Рус
Eng

В расчете на скандал: Запад призывает Россию поднять подводные лодки со дна морей

В расчете на скандал: Запад призывает Россию поднять подводные лодки со дна морей
В расчете на скандал: Запад призывает Россию поднять подводные лодки со дна морей
29 мая, 11:14ТехнологииАПЛ "Комсомолец" на дне Баренцева моря
Активисты международного экологического объединения Bellona Foundation, главный офис которого находится в Осло (Норвегия), призвали Россию поднять со дна морей в Арктике затопленные подлодки с ядерными реакторами и контейнеры с радиоактивными отходами. Опасных объектов на дне морском - многие тысячи!

Сергей Крон

Письмо с подобной инициативой специалисты направили в адрес восьми постоянных членов Арктического совета – Дании, Исландии, Канады, Норвегии, США, Финляндии, Швеции и России.

Белоновцы предложили участникам Совета разработать специальный проект «Безопасные воды Арктики», в рамках которого велись бы работы по проведению инженерных изысканий морского дна, где лежат контейнеры с радиоактивными отходами, а также по поиску международного финансирования для подъема подлодок.

Наибольшее беспокойство норвежских экспертов на данный момент вызывают покоящиеся на дне субмарины К-159 и К-27, на борту которых по-прежнему находятся реакторы с невыгруженными активными зонами. Именно эти АПЛ являются первоочередными кандидатами на подъем и утилизацию.

«Алармисты» из Bellona заявляют, что экологическая ситуация на Севере обострилась, а возможный объем выбросов сопоставим если не с Чернобылем, то с любой другой крупной аварией на АЭС. Например, на АПЛ К-27 был установлен атомный реактор, в котором в качестве теплоносителя использовался жидкий металл. Это весьма продвинутая технология с точки зрения обеспечения высокой энерговооруженности и боевой эффективности лодки, но с экологической точки зрения она оказалась якобы провальной.

На момент вывода лодки К-27 из состава флота технологий утилизации или длительного хранения таких реакторов в мире действительно ещё не было. Поэтому лодку решили просто затопить, предварительно загерметизировав ядерную энергетическую установку фурфуролом.

Данные, полученные в результате недавно проведенных исследований, вызвали ожесточенные споры среди военных и ученых. Одни доказывали, что герметизация не очень надежна, а попадание внутрь отсека воды может запустить самоподдерживающуюся ядерную реакцию. Другие не соглашались: «Вода давно заполнила отсеки лежащей на дне К-27, но запустить реакцию она никак не может!»

«Работы по К-159 и К-27 должны стать абсолютно приоритетными», - настаивают в Bellona Foundation. Кроме того, оказывается, сохраняется и другая опасность. В случае повреждения объектов, в районе захоронения подлодок придется надолго запретить рыболовный промысел, что приведет к серьезным экономическим потерям, как для России, так и для других стран региона. Для экономик России и Норвегии это обойдется в десятки миллионов евро в год, что, по мнению ряда сторонников Bellona Foundation, «лишь немногим меньше стоимости подъема подлодки». Фактически же, стоимость подобных работ будет на порядок выше.

Кроме того, экологов волнует судьба ядерного реактора атомной подводной лодки К-140, пяти реакторных отсеков других АПЛ.

Не забыли и об атомной подводной лодке К-278 «Комсомолец», затонувшей в Норвежском море 7 апреля 1989 года, а также о реакторной сборке атомного ледокола «Ленин».

Всего, если верить международным экологическим организациям, на дне Баренцева и Карского морей находятся более 17 тысяч потенциально опасных объектов с радиоактивными отходами.

Кто первый начал

Многолетняя эксплуатация атомных флотов СССР и США привела к появлению большого количества радиоактивных отходов. В результате страны, развивавшие мирное и военное использование ядерной энергии, стали затапливать атомные подлодки в Мировом океане, так как это было наименее дорогостоящим способом избавления от опасных отходов.

Первыми такую операцию провели в 1946 году США в северо-восточной части Тихого океана, затопив твердые радиоактивные отходы (РАО) в 80 км от побережья Калифорнии. Вскоре к такому способу захоронения прибегли и другие государства: Великобритания стала затапливать низкоактивные РАО с 1949 года в Северной Атлантике, Новая Зеландия – с 1954 года, Япония - вблизи своих берегов в Тихом океане с 1955 года, Бельгия, избравшая для этой цели пролив Ла-Манш рядом с побережьем Франции, - с 1960-го.

В 1959 году США впервые затопили в Атлантическом океане корпус ядерного реактора, демонтированного с АПЛ «Сивулф». При этом, надо иметь в виду, что затопление отходов высокой удельной активности проводили как зарубежные страны, так и СССР.

Не секрет, что в российском сегменте Арктики, кроме АПЛ, достаточно много и других объектов, представляющих потенциальную опасность сильного ядерного загрязнения акватории. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить 569-ю береговую техническую базу Северного флота в губе Андреева и аварию, которая произошла там в 1982 году. Тогда, напомним, в Баренцево море утекло порядка 700 тысяч тонн высокорадиоактивной воды. Это одна из крупнейших аварий такого рода, как в российской, так и в мировой истории.

Такая практика длилась до 1972 года, пока не вступила в силу международная Лондонская конвенция, направленная на предотвращение чрезмерного загрязнения моря при затоплении радиоактивных отходов, которую дополняли рекомендации по обеспечению радиационной безопасности при проведении таких операций.

Всего в 1946-1972 годах затопление РАО осуществляли 12 стран в 47 районах Тихого и Атлантического океанов.

В 1993 году страны-участницы Лондонской конвенции, ссылаясь на недостаточную изученность радиоэкологических последствий, договорились о запрете затопления любых РАО в морях. С этого времени такого же подхода твердо придерживается и Россия.

Мины замедленного действия

Решений о подъеме радиоактивных объектов со дна Баренцева и Карского морей за последние десятилетия было принято немало. Отчасти они стали результатом различных форумов и семинаров, которые проводились по всему миру. Последним стал международный форум, прошедший в Москве 13 декабря 2019 года. Его задачей стало обсуждение проекта «NS/2013 /MC.04/13» и оценка экономической целесообразности «Плана действий по безопасному обращению/утилизации затопленных радиоактивных объектов в Северных морях». Этот проект финансировала Европейская комиссия с участием Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской Академии наук (ИБРАЭ РАН).

По сути, именно тогда состоялась предпроектная проработка всего перечня необходимых работ по подъему и утилизации потенциально опасных объектов.

Тогда же участники форума отметили, что международное сотрудничество, направленное на очистку российского Севера от ядерных отходов, можно считать весьма успешным: модернизовано производство на судоремонтных заводах в Мурманской и Архангельской областях, инфраструктура пункта обращения с облученным ядерным топливом (ОЯТ) в поселке Гремиха, пункт долговременного хранения реакторных отсеков и региональный центр кондиционирования и долговременного хранения РАО в Сайда-Губе. Это позволяет надеться, что и реализация новой программы пройдет успешно, и Россия сможет избавиться от «мин замедленного действия», заложенных в годы холодной войны, и резко, почти в десять раз, снизить уровень ядерной угрозы в российском секторе Арктики», - единодушно заявили участники московского форума.

Многие из упомянутых объектов затоплены в районе архипелага Новая земля, где долгие годы человеческая активность сводилась только к обеспечению функционирования ядерного полигона и метеорологических постов. Сейчас же это потенциально один из довольно оживленных транспортных путей, воспользоваться которым, на пользу России, могут грузоперевозчики всего мира.

Понятно, что любая крупная ядерная авария в регионе поставит крест на надеждах России с выгодой использовать открывающиеся возможности новой транспортной артерии. Но кто сказал, что завтра надо ждать ядерного коллапса в Баренцевом или Карском морях? Кроме панических заявлений белоновцев, другими сведениями специалисты сегодня не располагают.

Тем более, что финансирование будущих работ по подъему затопленных советских подлодок с ядерными реакторами и контейнеров с радиоактивными отходами в Арктике возьмут на себя щедрые на обещания Евросоюз и США.

Не допустит самоубийства

Необходимость решения вопроса затопленных объектов поддержана Министерством обороны РФ, МЧС, Минприроды, Росатомом и другими ведомствами. Знает о проблемах Арктики и президент России. Были даны поручения всем компетентным инстанциям по разработке плана действий для решения экологических проблем в Баренцевом и Карском морях. Однако до сих пор ничего конкретно не сделано. Нет в Российской Федерации единого общепринятого мнения о том, что же надо делать с затопленными объектами: поднимать и утилизировать, консервировать их на дне или оставить все как есть?

Отсутствует и общее представление о масштабе средств и времени, необходимых для решения вопроса тем или иным способом.

По просьбе «НИ» ситуацию комментирует Тенгиз Борисов, вице-адмирал запаса, доктор технических наук, профессор, председатель Комитета по проведению подводных работ особого назначения при Правительстве РФ(1992 – 1994):

- Действительно, воды Арктики сильно загрязнены радиоактивными отходами. Руководство Советского Союза, а вслед за ним и России не раз открыто заявляли об этом.

Да, топили по незнанию. Думали, море все переработает…

Не секрет, что в нашем морском секторе Арктики Россия до подписания Лондонской конвенции в 1972 году кроме подводных лодок с атомными реакторами также затопила порядка 27,5 тысяч контейнеров с радиоактивными отходами. – 17,5 тысяч на Севере и 8 тысяч на Дальнем Востоке. Кроме высокоактивных изделий их еще заполняли радиоактивной ветошью, зараженной одеждой и инструментами - перерабатывать это тогда никто не хотел, да и не было средств. Приняли решение затопить. Но это старые захоронения. В каком сейчас состоянии эти контейнеры, даже трудно предположить. Серьезные же обследования районов их затопления в Арктике не проводилось.

Как специалист по подводным работам особого назначения я занимался затонувшей в апреле 1989 года в Норвежском море атомной подводной лодкой К-278 «Комсомолец». Она погибла в результате пожара и разгерметизации. Легла на грунт на глубине 1685 метров. На борту остались ядерный реактор и две ракето-торпеды с ядерными боеголовками.

Когда в 1992 году в Москве создали Комитет по проведению подводных работ особого назначения при Правительстве РФ, который, к слову, доверили возглавить мне, мы совместно с учеными РАН при помощи глубоководных аппаратов «Мир-1» и «Мир-2» организовали тщательное обследование затонувшей лодки. Надо было понять, что с ней делать. Некоторые специалисты ставили вопрос о срочном подъеме «Комсомольца». Но более тщательная проверка и анализ показали, что корпус АПЛ имеет катастрофические разрушения. Стало ясно, что любая попытка подъема К-278 окончательно развалит ее. А это вызвало бы тяжелые последствия: загрязнение акватории и дна Норвежского моря на сотни лет вперед. Понимая это, от подъема мы отказались. Тогда появилась идея законсервировать тело лодки непосредственно на грунте. Что и было сделано.

Консервация проводилась при помощи глубоководных аппаратов. Было разработано несколько уникальных технологий, которые позволяют изолировать любой экологически опасный объект прямо на грунте на глубине до 6 тысяч метров. Технологии уникальные, никто в мире ничего подобного не сделал до сих пор. К 1995 году атомная подводная лодка «Комсомолец» была законсервирована. Другими словами, ее легкий корпус превращен в саркофаг.

Это очень сильно упростило проект, удешевило его. Мы уложились в необходимые сроки и не допустили серьезного выброса радиации с борта субмарины.

Нам удалось не допустить и загрязнения акватории Норвежского моря. Тем самым мы успокоили мировую общественность и норвежцев.

Американцы были, естественно, недовольны. В Вашингтоне и тогда считали: чем хуже России, тем лучше Западу. Японцы же, в случае нашей неудачи, рассчитывали выдавить норвежцев с мирового рыбного рынка. Нашлись и другие недоброжелатели.

В случае утечки, Россия вынуждена была бы компенсировать все экономические потери Норвегии, связанные с радиационной аварией. А это миллиарды долларов!

В районе затопления «Комсомольца» регулярно берутся пробы воды и грунта. С момента гибели подлодки прошло уже более 30 лет, и по сей день вокруг АПЛ радиационная обстановка нормальная. А Bellona Foundation в этих обстоятельствах предлагает немедленно начать подъем «Комсомольца». Не правда ли, странно!

Поднять лодку водоизмещением 10 тысяч тонн с такими разрушениями, которые она имеет, это не то, что игра в русскую рулетку, это - самоубийство! В процессе подъема лодка гарантированно развалится и тогда Норвежское море будет загрязнено на десятки, а то и на сотни лет вперед.

Смею утверждать, что на других затопленных АПЛ в арктических морях реакторы заглушены. Но вот очередную тревогу забили все те же представители Bellona в Санкт-Петербурге по поводу якобы «потекшего» реактора на затопленной 30 августа 2003 года при буксировке на утилизацию советской атомной подводной лодке К-159. Она покоится вблизи острова Кильдин на глубине 170 метров. После аварии с К-159, руководство страны и ВМФ заявляло о необходимости подъёма лодки. Но по техническим причинам подъём осуществлён не был.

В сентябре 2014 года российские и норвежские учёные осмотрели К-159. С помощью телеуправляемого аппарата была сделана подводная видеосъемка, на которой видна субмарина, похороненная на дне Баренцева моря. Экспресс-анализ проб показал, что уровень радиации не превышен. По самым неблагоприятным прогнозам, в таком состоянии она может пролежать ещё 20-30 лет.

Таким образом, нет необходимости трогать эти подводные объекты. Это как в русской пословице: «Не буди лихо, пока оно тихо!»

Единственное, что можно сделать в ближайшей перспективе - еще раз провести анализ обстановки вокруг затопленных АПЛ. Это как с Чернобыльской АЭС – процесс заглушили, реактор остановили, теперь надо следить за обстановкой и наращивать защиту.

Современные средства не позволят поднять огромные АПЛ без негативных последствий. Если даже появится такая возможность, то, наверняка, это будет чрезвычайно дорогая операция, которую по разным причинам провести невозможно. Во всяком случае, на нынешнем этапе развития науки и техники. Кроме того, что делать с поднятым радиоактивным хламом? Во что обойдется казне его утилизация или хранение?

Ко мне, когда я возглавлял Комитет, приезжал зам министра иностранных дел Норвегии Тур Норендал, который потребовал официальную бумагу от имени российского правительства, что мы не будем трогать подводную лодку «Комсомолец». Сейчас, мол, она лежит и не приносит большого вреда. Но в процессе ее подъема вы запакостите нам море, и Норвегия будем нести колоссальные убытки: мы потеряем рыбные промыслы, рыболовное судостроение, начнется безработица и так далее. Я ответил, что согласен подписать такую бумагу, но в обмен на другую: мы обязуемся не трогать АПЛ, а Норвегия не будет иметь претензий к России, когда она «потечет». Вопрос был исчерпан…

Цель у белуновцев и их западных покровителей, как мне кажется, одна – нанести в очередной раз репутационный и экономический ущерб России. Сейчас разворачивается очень серьезная борьба за Арктику, и настало время ввергнуть нашу страну в очередную авантюру и международный скандал.

Расчет на то, что в процессе подъема судов начнется загрязнение, например, Норвежского моря, и мы попадем в финансовую кабалу. Тогда с нас потребуют такую контрибуцию, выставят такие штрафы, что мы вовек не расплатимся. И России будет не до освоения Арктики, - считает Тенгиз Борисов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter