Рус
Eng

Профессор-культуролог Вахид Акаев

Профессор-культуролог Вахид Акаев

Профессор-культуролог Вахид Акаев

30 июля 2013, 00:00
Общество
ВЕРОНИКА ВОРОНЦОВА
Уже несколько недель внимание всей страны приковано к происходящему в городе Пугачеве Саратовской области, где конфликт в ночном клубе спровоцировал противостояние между местными жителями и проживающими в городе выходцами из Чечни. Профессор Чеченского государственного университета, культуролог Вахид АКАЕВ утверждает,

– Конфликт в Пугачеве – межнациональный. В какой мере разные народы могут жить мирно?

– Уверяю вас, тут дело не в национальности, а в самом человеке. Среди северокавказской молодежи, обучающейся и работающей в Москве и других городах, немало тех, кто ведет себя достойно. Многие хорошо учатся, становятся специалистами, возвращаются домой. В отношении тех, кто нарушает общественный порядок и этические нормы, следует поступать строго по закону. Также необходимо рассказывать об их поведении родственникам, учитывая особое почитание кавказцами старших. Эти меры могли бы составить основу воспитательной работы с молодежью. Чтобы молодежь с Северного Кавказа не пополняла криминальные структуры, правоохранительным органам нужно принять меры по устранению этой угрозы. Сейчас же мы упускаем молодежь: нет системы по формированию общенациональной и государственной идентичности, ослаблено патриотическое, нравственно-гуманистическое воспитание.

– Многие сегодня говорят о проблеме дотационных регионов на Кавказе...

– Разрешите напомнить, что Чечня никогда не была дотационной, так как с 1893 здесь активно развивалась нефтехимическая промышленность. Чечено-Ингушетия занимала второе место в СССР по добыче и переработке нефти до открытия месторождений в Западной Сибири. Но сегодня в республике нет ни одного предприятия по переработке нефти. Надеемся, что федеральный центр примет реальные меры по восстановлению промышленности. Военные действия, полное разрушение промышленности, в которой в основном работали русские, привели к исходу их из республики. Сейчас руководство республики заинтересовано в возвращении русских. Приглашают специалистов, обеспечивают их жильем, престижной работой. Чеченская Республика как субъект Российского государства тысячами нитей связана с его регионами. Я не вижу никакого культурного противостояния, его не существует и не было. В России издревле мирно жили народы со своими культурами, религиями, мировоззренческими установками. Надо тщательно разобраться в тех, кто не желает народам такой жизни. Нужно назвать их имена, показать в СМИ, осудить тех, кто разжигает межнациональную рознь.

– В Чечне межнациональной розни нет?

– Я много общался с людьми разных национальностей и верований в нашей стране и за рубежом, живу среди мусульман, слушаю «кухонные» разговоры, но уверяю вас в том, что ни один простой мусульманин ни разу не проявлял враждебности к представителям других конфессий. Не помню такого факта. Но могу привести примеры, когда некоторые политики, прикрывающиеся религиозными лозунгами, эту самую враждебность проявляли. Но только при чем здесь ислам? Я не богослов, но я нередко читаю Библию, Коран. В священном Коране имеется аят: «Вам – ваша вера, мне – своя». Это четкое основание проявления терпимости ислама к иноверцам.

– Еще лет 15 назад в республике было не мало юношей, которые не представляла жизни без оружия в руках, а образ боевика был в значительной степени романтизирован. Как много людей с подобными убеждениями осталось сейчас?

– Только незначительная часть чеченской молодежи была с оружием в руках. Сегодня тем более трудно найти молодых людей, романтизирующих боевиков и сепаратистов. В чеченском обществе всегда была «мода» на мирную жизнь, иная «мода» ему навязывалась иноземцами, политиками, собственными провокаторами. Нет необходимости ждать смены поколений – мирная жизнь реально существует.

– В последнее время много говорят о развитии туризма на Северном Кавказе. Готова ли к этому Чечня?

– Трудно себе представить туризм в регионе, который везде объявляют опасным для жизни людей. Во всяком случае, за рубежом, да и в нашей стране, такая молва идет. Нужно сделать так, чтобы регион был привлекателен для туристов, не допускать угроз для жизни. Да и над имиджем Чечни нужно поработать.

– В какой мере Чеченская Республика оправилась от войны?

– Ситуация в социальном отношении улучшилась. Люди получают зарплаты, пенсии и пособия, а было время, когда их лишили этого. Также восстановлены разрушенные войной учреждения культуры, образования, здравоохранения, социальной защиты. Главной проблемой остается нехватка квалифицированных кадров во всех сферах. Не хватает инженеров, врачей, социальных работников, ученых, работников искусства.

– Что делается, чтобы преодолеть этот кадровый голод?

– Нужно повышать качество обучения и развивать мотивацию, чтобы большее количество молодых людей поступало в университеты, приобретало профессии. Уже сегодня в этом вопросе есть значительные успехи. С начала 2000-х годов высшее образование получило более 30 тысяч представителей чеченской молодежи, а это значительный прорыв по сравнению с 90-ми годами. Но есть и те, кого выгнали из вуза, а кое-кто и пошел в криминальные структуры. Это большая потеря, беда для семьи, родственников. Такая асоциальная личность никак не является для чеченцев предметом гордости.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter