Рус
Eng
Чемпион мира по фигурному катанию Илья Авербух

Чемпион мира по фигурному катанию Илья Авербух

6 марта 2015, 00:00
Спорт
Леонид ГУРЕВИЧ
Хоть чемпиону мира и чемпиону Европы Илье Авербуху так и не покорилась олимпийская вершина по фигурному катанию (вместе с Ириной Лобачевой он стал только серебряным призером Игр в Солт-Лейк-Сити), но все-таки он сумел стать первым уже после того, как ушел из большого спорта. Он создал шоу и смог вызвать в нашей стране

– Илья, по вашим выступлениям создавалось впечатление, что вы родились, чтобы стать фигуристом.

– Этот вид спорта выбрала мама, когда в четыре с половиной года привела меня на каток. Признаюсь, в детстве не был большим любителем фигурного катания, этаким тружеником. Мне больше хотелось гулять с ребятами. Может, поэтому меня несколько раз выгоняли как бесперспективного. Мама забирала меня из одной группы и тут же переводила в другую. Порой просто заставляла накручивать круги по хоккейной коробке. И только когда стал заниматься танцами на льду, у меня сразу пошли какие-то результаты, появился интерес.

– Ваш первый успех вы поделили с Мариной Анисиной, став чемпионами мира среди юниоров. Почему ваша пара все-таки распалась?

– Это дела давно минувших дней. Мы с Мариной не очень ладили. Она очень сильный человек, талантливая спортсменка, но между нами то и дело возникали какие-то конфликты. Сейчас, наверное, я бы отнесся к ним совсем по-другому, с улыбкой, но тогда нам было по четырнадцать-пятнадцать лет, характеры у обоих были горячие, взрывные. День за днем мы с ней шли не к победам, а к тому, чтобы вконец рассориться. На тренировках ссоры возникали буквально на пустом месте. В итоге наша пара распалась.

– Когда вы впервые встали в пару с Ириной Лобачевой?

– Нам тогда было по восемнадцать лет.

– Между вами не шла борьба за лидерство?

– Между нами тоже возникали ссоры, но мы старались друг друга не подавлять: все-таки были тогда уже достаточно взрослые люди. Ира, конечно же, тоже сильная личность, очень целеустремленная, и именно она стала в нашей паре рабочим стержнем. Она заставляла меня тренироваться, не давала прогуливать тренировки, отправляла в спортзал лишний раз подкачаться. И что самое главное, у Иры, в отличие от меня, всегда был настрой только на победу. Я же не чувствовал удовлетворения, даже когда стоял на высшей ступени пьедестала почета. К тому же в фигурном катании все слишком субъективно: это не голы, секунды, очки. Первым не прибежишь.

– Ирина поддержала вас, когда вы решили оставить большой спорт?

– Когда мы стали серебряными призерами на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, а затем чемпионами Европы и мира, мы решили, что пора уходить. Кататься еще три года до следующей Олимпиады, чтобы там наконец завоевать «золото», было бы очень тяжело. А Ира давно хотела нормальной семейной жизни, мы оба мечтали о ребенке. Ведь до этого у нас всегда на первом месте была только работа, работа, бесконечные тренировки...

– Но ведь вы выступали успешно, выигрывали все престижные турниры.

– На чемпионате мира, который проходил в Америке, нам ясно дали понять, что звание чемпионов мира будет отдано канадской паре, которая заканчивала свою карьеру. Тем не менее мы выступали очень уверенно, лидировали до последней программы, то есть до произвольного танца. И в итоге в результате перевеса в единственный судейский голос первое место было отдано канадцам. Но повлияло не только это. Мы почувствовали накопившуюся огромную усталость: физическую и моральную...

– Кому из тренеров вы благодарны за то, что из Ильи Авербуха вырос такой фигурист-профессионал?

– Тренерскую профессию начинаешь по-настоящему ценить только после окончания спортивной карьеры. Тогда начинаешь понимать, сколько вкладывается труда в каждого ученика. Понятно, что все сливки снимают тренеры, которые доводят спортсмена до медалей. Но я благодарен всем тренерам, которые работали со мной с самого детства. И в первую очередь это относится к Наталье Линичук и Геннадию Карпоносову, которые тренировали меня последние десять лет и привели к заслуженным мной спортивным наградам.

– Почти восемь лет вы жили и тренировались в Америке. Не было желания остаться в этой стране?

– Конечно, мы могли бы остаться в Америке, найти там работу и спокойно жить. Но, несмотря на все ее благополучие, это не моя страна. Я бы никогда не смог там добиться того, чего смог достичь у себя на родине.

– Долгое время вы жили с Ириной Лобачевой в гражданском браке. Что заставило вас неожиданно для всех расписаться, да к тому еще и в подмосковной Апрелевке? Чем было вызвано такое решение?

– В то время мы еще не знали, за какую страну нам лучше выступать. В России пробиться было очень сложно, и возникла мысль выступать за Израиль. Но для этого Ире надо было получить гражданство этой страны. Без официального брака это было невозможно. Мама Иры жила в Кокошкине, и мы быстро договорились о регистрации брака неподалеку, в Апрелевке.

– Какая необходимость заставила Ирину кататься чуть ли не до шести месяцев беременности?

– Ну, это легенда. Ира выступала до срока только в три месяца. У нас были контракты с иностранными партнерами, ряд обязательств, которые мы не хотели нарушать. Конечно, убрали все рискованные элементы и в конце концов справились.

– С Ириной Лобачевой вы прожили вместе пятнадцать лет, и все-таки ваш союз распался. Какие у вас сейчас отношения?

– Абсолютно нормальные, человеческие отношения. Конечно, мы не друзья, но много общаемся, потому что у нас общий сын Мартин. Ира занята во многих моих проектах.

– А кто предложил такое имя вашему сыну?

– Эта идея принадлежит моей маме. Мне тоже вначале это имя показалось несколько странным. Но мама убедила нас в том, что имя подходит малышу. Он родился в марте. Мы с ним много общаемся, часто вместе путешествуем. Сын очень любит собирать конструктор, увлекается компьютерными играми, обожает ходить со мной в кино.

– Мартин не увлекается фигурным катанием?

– Ему это не нравится.

– А как произошло, что вы связали свое будущее с ледовыми шоу?

– У меня было несколько вариантов. Сначала устроился на телевидение комментатором. Мне это очень нравилось. Я комментировал фигурное катание, делал сюжеты с чемпионата Европы и мира. Но все-таки больше тянуло к творчеству, созданию собственного шоу. В то время у нас в стране возникали только какие-то разовые проекты, но они не имели особого успеха. Я же верил в успех.

– И в 2003 году впервые совершили тур по городам Сибири?

– Да, именно тогда прошли мои первые показательные выступления в сибирских городах. С этого началась новая эра в моей жизни. Причем эра счастливая, очень плодотворная. За это время смог сделать гораздо больше, чем в любительском спорте.

– И бизнесмен Авербух оказался талантливее фигуриста Авербуха?

– Во всяком случае как фигуристу мне мировым лидером стать так и не удалось. Что касается ледового шоу в России, то здесь я пока номер один.

– У вас были замечательные проекты на первом канале: «Звездный лед», «Ледниковый период». Да и новое ваше шоу «Лед и пламень» прошло с большим успехом. Какие трудности подстерегали вас?

– Телевизионных проектов на протяжении семи лет действительно было множество. В каждом проекте я пытался найти что-то новое, интересное. Иногда совмещал в одном проекте сразу несколько форматов. К примеру, в проекте «Лед и пламень» участники танцевали на льду и на полу. Это была достаточно сложная задача. У кого-то лучше получалось на полу, у кого-то – на льду. Но главное, все наши актеры смогли показать, на что они способны – в танцах на льду и на паркете. Обязанности продюсера и организатора шоу я совмещал с работой хореографа и режиссера – ставил танцы на льду. На полу с танцорами работали другие хореографы.

– Ваше телешоу получило громаднейшую популярность. И всё благодаря участию в них звезд первой величины.

– У меня была возможность встречаться и разговаривать со спортсменами первой величины о создании ледового шоу. Ребята сначала к моему предложению отнеслись скептически. Единственное, что на меня работало, – это имя. Конечно, рисковал. Меня поддержали тогда всего несколько компаний. Но я смог привезти качественно сделанное шоу, не обманув доверия зрителей, собрал сильную команду, многие из которых продолжают работать со мной до сих пор.

– Артистов вам тоже пришлось уговаривать?

– Конечно! Причем всегда стараюсь звонить сам. Если звонит администратор, то можно быть уверенным, что большинство откажутся. Но, правда, не всех удается склонить к участию в нашем шоу. Кто-то просто боится кататься на коньках, кто-то очень занят. Далеко не все могут на полгода отказаться от своих проектов. К примеру, Федор Бондарчук уже дал согласие, ему очень хотелось кататься с Татьяной Навкой, но потом у него началась озвучка фильма «Обитаемый остров» в Англии. И ему пришлось отказаться от этой затеи. Пробовались и Анжелика Варум, и Сергей Маковецкий...

– Как вам удалось уговорить Антона Сихарулидзе принять участие в шоу?

– Антон хоть и политик, но в первую очередь он олимпийский чемпион по фигурному катанию. Он тоже скучает по льду и потому пришел в наш проект.

– Как работалось вместе с Александром Жулиным?

– Александр Жулин работал у нас приглашенным тренером, тренирует пары, создает продюсерский центр вместе со мной. Решение, каким образом составлять пары и, главное, кто будет участником проекта, принимает Первый телеканал: его руководство и я. Саша Жулин занимается постановкой номеров.

– Чулпан Хаматова говорила в одном из своих интервью, что она просто не могла отказаться от предложения принять участие в вашем шоу. Наверное, вы использовали гипноз!

– Да бог с вами! Просто надо к каждому артисту найти свой подход, так сказать, какие-то «болевые точки». Я действительно умею уговаривать, убеждать. И то, что удалось уговорить принять участие в проекте актрису Чулпан Хаматову, было настоящим подарком для всей страны. Она его украсила своим участием.

– Трудно искать спонсоров?

– Это постоянная работа. В последнее годы она переросла во взаимовыгодное сотрудничество и сейчас является главной направляющей меня как продюсера.

– С вашей стороны не было авантюрой ставить танцевальные программы на высоком уровне, не имея хореографического образования?

– Это была самая настоящая авантюра. У меня, конечно, есть высшее образование, но я все-таки закончил институт физкультуры.

– Почему вы не стали тренером?

– Потому что никогда не было такого желания. Мне всегда хотелось, чтобы плоды моего труда были видны как можно скорее. А тренер – это многолетний каторжный труд, который меня совершенно не привлекает.

– Сами на коньки встаете часто?

– Во время работы над проектом я не снимаю их буквально по двадцать часов.

– Илья, вы почувствовали, как вырос интерес к фигурному катанию после выхода ваших проектов?

– Популярность наших телепроектов очень высока. Первые три года они били все рейтинги в стране. Фигуристов стали узнавать в лицо, мы работали на таком большом кураже! Это ребятам очень нравилось.

– Легко ли работать со звездами?

– Очень сложно. Звезды очень амбициозны, привыкли только побеждать, у каждого свой характер, темперамент. Но все они с большим уважением относились ко всем, с кем им приходилось работать. Надо отдать должное, не припомню ни одной хамской выходки с их стороны.

– Неужели не было желания стать известным актером? Ведь ваш кинодебют в фильме Всеволода Плоткина «Время жестоких» оказался удачным.

– У меня в картине была далеко не главная роль. И этого опыта работы в кино мне хватило для того, чтобы понять: это совершенно не для меня. Я не артист. Этому надо учиться, этим ремеслом надо болеть. Думаю, что мне гораздо интереснее было бы выступить в роли режиссера, а не актера.

– Вы одно время издавали журнал «Лед». Почему он закрылся?

– Журнал просуществовал два с половиной года. Его хорошо раскупали, но, к сожалению, не было никакой поддержки со стороны Федерации фигурного катания, не пришли серьезные рекламодатели. Журнал финансировался исключительно на мои средства и приносил каждый месяц одни убытки.

– Как вы считаете, что вам дал спорт?

– Он научил меня очень многому, дал определенную самодисциплину, хороший, позитивный взгляд на жизнь. И спорт дал мне трамплин для моей дальнейшей жизни.

– И вы довольны своим характером?

– Вполне. Я коммуникабельный, контактный, миролюбивый, словом, по-моему, мне повезло с характером.

– Я не видел вас с сигаретой.

– И никогда не увидите. С раннего возраста не понимал, для чего и так такую короткую жизнь надо добровольно укорачивать сигаретой.

– Илья, у вас есть цель, к которой стремитесь?

– Я поделюсь своей мечтой. Очень хочется построить ледовый театр, где можно было бы ставить интересные спектакли.

– Как спектакль «Морозко»?

– Спектакль «Морозко» мы поставили по мотивам русских народных сказок. В нем было занято целое созвездие известных фигуристов. В роли Месяца Ясного выступил олимпийский чемпион Алексей Ягудин, Настеньки – бронзовый призер олимпийский игр Оксана Домнина, Ивана-царевича – бронзовый призер олимпийских игр Максим Шебалин, Царя – двукратный чемпион мира Максим Ставиский, Мачехи Агриппины – тоже двукратная чемпионка мира Албена Денкова... К спектаклю была специально написана музыка. Мне кажется, эта волшебная новогодняя история понравилась и детям, и взрослым.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter