Рус
Eng

Первая ракетка России Николай Давыденко:

Первая ракетка России Николай Давыденко:

Первая ракетка России Николай Давыденко:

2 июня 2009, 00:00
Спорт
АНДРЕЙ СИМОНЕНКО, Париж
Николай Давыденко стал единственным нашим теннисистом, сумевшим дойти до четвертьфинала мужской части Открытого чемпионата Франции. Изначально его шансы на удачное выступление в Париже расценивались не слишком высоко – в процессе подготовки к турниру спортсмен получил травму. Но по ходу «Ролан Гаррос» набрал неплохую ф

– Николай, ваша четвертьфинальная встреча с Надалем на этом турнире казалась неминуемой, но испанец потерпел первое в жизни поражение на «Ролан Гаррос». Удивлены случившемуся?

– Конечно, удивлен. Сама фраза «Надаль проиграл на грунте» уже вызывает удивление. Но шоком я бы произошедшее не назвал. Шок – это слово для вас, журналистов. А мы выходим на корт, чтобы одержать победу, и не важно, кто против тебя играет, Надаль или кто-нибудь еще. К тому же я заметил несколько дней назад, что он здесь выглядит уставшим. Двигался не очень хорошо. Может быть, психологически тоже не очень был готов к турниру. Слишком уж много с начала этого года Надаль выиграл. Но точно все-таки не могу сказать, что с ним случилось.

– Вы, кстати, еще в начале турнира предположили, что Надаль в этом году может и не выиграть – слишком уж быстрые корты уложены на этот раз организаторами.

– Да, это так, площадки быстрые и скользкие, двигаться по ним тяжело. Для Рафы не подходящие, мне так кажется. Бывает, даже видно асфальт под тонким слоем песка. Я бы назвал такой корт присыпанным хардом. Еще меня удивило, что в этом году все корты на этом стадионе разные. Какой-то побыстрее, какой-то помедленнее. Странно, турнир-то ведь один и тот же.

– Будет ли вам сложнее психологически настроиться на шведа Робина Седерлинга после того, как целую неделю готовились сыграть с Надалем?

– Да, потому что я не очень представляю, как он сейчас играет. Знаю, хорошо подает и бьет справа, а вот насколько быстро он двигается, не в курсе. Наверное, достаточно быстро, раз Надаля перебегал.

– В четвертьфинал вы вышли неожиданно легко…

– Да, для меня легкая победа над Вердаско тоже стала сюрпризом. Он уверенный в себе игрок, отлично провел австралийский чемпионат, здесь в предыдущих раундах тоже хорошо показал себя. А мне в трех матчах приходилось бороться за каждый мяч. С тем же Вавринкой в третьем круге очень тяжело игра сложилась. Но Вердаско в первых двух партиях против меня выглядел откровенно плохо. Но и я, считаю, свой план на игру хорошо выполнил.

– А план на турнир?

– Не было у меня никакого плана. За полторы недели до старта «Ролан Гаррос» я получил травму ноги и подготовиться к нему не сумел. Надеялся, что буду набирать форму прямо по ходу турнира. Прибавлять от матча к матчу. Вроде бы пока так оно и получается. На корте не умираю и физически с каждым днем чувствую себя все лучше и лучше.

– На сколько процентов вы далеки от идеала?

– Точно сказать не могу. На максимум, конечно, не вышел. Но борюсь. Это самое главное – бороться. И как можно меньше нервничать, не реагировать на свои ошибки. Так концентрацию намного легче удерживать, по собственному опыту знаю.

– Ваш брат и тренер Эдуард постоянно дает вам по ходу матча какие-то советы, но так тихо, что не очень понятно, как вы в стадионном гуле можете что-то разобрать. К тому же вы вроде бы раньше говорили, что вообще не любите выкрики и громкое боление…

– Да, это правда, брат все время пытается подсказывать и что-то говорить, но мало что из этого доходит до моих ушей. И если честно, все равно эти советы мне по ходу матча ни к чему. Я даже пытался его убедить не делать этого. Иногда даже не смотрю в его сторону, чтобы он не думал, что мне нужна какая-то помощь. Я, конечно, благодарен за поддержку, но слишком много помощи мне действительно не нужно.

– На протяжении четырех лет вы держались в пятерке сильнейших теннисистов мира, но в этом сезоне впервые вылетели из десятки. Сильно расстроены этим обстоятельством?

– Нет, не сильно. И более того, я даже рад, что не вхожу сейчас в десятку. Наконец-то не чувствую психологического давления. Наконец-то мне не нужно участвовать в еженедельных официальных рекламных мероприятиях Ассоциации теннисистов-профессионалов – для десяти лучших в мире это обязательно. Недавно кто-то из АТР подошел ко мне, как обычно, а я говорю: извините, больше в десятку не вхожу, что вы сейчас-то от меня хотите?

– А если серьезно?

– Конечно, я не хочу терять рейтинговые очки. Пытаюсь защищать те баллы, что заработал год назад. Стараюсь как можно лучше играть на крупных турнирах. Но уже не настраиваюсь закончить год в пятерке или в десятке. Не думаю об участии в «Мастерс Кап» в Лондоне. Просто играю, как могу, а там посмотрим, что получится.

– Недавно вы сказали, что в этом сезоне хотите получать от тенниса удовольствие. Значит ли это, что в последние годы теннис вам был неприятен? И связано ли это с расследованием «букмекерского дела»?

– Не только с расследованием дела о букмекерских ставках, но и со многим другим. Я играл слишком большое количество малтчей. Постоянно уставал, терпел временами дурацкие поражения. Так что действительно далеко не каждую неделю мне было приятно играть. Теперь же наконец-то радуюсь, когда выхожу на корт. А с этим чувством одерживать победы намного проще.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter