Рус
Eng

Неохраняемое место: почему «СИБУР» не предупреждал о возможной опасности на Оби

Неохраняемое место: почему «СИБУР» не предупреждал о возможной опасности на Оби
Неохраняемое место: почему «СИБУР» не предупреждал о возможной опасности на Оби
23 марта, 11:30ОбществоФото: Муксун.fm
Утечка на подводном продуктопроводе «СИБУРа» произошла в неохраняемом месте на Оби около Нижневартовска — там каждую зиму рыбаки накатывают себе трассу. Из предостерегающих знаков — только «не бросать якорь», и все. О том, что под водой проходит продуктопровод, местные жители могли только догадываться.

Рыбаки рассказывают, что раньше патрули мониторили ситуацию, но сейчас этого нет. При этом продуктопроводу уже 20 лет. Почему за «постаревшей» артерией перестали следить — неизвестно. 6 марта, когда произошла авария, в роли патрулей выступили сами рыбаки. Причем сначала пожарные не могли понять, кто поджег реку. «Первично запах бензина, потому что изначально нам показалось, что пахнет бензином, мы его почувствовали в 10-х числах января, первый раз», — рассказал Муксун.fm рыбак Андрей Яцун.

Широкая фракция легких углеводородов (ШФЛУ), которая была на момент аварии в трубе, является одной из самых опасных для транспортировки. Во всем мире ее предпочитают сжигать на месторождении, так как при соединении с воздухом она может вести себя непредсказуемо.

Предположительно, «СибурТюменьГаз» «гонит» ШФЛУ по трубе в Тобольск на «Нефтехим». Труба пролегает не только под водой, но и пересекает автомобильные дороги. При утечке ШФЛУ не улетучиваются, а стелются вдоль трассы или подо льдом.

Яцун предполагает, что хлопок с последующим возгоранием произошел на Оби из-за того, что снегоход рыбака вместо воздуха, необходимого для работы двигателя, «хапнул» широкую фракцию легких углеводородов. В результате ЧП — рыбак пострадал, а снегоход сгорел. Незадолго до аварии там проезжало гораздо больше людей. В зависимости от траектории они могли и погибнуть.

«На данный момент известно лишь об установке датчиков на федеральных трассах, прилегающих к Югорскому мосту. Установлено ли оборудование в других местах пролегания трубы, работает ли оно, кто его проверяет — выяснить не удалось. Пример с Обью показал, что предупреждать граждан о возможной опасности не спешат», — пишет Муксун.fm.

ШФЛУ поступает в «ЗапСибНефтехим» с единого северного продуктопровода — «артериями» опутаны и Ямал, и Югра. Причем широкие фракции «гонят» через округа в Тобольск в необработанном виде с высоким содержанием этана (вещество четвертого класса опасности). Потом на заводе происходит обезвреживание и деление на фракции.

«Выходит, что лунки для рыбы сверлили в реке не зря. Недостаток кислорода мог быть вызван не морозами, как заявили чиновники, а утечкой этана после аварии», — отмечает Муксун.fm.

Самая масштабная авария, вызванная утечкой ШФЛУ, случилась в 1989 году в Башкирии на трубе продуктопровода Западная Сибирь — Урал — Поволжье. В результате взрыва, задевшего железную дорогу, погибли 575 человек, более 600 — стали инвалидами. Эта авария произошла по тому же сценарию, что и на Оби. Накануне люди также чувствовали запах бензина, а датчики показали снижение давления в трубе, но дежурные операторы не стали искать утечку. Получается, что за прошедшие годы ничего не изменилось.

По закону компания «СибурТюменьГаз» не обязана сообщать в подведомственные органы об эксплуатации подводной трубы. По собственному желанию делать это, видимо, тоже никто не собирался. С каких пор использование нефтяниками водных ресурсов перестало нуждаться в государственной регистрации в водном реестре? И кто тогда проверяет надлежащее использование опасной трубы и соблюдение мер безопасности? Складывается впечатление, что многие все вопросы, поднятые после аварии на Оби, так и останутся без ответа.

Напомним, что авария на трубопроводе «СИБУРа» под Нижневартовском произошла 6 марта. После хлопка начался пожар — Обь горела больше двух недель. В результате ЧП в реку попало 56 тонн углеводородов. Причем в WWF считают, что утечка началась 18 февраля. Кроме того, компания под угрозой суда требует у активиста, опубликовавшего видео с массовой гибелью рыбой, удалить кадры отовсюду. В «СИБУРе» утверждают, что авария не нанесла вреда окружающей среде, однако эксперты думают иначе.

По данным Министерства энергетики, в 2019 году на предприятиях топливно-энергетического комплекса произошло свыше 17 тысяч аварий с разливами нефти. Из них 10,5 тысячи случаев на нефтепроводах. Это значит, что нефтяные аварии случаются в России каждые полчаса. Напомним, что «Норникель» заплатил 146 млрд рублей за причиненный экологии ущерб после разлива 20 тысяч тонн нефти. По информации экологов, один литр нефти лишает кислорода 40 тысяч литров морской или речной воды, а одна тонна нефти загрязняет 12 кв. км.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter