Рус
Eng
"Слушай завуча и неучей" (исповедь уволенной учительницы)

"Слушай завуча и неучей" (исповедь уволенной учительницы)

28 мая 2017, 10:12Общество
О том, каково быть новатором в современной российской школе, рассказала постоянный автор "Новых Известий" учительница литературы Веста Боровикова. Которую на прошлой неделе уволили из подмосковной школы...

Я много лет занимаюсь с детьми литературным творчеством, и во время обучения на кафедре методики преподавания литературы Московскорго педагогического государственного университета, которой руководит Виктор Федорович Чертов, разработала свою методику обучения детей литературе. Ее суть - совмещение литературного творчества и литературного образования. Литературное творчество я считаю фундаментальным инструментом развития души. Я опираюсь в своем научном поиске на тех, кто шел этой дорогой до меня - на опыт Марии Александровны Рыбниковой, которая в подмосковной Малаховке руководила школой, где литературное образование ставилось во главу угла. На работу с одаренными детьми Александра Александровича Мелик-Пашаева.

Для апробации метода я, после многих лет свободных занятий с детьми на волонтерских началах и восьмилетнего опыта работы в системе дополнительного литературного образования в частных школах пришла работать в государственную гимназию как преподаватель русского языка и литературы.

Первое, что я сделала, это попросила у руководства ивантеевской гимназии возможности заниматься с детьми дополнительно. Не репетиторством, а нормальным бесплатным дополнительным латанием дыр в знаниях. Дети в пятом классе не знали падежи, а в шестом – вообще не читали тексты. Когда я просила их начать их читать, они отвечали: «Но мы же смотрели фильм!»

Надо было исправлять ситуацию. Тем паче дети мне достались умные, творческие, меня они полюбили. Неудовлетворительные оценки в гимназических классах в гимназии ставить было запрещено, дополнительныен занятия мне проводить не разрешили. Тогда я придумала такой ход. Три часа литературы в неделю литературы, конечно, были недостаточными для того, чтобы ознакомиться с курсом. Но на уроки русского в пятом классе отводятся пять часов. Я стала задавать детям эссе и сочинения по русскому языку, связанные с курсом литературы. Метапредметность сейчас приветствуется.

Приведу примеры.

Творчество Виктора Петровича Астафьева. Два урока на биографию и изучение рассказа «Васюткино озеро» отводит нам программа. Рассказывая биографию писателя, я начала описание круга горькой жизни Астафьева с известного факта беспризорного сиротского детства и закончила логичной кончиной - когда друзья писателя просили власти найти средства на лечение Астафьева за границей, средств не нашлось, как только писатель умер, власти нашли деньги на памятник.

Домашним заданием по первому уроку (биографическому) было: написать эссе по двум двух цитатам: «Они любить умеют только мертвых» и «Чтобы хорошо писать, страдать надо, страдать!», приведя в пример факты из биографии писателя.

Задание развивало несколько умений. Во-первых, дети нашли авторов цитат, обогатили свой литературный круг знанием того, что Пушкин написал трагедию «Борис Годунов» и именем Федора Михайловича Достоевского. То есть научились заниматься самым простым литературным исследованием - поиском авторства, что для первых шагов неплохо. Во-вторых и в главных, они заставили себя подумать на тему того, как мысли, высказанные классиками начала и конца девятнадцатого века, применимы к биографии Виктора Петровича, жившего в двадцатом.

Родители, уставшие от ежедневных сочинений, которые они, как это принято у ответственных родителей, писали вместе с детьми, вызвали меня на собрание. Я привела в защиту своего метода такие доказательства.

Первое и главное. Ни один человек не может рассчитывать на социальный успех и реализацию себя как личности в обществе, не владея навыками литературной речи, красивого стиля и слога. Единственный способ овладеть этими навыками - это ежедневно тренировать себя в устном общении в формате рассуждения, повествования, риторики. А совместная домашняя работа над сочинением является тренажером такого общения. Это куда продуктивнее, чем списывать готовые сочинения из интернета или общаться с родителями в формате вопрос-ответ.

Второе. Для меня является очевидным тот факт, что ЕГЭ в том формате, в котором он существует сейчас, будет забыт, как дурной сон, и сочинение в его классическом виде триумфально вернется в формат вступительных экзаменов. Это столь же неизбежно, как грядущие летние каникулы. За основу ЕГЭ взята система оценки знаний, принятая во Франции для иммигрантов, плохо знакомых с языком. Эта система рассматривает текст как источник информации. Вместо работы мысли, чувств, воображения, мы натаскиваем учеников на решение кроссвордов, не имеющих никакого отношения к словесности. Если пользоваться текстом Толстого для получения информации о том, как звали лошадь Вронского, то стоит ли обращаться к этому тексту вообще?

Третье. Конечно, можно писать диктанты про ежа из школьной программы, но сами дети смеются над ними. Если дети могут писать сочинения, соответствующие их интеллекту и духовному развитию, то зачем сознательно давать им примитивные тексты? Цель уроков словесности, как и цель жизни, есть развитие души и познание себя. Душу лучше всего развивает творчество.

На возражения и сомнения родителей, так ли это, я прочла им эссе пятиклассника Александра Алферьева, который блестяще справился с заданием по уроку об Астафьеве.

Вот его эссе.

«Очень давно А. С. Пушкин сказал: «Они любить умеют только мертвых». Так вышло и с В. П. Астафьевым – денег на лечение ему не дали, но, когда он умер, ему спокойно возвели памятник.

Ф. М. Достоевский сказал: «Чтобы хорошо писать, страдать надо, страдать». Я согласен с этим утверждением, ведь человек, который много страдал, начинает видеть мир иначе, чем те, у кого жизнь складывается благополучно. Он может сопереживать другим людям, помня о своих собственных страданиях. У Виктора Петровича очень рано умерла мать, он беспризорничал и потом воевал на фронте, много страдал. И поэтому, я считаю, его произведения так любимы и понятны людям».

После прочтения эссе родители согласились с теми доводами, что во время совместных занятий по словесности в семье происходит духовное общение, совместный интеллектуальный поиск, крепнут эмоциональные связи. Это важно как для детей, так и для родителей, которые помогают им ответить на главные вопросы жизни, исходя из своего опыта, куда более глубокого и практического, чем детский наивный мир. Но! Это очень важно! Детский наивный мир не менее, а может быть, более ценен. Дети чувствуют свою растворенность в живом мире. И возвращают нам истины, которые мы начинаем терять.

Приведу в пример отрывок из сочинения моей ученицы, пятиклассницы Марины Князькиной по рассказу Андрея Платонова «Никита».

«Душа Никиты.

Никита придает жизнь всему, во всем ища любовь, которую он физически не успевает получить от семьи.

Одушевляя бочку и делая себя важным взрослым, Никита восполняет в себе чувство ответственности. Например: «Что зимой есть будешь? Иди просо полоть, тебе трудодень дадут!»

Но не все дети выдумывают себе воображаемого друга только потому, что не получают достаточной любви и заботы от семьи. Часто бывает, что мы ищем себе воображаемых друзей потому, что нам не хватает настоящих ребят.

Будучи маленькими, мы имеем другое представление о нашем мире. Считая, что у игрушек есть тайная жизнь, у кукол обязательно должна быть мама, любящая ее, машинки имеют глаза, уши и слышат то, о чем мы говорим…

А кто знает, может, на самом деле так оно и есть?»

На уроке перед тем, как читать рассказ «Никита», мы вспоминали, как в детстве предметы казались нам живыми, и мир - тоже («Все во мне, и я – во всем», Тютчев.). После этого дети иначе смотрели на Никиту - как на себя в пятилетнем возрасте, как на близкого, они сопереживали ему, поняв свою с ним «похожесть». Дети, не смущаясь, рассказывали мне, как им казалось в детстве, что вещи в доме - живые, а машины понимают то, что им говорят. Никита уже не казался им чудным, непонятным. Это очень важный момент для восприятия как этого рассказа, так и любого другого произведения литературы – отождествление себя с героем.

После того, как мы перешли к поэзии, я попросила детей начать работу над составлением альбома любимых стихотворений. И дети с удовольствием взялись за этот очищающий душу труд! В конце года они написали сочинение: «О моем альбоме любимых стихов». Дети открылись с иной, прекрасной стороны. Например, Ангелина Курышева, к которой я никак не могла найти подход, неожиданно читала Блока, призналась, что любит его цикл «Незнакомка», и процесс совместного погружения в русскую словесность пошел!

По прочтении «Робинзона Крузо» дети писали сочинение «Какие качества характера помогли Робинзону выжить». «Робинзон Крузо» - великая книга для детей, и урок, который ей отдает программа, явно недостаточен. Мало, мало трех уроков литературы в неделю, и надо искать выход. Я спасала ситуацию домашними сочинениями.

Надо сказать, что над темой «Поэзия девятнадцатого и двадцатого века», на которую в программе отводится очень мало времени, мы отвели шесть часов. Но это так важно! Дети должны понять, что поэзия - инструмент очищения сердца, а не слова в рифму и в размер. Поэзия – это разговор человека с небом, поэзия возвращает всему, что есть в мире, свой первоначальный смысл, это великий очищающий дождь для души.

Когда в конце мая дети показали мне свои альбомы любимых стихов, где были действительно ими выбранные стихи (например, у Симонова Марина Князькина выбрала не программные стихи, а нежную, трогательную и щемящую «Куклу»), когда дети читали по памяти Окуджаву «До свидания, мальчики», я поняла, что наше прорастание в поэзию началось.

Самое важное в уроках литературы - не овладение инструментарием для освоения текста. Самое главное – это дать ребенку проявить себя, свою душу, наполнить ее защитным облаком красивых детских школьных воспоминаний, которые потом будут хранить его в жизни. Вообще, цель школы - это множить эти чудные воспоминания детства, которые согревают нас в холоде взрослой жизни.

Что мы помним из детства? Мгновения радости. Что мы помним из школы? Добрых учителей. Память выборочна, хранит только светлое.

Прочтите биографию любого хорошего писателя. Он всегда хранит в памяти своего первого «Карла Ивановича», который разглядел в нем зерно его личности, первым приметил занятие, которое делает ребенка счастливым. А ведь такой «Карл Иванович» есть у каждого из нас, если нет, то школьные десять лет становятся горьким временем! А ведь это самое беззащитное и нежное время жизни - детство.

А курс литературы для пятого класса составлен сегодня изумительно. Мы могли о таком только мечтать. Все, что о нас было спрятано, что было запретным и забытым – Ахматова, Бунин, Платонов, - сегодня щедро подарено нашим детям.

Так хотелось дать им возможность увидеть это.

Увы, мне такой возможности не дали. В конце учебного года руководство гимназии потребовало от меня отказаться от методики. Причиной такого нелепого требования послужила анонимка, письмо без подписи, в котором якобы родительница выражала недовольство тем, что детям задают слишком много сочинений.

Мне было поставлено жесткое условие – отказаться от методики и следовать курсу, который выберет завуч. Мои возражения, что этот курс привел к тому, что к пятому классу дети не знали падежей, а к шестому так и не приучились читать тексты, слушать никто не стал.

Я отказалась следовать курсу, который себя не оправдал, и мне пришлось написать заявление об увольнении. Конечно, было больно, потому что за три месяца я привязалась к детям. «Мы будем вас ждать», - сказал мне мой пятый «А» перед каникулами. Но делать вид, что проблем нет - неприлично. Как неприлично делать вид, что ты учишь. Так нас учила Ирина Георгиевна Минералова, мой любимый педагог МПГУ.

В целом, я полагаю, что строить нормально образовательный процесс мешают страхи. Родительский гнев и недовольство министерства – вот главные опасения руководства гимназии, которое делает все, чтобы избежать того и другого. Потому что свой гнев родители обращают сразу в министерство. Чтобы не гневить родителей, детей сильно не напрягают.

Естественно, что при таком подходе никакой творческий поиск невозможен. Для этого надо не бояться, а вступать в диалог с родителями. Я уверена, что детей нужно вовлекать в литературное творчество, потому что только творчество делает нас счастливыми. А нет иной цели нашего учения, как найти дорогу к своему счастью, к обретению себя.

Не нужно бояться гнева родителей. Уверена, что умные родители прекрасно понимают, что час семейного чтения вечером куда полезнее для души ребенка, для атмосферы в семье, для эмоциональной, духовной связи родителей и детей, чем любые другие формы досуга. И что нужно искать вместе то, отчего запоет душа нашего ребенка.

Поэтому в детстве надо пробовать себя во многом. Пробовать неустанно разные виды творчества, чтобы понять, кто ты и что делает тебя счастливым. Ничего не бояться, не лениться, не ходить строем, а идти одному на ощупь той единственной тропинкой, которая выведет тебя к себе.

Я хочу закончить этот текст стихами моей любимой ученицы литературной студии «Деtской газеты» Кати Холоди ной (Пушкино):

Талант

Держи его двумя руками.

Храни его. Ведь это знамя

Жизни всей твоей.

Господь его нам дал, и не случайно.

Храни его до самой погребальни.

Делись им с миром, на плечах неси.

И через много лет

Ты все-таки поймешь, что ты - поэт.

И крылья появляются не сами.

Таков удел людей.

Таков и твой удел.

И понесешь ты все свое призванье

Для тех, кто роет яму для талантов,

Кто губит всю любовь, величие земли.

И только ты - последний из атлантов

Зажги сердца огнем своей души!

Веста Боровикова, журналист, преподаватель русского языка и литературы, Лауреат премии «Наше Подмосковье 2016» за волонтерский детский литературный проект «Деtская газета».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter