Рус
Eng
Рецепт на приговор?

Рецепт на приговор?

19 января 2015, 00:00
Общество
Анастасия ИВАНОВА
На прошлой неделе благотворительные фонды «Вера» и «Подари жизнь» вместе со столичным департаментом здравоохранения подвели итоги рейда по столичным поликлиникам на предмет доступности обезболивающих препаратов. В ходе проверки, а также из писем родственников онкобольных благотворители и чиновники узнали, что быстро по

Около 20% врачей отказываются выписывать рецепт на обезболивающие, а 9% медиков в принципе не знали, как правильно это делается. Такие данные фонды «Вера» и «Подари жизнь» получили как в ходе рейда, так и по жалобам родственников онкобольных. Еще 9 января благотворители вместе с чиновниками департамента здравоохранения Москвы побывали в нескольких поликлиниках и проверили, насколько быстро больные могут получить обезболивающий препарат в праздничный день. Проверка была организована после самоубийства 6 января в Москве генерала Анатолия Кудрявцева, страдавшего онкологическим заболеванием, который не выдержал боли без лекарств и повесился.

За день после этого случая фонд «Вера» собрал более сотни писем, в которых люди писали о разнообразных сложностях, которые возникали у них в процессе назначения, выписки и получения наркотических обезболивающих.

«Чаще всего нам писали родные уже умерших людей, поскольку времени писать отзывы раньше у них не было – каждую свободную минуту они старались провести с больным и помочь ему облегчить страдания», – сказала президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер.

Выяснилось, что в 13% случаев пациенты не получали адекватного обезболивания – то есть схема снятия боли подбиралась по принципу «из того, что было». 16% пожаловались и на длительную процедуру получения рецепта, когда приходилось часами стоять в огромных очередях, вместо того чтобы проводить время с больным. Были случаи (по 4%), когда врачи пытались отговорить пациента от наркотического обезболивания или неправильно информировали больного и его родственников о том, как получить рецепт.

И хотя накануне Нового года президент подписал закон, который должен облегчить выдачу наркотических лекарств, многие медики продолжают опасаться уголовной ответственности за выписку анальгетиков. «Врачи по-прежнему боятся назначать больным морфин. Они до последнего будут увеличивать дозы «Трамала» (трамадол – опиоидный анальгетик, уступающий по активности морфину. – «НИ»), даже когда от него толку нет», – отметила Нюта Федермессер.

Хотя наркотик пациенту может выписать и терапевт, зачастую участковые врачи не рискуют назначать морфин самостоятельно. «Они предпочтут разделить эту ответственность с тем же онкологом, с другими врачами, но только не в одиночку отвечать за свое решение. Медики боятся уголовной ответственности», – сказала директор благотворительного фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова, напомнив историю Алевтины Хориняк – участкового врача из Красноярска, три года проходившей под следствием за выписку наркотика онкобольному соседу, не прикрепленному к ее участку.

Часто ни до врачей, ни до пациентов не доводится информация о законодательстве в области обезболивающих, о правах и обязанностях, даже о наличии или отсутствии препаратов в аптеках. Так, медики часто не знают, что в случае необходимости наркотических обезболивающих для ребенка выписывать препарат придется сотрудникам взрослой поликлиники. «В приказе департамента здравоохранения Москвы также прописан прямой запрет на выписку пациентов с болевым синдромом из стационара накануне выходных и праздничных дней», – отметил замруководителя московского департамента здравоохранения Андрей Старшинин. По его словам, «любой врач, который так или иначе контактировал с пациентом и считает, что ему необходимо назначить наркотик как обезболивающее, может это делать. Здесь уже возникает человеческий фактор, а не проблема нормативной базы».

Однако и нормативная база далека от идеала. «В приказе Минздрава № 1175н прописано: когда пациент выписывается из стационара, ему могут на руки выдать препарат на пять дней. Но почти никто из больных не получал обезболивающее. А все потому, что запас в стационаре фиксированный, лишних лекарств просто нет», – подчеркнула Нюта Федермессер. По ее мнению, необходимо изменить норму и позволить стационарам иметь больший запас препаратов, который можно легко выдать на руки.

Помимо этого, медикам просто не хватает знаний в области паллиативной помощи. «Они часто не знают, какую дозу назначить», – подчеркнула заместитель директора благотворительного фонда «Детский паллиатив» Наталья Савва. Отсутствие информированности и боязнь приводят к тому, что лечебно-профилактические учреждения выкупают менее 60% произведенных по их же запросу препаратов, рассказала «НИ» Нюта Федермессер: «Страдают от этого не только больные, но и заводы-производители лекарств, у которых все склады завалены обезболивающими. Легально раздать их через общественные фонды нет механизма, хранить недешево, а уничтожать наркотик еще дороже обходится. И это притом что государство-то деньги затратило на закупку, и немалые».

Благотворители отметили, что в ходе проверки ничего нового для себя не открыли. «Проблемы все те же. Только в Москве 40% больных все же получают обезболивающее, а в регионах этот показатель в разы меньше», – подчеркнула Екатерина Чистякова.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter