. Трое из пяти его членов представляют коалицию правящих партий и, пользуясь своим большинством, совершили «переворот». Новым председателем комитета стала активист «Хойре» Карин Кулльман Фиве. Ягланд остался рядовым членом этого органа.

Причина смены «капитана корабля» не разглашается. «Турбьерн Ягланд прекрасно справлялся со своими обязанностями все это время», – не скупилась на комплименты в адрес предшественника новая глава комитета. Скандальность ситуации усугубилась тем обстоятельством, что сам Ягланд открыто заявил о своем желании продолжить руководить Нобелевским комитетом, а объяснение причин своей отставки просил требовать у нового председателя.

Норвежские обозреватели отмечают, что Ягланда принесли в жертву во имя улучшения отношений с Китаем, однако реноме Нобелевского комитета и присуждаемой им премии мира серьезно пострадало. Отныне официальному Осло будет все труднее декларировать политическую независимость членов комитета, поскольку иных веских причин смены его руководства не представлено. В истории Нобелевского комитета никогда не случалось, чтобы председателя меняли в связи со сменой состава парламента. Напротив, несколько раз было, что главой комитета оставался представитель оппозиционной партии, что афишировалось как доказательство независимости деятельности этого престижного органа.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter