Рус
Eng
«Круче, чем амнистия». 100 тысяч зэков выйдут на свободу раньше срока

«Круче, чем амнистия». 100 тысяч зэков выйдут на свободу раньше срока

30 июля 2018, 21:25ОбществоИрина Мишина
Госдума приняла во втором чтении поправку в Уголовный кодекс России.  Теперь один день пребывания в СИЗО приравнивается к полутора дням в воспитательной колонии или колонии общего режима. Тем, кто получил срок в колонии-поселении, день в следственном изоляторе зачтут за два. Пересчёт сроков приведет к массовой амнистии

Ирина Мишина

Закон с трудной судьбой.

«Это круче амнистии». Так сказал о принятом законопроекте председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников. В Госдуме подсчитали: после пересчёта сроков на свободу выйдут около 100 тысяч осуждённых. При этом для отбывающих наказание в тюрьмах, колониях особого и строгого режима правило «день за день» сохранится. Оно продолжит действовать и для осуждённых по террористическим статьям или за особо опасный рецидив.

Законопроект обсуждали долго и откладывали много раз: Крашенинников разработал его еще в 2008 году вместе с нынешним омбудсменом Татьяной Москальковой, занимавшей тогда кресло депутата российского парламента. В первом чтении Госдума рассмотрела законопроект в 2015 году, а до второго дошла лишь сейчас. Почему же законодатели проголосовали за спорный законопроект именно сейчас? Ведь нынешняя поправка в УК практически последовала за амнистией 2017 года, приуроченной к 100-летию Октябрьской революции. До этого, за последние 4 года, уже произошли 3 полномасштабных амнистии: в июле 2013 г., в декабре 2013 г. ( к 20-и летию Конституции РФ) и в апреле 2015 г. ( к 70-и летнему юбилею Победы в Великой Отечественной войне). В связи с этим у многих возникают опасения в связи с ростом преступности. Однако, зам. руководителя ФСИН Валерий Максименко не устает заверять: «пересчет сроков» не будет распространяться на осужденных за особо тяжкие преступления, действие закона не распространится на пожизненно осужденных, а также на некоторые виды исправительных учреждений и на тех, кто отбывает наказание в колониях строгого и особо строгого режима.

«Пересчет сроков» не означает, что осужденные моментально выйдут на свободу. В соответствии с новым федеральным законом у части заключенных просто будет смягчено наказание в виде снижения срока. Процессом «перерасчета» сроков будет заниматься суд. Порядок такой: даже если человек сам не пишет ходатайство, администрация исправительного учреждения в обязательном порядке подготовит необходимые материалы и направит их в суд. Процесс уже , как говорится пошел. Колонии разъясняют арестантам их права, собирают документы. В некоторых регионах уже отправили материалы в суды.

«Застрять в СИЗО».

Эксперты подметили: принятие и начало применения этого законопроекта создает ощущение какой-то спешки. С чем это связано? Вот что рассказал «НИ» бывший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры, адвокат Владимир Калиниченко:

«По закону человек может находиться под стражей максимум 18 месяцев на период предварительного расследования до передачи дела в суд. После передачи дела в суд и до вынесения приговора - ещё до 6-и месяцев. Но у нас страшная волокита в судах, дела расследуются крайне долго, и срок «отсидки» часто продлевается. Бывают случаи, когда люди до приговора сидят в СИЗО по 3-4 года и больше. Раньше в Москве были только «Бутырка» и «Матросская тишина», а сейчас таких СИЗО только в столице уже 9. Все они переполнены. Я как адвокат за 20 дней занимаю очередь, чтобы пообщаться с заключенным, чьи интересы я представляю. Причем, СИЗО есть разные. Есть «коммерческие». Там как в ресторане можно заказать себе особое меню, в камере - телевизор и холодильник. А есть камеры общего содержания: каменные стены, маленькое окошко, параша, десяток или больше человек в душном помещении».

«Коммерческие» камеры в состоянии оплатить не каждый. В обычных же изоляторах условия, безусловно хуже, чем в колониях, хотя стоимость содержания заключенного под стражей в обычном СИЗО стоит 2 660 рублей в сутки. За год набегает сумма в 980 тысяч бюджетных рублей… В колонии осужденный свободно перемещается по территории, у него есть время для прогулки, он может посещать клуб, библиотеку, заниматься спортом. Директор ФСИН Геннадий Корниенко любит повторять, что в СИЗО находятся люди, которые ещё не признаны виновными. Почему же они столько времени проводят в следственных изоляторах? Вот как прокомментировал это генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов:

«В СИЗО можно «застрять» надолго, потому что у нас сегодня крайне низкий уровень расследования. «Выбить показания любой ценой» , к сожалению, распространенный принцип следователя. Если человек попал в СИЗО, суд уже никогда не откажется от того, что он виновен. Это вопрос принципа. Даже если судья , прочитав материалы, понимает, что человека не за что сажать, он вероятнее всего назначит ему срок, потому что решение о мере пресечения принимал его коллега. Признание его ошибочным – это удар по репутации суда, в котором никто не заинтересован. Так у нас зачастую и получают сроки».

Правозащитники, которые принимали участие в разработке этого законопроекта, видят в нем только положительные стороны. Так, ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы (ОНК) Иван Мельников считает: "Государство сэкономит десятки миллиардов бюджетных денег, которые смогут быть направлены в том числе на профилактику совершения преступлений». Но у этого законопроекта есть и обратная сторона.

Национальные особенности российской амнистии

Любая амнистия – это в конечном счёте выход на свободу достаточно большого количества людей с криминальным прошлым. У многих возникают опасения в связи с ростом преступности. Тем более, что в Российской истории уже были печальные прецеденты, связанные с амнистиями.

Так, революции в России начала XX века неизменно были связаны с амнистиями, которые объявляли государственные органы. По такому сценарию начали развиваться события накануне революции 1905 года: тогда была объявлена амнистия за политические преступления (сроки сокращались наполовину, смертная казнь и бессрочная каторга заменялась 15-ю годами каторги). Так произошло и в 1917 году: 6 марта 1917 года был подписан указ Временного правительства об амнистии. В результате, в 1917 году на свободу вышли до 80% всех заключённых - около 90 тысяч арестантов, среди которых были воры и налётчики. Тогда же, в марте 1917 года был упразднён Департамент полиции. Страну моментально захлестнул вал преступности. Вчерашние уголовники практически безнаказанно убивали и грабили людей. «Революционные потрясения, связанные с разрушением государственного аппарата, практически всегда связаны с ростом преступности и ухудшением криминогенной обстановки. Это вполне объяснимо: отсутствие власти и прекращение работы правоохранительных и судебных органов ведут к безнаказанности криминальных элементов», - считает публицист Андрей Бабицкий.

Амнистия 1953 года имела немного другой подтекст. Тогда на свободу вышли все лица, осуждённые на срок до пяти лет, а также осужденные за должностные и хозяйственные преступления; беременные женщины; женщины с детьми в возрасте до 10 лет, несовершеннолетние до 18 лет. Указ распространялся на мужчин старше 55 лет, женщин старше 50 лет и на неизлечимо больных. Всего было освобождено 1 201 606 человек, которых отпустили в «никуда»: программу социальной адаптации разработать не успели. Криминогенная ситуация в СССР стала критической. Милиция не справлялась с разгулом преступности. Дошло до того, что власти призывали граждан забаррикадировать окна и не выходить на улицы. Такие неожиданные последствия амнистии породили слух, что Берия изначально планировал спровоцировать волну насилия, чтобы учредить «режим жёсткой руки».

Почему же сейчас государство решилось, по сути, на новую амнистию? В качестве аргумента фигурирует экономический подтекст: экономия на содержании заключенных принесет в бюджет миллионы. Однако, есть и другие версии. Наш источник в МВД утверждает, что объединение ФСИН и МВД – вопрос времени. Дескать, операм и следователям удобнее «вести» подозреваемого после задержания. «Чтобы был под контролем, голубчик», как выразился мой собеседник. Однако, генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов с этим категорически не согласен:

«Те, кто ведут следствие в местах лишения свободы, начинают беспредельничать, часто происходит превышение полномочий, нередко все заканчивается пытками и допросами. Показания выбивают силой, а объективное расследование отходит на второй план. Я не думаю, что ведомство с таким количеством проблем, как УФСИН, нужно сейчас МВД. Там и без того проблем хватает. Не секрет, что сотрудники из УФСИН массово увольняются. Причины: низкая зарплата, невыносимые условия работы, каждодневный риск».

С другой стороны, возникает вопрос: готовы ли наши правоохранительные органы справиться с ситуацией, когда одна амнистия сменяет другую?

«Закон распространяется, по правилам юриспруденции, на всех, отбывающих наказание на момент принятия закона: а это сотни тысяч. - говорит Михайлов. - Если мы выпускаем такое количество людей из мест лишения свободы, бывшие заключенные должны находиться под постоянным оперативным контролем. У нас такого контроля на сегодня нет. Помните инцидент , произошедший в финале Чемпионата мира по футболу, когда на поле выбежали активистки Pussy Riot? Они вышли на свободу в 2014 году, и с тех пор, как выяснилось, их никто не контролировал! А кому контролировать? В МВД идут сокращения, на участковых такое количество обязанностей «повесили», что они и с половиной не справляются. Указ о сокращении Министерства юстиции президент подписал еще в канун 2016 года…То есть одновременно с амнистиями под сокращение попали именно те органы, которые обеспечивают правопорядок».

Лично меня пугают не столько исторические аналогии, сколько полумеры. Мы взялись менять жизнь тысяч заключенных, реформировать ФСИН, но при этом реформы не затронули суды. И ни в одном из ведомств правоохранительной системы мне так и не ответили на простой вопрос: где будут работать и чем будут заниматься бывшие заключенные, которых освободят из мест лишения свободы? Программа их занятости на сегодняшний день так и не разработана…

Справка.

В настоящее время в пенитенциарной системе, по данным ФСИН, находится около 617 тысяч человек. Из числа осужденных, 505 6621 человек отбывают наказание в исправительных колониях, 33 636 - в колониях-поселениях; 2 013 осуждены пожизненно. В СИЗО на сегодня содержатся 108 282 человека. Полгода содержания в СИЗО 1 человека обходится государству почти в 490 тыс. рублей.

Досье.

Согласно статистике МВД, сегодня каждое второе преступление совершают граждане, которые уже привлекались к ответственности. В частности, в 2017 году организованными преступными группировками было совершено более 12 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений, что на 7,3% больше, чем в 2016 году. Также статистика преступлений МВД насчитывает почти 2 000 случаев, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 4,3% больше, чем в 2016 году.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter