Рус
Eng
Призер Олимпийских игр Иван Штыль

Призер Олимпийских игр Иван Штыль

26 июня 2014, 00:00
Спорт
Оксана ТОНКАЧЕЕВА
Недавно в Москве на олимпийском канале в Крылатском прошли Кубок президента РФ и чемпионат России по гребле на байдарках и каноэ. Это были отборочные и одновременно тестовые соревнования в преддверии чемпионата мира, который состоится в столице в августе. Один из лидеров нашей сборной, бронзовый призер Олимпиады-2012 н

– Несмотря на то что впереди два главных старта сезона – чемпионат Европы в Бранденбурге и чемпионат мира в Москве, вы всегда подчеркиваете, что первенство России для вас тоже очень важное соревнование.

– Да, потому что на нем идет отбор, и если ты не завоюешь место в составе команды, то никуда не поедешь. Чемпионата мира я тоже жду, конечно. Мы все его ждем, это же большой праздник для нашего вида спорта – домашний чемпионат. Надеемся, что после такого события популярность гребли в России все-таки начнет расти. А то мы уже привыкли к тому, что выступаем при пустых трибунах. Вот бы всегда такую поддержку, какая была год назад во время Универсиады в Казани. Ведь гребля – исторический вид спорта для России. Я тут недавно прочитал, что, оказывается, Николай II с сыном ей увлекались. Правда, байдаркой. Каноэ появилось чуть позже.

– В прошлом году вы признались, что начинать все заново после Олимпиады тяжело. А сейчас, когда уже следующие Игры не за горами, легче?

– Тяжело каждый новый сезон начинать. Но что делать? Конкуренция в нашем виде спорта сегодня настолько плотная, что пропустишь какой-то один подготовительный момент – потом уже тяжело будет наверстывать. Мощь уходит…

– Тем более бронзовая медаль – это всегда стимул подняться выше. Вы ведь говорили, что в Лондоне были готовы на более высокий результат…

– Я считаю, что результат, какой бы он ни был, это повод сделать выводы. Что, как, почему – пока сам через эти мысли не пройдешь, большим спортсменом не станешь. У нас такой вид спорта, что на результат могут повлиять очень многие факторы. Бывает, на Олимпиадах медали завоевывают люди, которые еле-еле попадают в финал. Почему? Не все дорожки равноценны. Кто-то испытывает меньшее сопротивление ветра, а это как минимум две-три секунды преимущества. Ведь в Лондоне перед финалом я был лучшим, а что получилось? Изменился ветер, а это все сразу меняет. Можно сказать, что мне не повезло. У нас все спортсмены делятся на тех, кто гребет справа и кто слева. Я правосторонний, а «левые» тогда получали полсекунды преимущества за счет ветра. Если бы ветер был другой, спортсмены, занявшие первое и второе места, стали бы третьими и четвертыми. А когда каждый гребок приходится отруливать, прикладывать дополнительные усилия, чтобы удерживать в ровном положении лодку… Здорово, что я тогда вообще смог зацепиться за пьедестал.

– Как с такими сюрпризами бороться?

– Никак. В каждом виде спорта есть своя изюминка, запрограммировать что-либо невозможно. Надо просто работать и радоваться любому результату. Ну и перед самим собой быть честным... После финиша спросить себя – действительно ли сделал все, что мог? Если говоришь себе – мог бы и лучше, тогда, конечно, повода для радости мало.

– Вы что себе сказали после Лондона?

– Я сделал то, что должен был сделать.

– Говорите, что конкуренция сейчас высокая не только на международном уровне, но и в сборной России.

– Конкуренция – это всегда хорошо. Главное, чтобы она была здоровая. Гребля – интересный, но и тяжелый вид спорта. Нужно и здоровье иметь, и крепкие нервы, и технические движения правильно схватывать… Теоретически натренировать можно любого, но если ты сам себя не будешь толкать вперед, мотивировать, нет смысла вообще заниматься. Спорт – не самое главное в жизни, но пока ты в нем живешь, должен думать только о наивысшем результате и все для этого делать.

– После Олимпиады вы что-то поменяли в своей подготовке?

– Глобально нет. Но каждый год мы начинаем с нуля и, конечно, что-то корректируем в подготовке. Здесь нельзя идти по какому-то шаблону. Во-первых, меняется возраст, а во-вторых, мне кажется, профессионалу нельзя все время делать одно и то же… И устаешь, и организм перестает реагировать на нагрузки.

– Спорт, вы сказали, только часть жизни, уже думаете, чем займетесь потом?

– Задумываюсь. Чего-то серьезного для себя пока не вижу, но не исключаю, что другая жизнь тоже будет как-то связана со спортом. После Лондона у себя на Дальнем Востоке довелось побывать во многих институтах, школах… Даже в СИЗО приглашали. Рассказывал об Олимпиаде, о спорте, о нашей команде… Видел, как глаза у людей загораются, ведь в тех же колониях, оказывается, соревнования устраивают. Не по гребле, конечно, но не в этом же суть.

– Это правда, что вы не храните дома свои медали, а раздаете?

– Да, олимпийскую «бронзу» отдал в музей другу, пусть люди смотрят. Я понял, что на самом деле своими победами мы можем сделать очень многое. Придет ребенок в музей, увидит медаль и подумает: он смог, а может, и я смогу завоевать такую же? Главное ведь, чтобы благодаря нашим успехам развивался спорт, строились тренировочные базы и дети шли в греблю.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter