Рус
Eng
Новое исследование напрочь опровергает миф о "немытом Средневековье"

Новое исследование напрочь опровергает миф о "немытом Средневековье"

17 марта , 10:21Общество
Издательство «АСТ» выпустило в серии «История и наука Рунета» книгу «Блудливое Средневековье. Бытовые очерки западноевропейской культуры». Как пишет сочинившая ее писатель Екатерина Мишаненкова, «в этой книге автор расскажет о том, как в Средние века влюблялись и распутничали, мылись и предохранялись...

А еще читатели узнают о том, в каком возрасте выходили замуж, как жили без ванны, что означал супружеский долг, выяснят, почему «проститутка» лучше «шлюхи», и даже разберутся, из-за чего развалилось обвинение в ведьмовстве против Жанны д’Арк». В связи с крайне обострившейся международной эпидемиологической обстановкой, мы выбрали отрывок из раздела, посвященного гигиеническим практикам того времени.

Мытое Средневековье

О том, что в Средние века люди любили телесные удовольствия не меньше чем сейчас, было сказано уже достаточно слов. И это, в принципе, никто не отрицает. К сожалению, широко бытует мнение, что средневековые люди были устроены иначе, чем мы: им нравились грязные тела, они не чувствовали вони, их не беспокоили укусы вшей, блох и клопов. Правда, они почему-то воспевали белую кожу и золотые кудри, умудряясь разглядеть их под слоем грязи, да и рисовали не реальных людей, а дочиста отмытых и в чистой одежде.Удивительно, не правда ли? Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Мода ругать Средние века возникла еще в Возрождение, когда появилось резкое отрицание всего, что имело отношение к недавнему прошлому. Но время шло, прошлое становилось все более отдаленным, окутывалось романтическим флером и обрастало мифами. И в XIX веке, на почве роста интереса к истории, сложилось такое отношение к Средневековью, которое живо и поныне — что есть средневековая романтика с рыцарями и прекрасными дамами, а есть средневековая реальность, грязная, грубая и жестокая. С легкой руки историков этим самым грязным, жестоким и грубым временем стали считать практически весь период с падения античных государств и до самого XIX века, объявленного торжеством разума, культуры и справедливости.Тогда и появились мифы, которые теперь кочуют из статьи в статью, пугая поклонников не только рыцарства, но и Короля-солнца, пиратских романов и всей исторической романтики.

О многих из этих мифов — всеобщей безграмотности, забитых женщинах, старости в тридцать лет — я уже рассказала. Но все они меркнут перед самым ярким и популярным —мифе о «грязном средневековье».

Грязное Средневековье

Я даже специально написала слово «средневековье» с маленькой буквы, поскольку по правилам русского языка Средневековье — это историческая эпоха, а средневековье — это нарицательное обозначение чего-то отсталого и устаревшего. И действительно, есть Средневековье — историческая эпоха, о которой я пишу, а есть средневековье — набор укоренившихся в массовом сознании стереотипов о том, что когда-то, в давние темные времена, все было ужасно, прежде всего, с точки зрения гигиены.

Откуда пошли эти стереотипы? Из человеческой психологии. Жизнь всегда была нелегкой, и иногда, чтобы легче относиться к насущным проблемам, люди сравнивают свое время с какими-то прежними, когда было еще хуже. По принципу — у нас стоматология дорожает, но зато она есть, а вот в средневековье люди вообще все беззубые были. Или у нас горячую воду отключают на две недели, а вот в средневековье вообще не мылись. И сразу жить становится легче и веселее.

К тому же существует определенная категория людей, которая продвигает стереотипы об ужасном прошлом, чтобы справиться с комплексами. Если нечем гордиться, можно начать гордиться тем, что ты лучше средневекового рыцаря, ведь он был полтора метра ростом, не умел читать и никогда не мылся. Поэтому псевдоисторические статьи и книги, где в средневековых городах по улицам текут нечистоты, все больны сифилисом и жутко воняют, пользуются огромной популярностью. Многие им верят и на полном серьезе, говоря о средневековой гигиене, приводят в пример книгу Патрика Зюскинда «Парфюмер». Хотя Зюскинд — наш современник, в прошлом никогда не был и написал художественное произведение, действие которого происходит не в Средневековье, а в середине XVIII века.

Боюсь, я могу долго растекаться мыслью по древу — тема гигиены в Средние века одна из моих любимых. Но постараюсь быть краткой и рассказать только о самых известных мифахи заблуждениях.

Изабеллы Испанские: оболганная королева и забытая принцесса

Пожалуй, самой известной жертвой мифов о «грязном средневековье» стала испанская королева Изабелла. В период ее правления была объединена Испания, мавры изгнаны с Пиренейского полуострова, а Христофор Колумб открыл Америку. Тем не менее набожная и рассудительная королева в глазах потомков имеет репутацию полоумной фанатички и замарашки. Вплоть до того, что рассказывают, будто она поддержала Колумба только за то, что он не обращал внимания, как от нее пахло. Получилось, что о самой великой из испанских королев обыватели в первую очередь знают две вещи: во-первых, она дала обет не менять рубашку, пока мавры не будут изгнаны из Испании, и ей пришлось соблюдать этот обет двадцать лет. Во-вторых, королева якобы, по ее собственным словам, мылась всего дважды в своей жизни — при крещении и перед свадьбой.

Откуда же появились эти легенды? Дело в том, что имя Изабелла в Испании очень популярно, и кроме королевы, его носила еще дочь Филиппа II, жившая на рубеже XVI–XVII веков, на сотню лет позже.

Принцесса Изабелла тоже была набожной и решительной, поэтому, по легенде, дала обет не менять белье, пока ее муж Альбрехт VII не возьмет осажденный им в 1601 году Остенде. Соблюдать обет ей пришлось три года, и это настолько впечатлило ее современников, которые считали, что подобное подвижничество ушло в прошлое вместе с Крестовыми походами, что в честь принцессы даже был назван новый цвет — «изабеллин» или «изабелловый» (грязновато-белый с желтовато-розовым оттенком). Наряд такого цвета был даже в гардеробе английской королевы Елизаветы I.

Конечно, принцесса Изабелла оставила меньший след в истории, поэтому ее обет со временем начали приписывать знаменитой прапрабабушке, якобы давшей соответствующий обет до взятия Гранады. Однако Гранаду осаждали меньше года, и получается, что, если королева и дала бы подобную клятву, то рекорда праправнучки ей бы побить не удалось. И постепенно богатое воображение сочинителей заменило осаду Гранады на длившееся двадцать лет изгнание мавров. Ну а потом при помощи с древности известного метода обобщения единичный случай объявили обычным. И совершившая что-то вроде религиозного подвига принцесса Изабелла превратилась в «доказательство» немытости всей средневековой Европы.

Загадка ванны

Со второй легендой дело серьезнее, и касается оно религии. На самом деле фраза о том, что королева мылась всего дважды, звучит: «принимала ванну всего дважды», и слово «ванна» в ней ключевое. Изабелла такого, скорее всего, не говорила, но суть вопроса о ваннах. Дело в том, что основным делом всей жизни Изабеллы и ее мужа Фердинанда было очищение Испании от мавров и еретиков. А в исламской религии омовения в ваннах играли большую роль, в одной только Гранаде, по разным источникам, было от четырехсот до тысячи купален. Поэтому христианин, принимающий ванну, действительно мог попасть под подозрение как еретик. Именно в Испании и именно тогда — таковы были реалии времени.

Благодаря близости исламской культуры общий уровень гигиены в Испании был очень высоким. Ведь не принимать ванну и не мыться вообще — разные вещи. Даже сейчас хватает людей, принимавших ванну всего несколько раз в жизни. Это и жители индустриальной Европы, где во многих квартирах есть только душевые кабины (я сама целый год прожила в Германии в такой квартире и за год ни разу ванну даже не видела, хотя мылась дважды в день), и большая часть населения деревень, где и сейчас моются не в ваннах, а в банях.Так и средневековые жители посещали общественные и частные бани и сауны, а дома пользовались тазиками и ковшиками. А летом знать и простонародье могли купаться в реках и озерах.

Да здравствует мыло душистое

Интересно, что именно во времена королевы Изабеллы в Испании под патронажем короны стали производить и продавать в соседние страны знаменитое и сейчас кастильское мыло. Мыло в Европе варили в каждой стране, но использовали для этого животные жиры, поэтому оно получалось грубым и напоминало современное хозяйственное. Попытки производить туалетное мыло были, но оно получалось жидким, плохо хранилось, и пользовались им только в той местности, где его делали.

На кастильское твердое мыло из оливкового масла был огромный спрос, в Кордове, например, оно стало одной из основных статей экспорта. Королевским указом даже был установлен максимум цены — 5 мараведи за фунт, чтобы избежать спекуляции. Для сравнения — мясо тогда стоило в районе 6 мараведи, а рыба в период подъема цен доходила до 9 мараведи за фунт.

Чтобы был понятен порядок цен — судья в то время получал около 250 мараведи в день, а королевский чиновник — до 400. Поэтому для людей состоятельных туалетное мыло было так же доступно, как и сейчас, а простонародье пользовалось более дешевым хозяйственным мылом из животных жиров.

В XVI веке в Испании была издана книга под названием «Manual de mugere se nel qual se contien en muchas y diversas reсeutas muy buenas» — что-то вроде сборника по домоводству. В ней были приведены не просто рецепты домашнего мыла, но и отдельные рецепты мыла для рук и лица. Видимо, настоящая дама уже тогда не могла мыть лицо мылом для рук. Вот такая «антисанитария». Рецепт кастильского мыла:

Для получения 58 фунтов мыла требуется: 1 арроба (18,25 литра) оливкового масла

1/3 груза дров (груз равнялся одному-полутора м3)

1 фанега (55,5 литра) золы 1 фанега извести

Gonzalez Jimenez «Ordenanzas del concejo de Cordoba (1435)

Английское мыло

Мыло в Европе стали производить в почти промышленных масштабах где-то годов с 900-х н. э. До этого хватало домашнего изготовления и разных мылящихся трав, таких как мыльнянка, сапиндус, гипсофил и так далее — наши предки знали много растений, которые хорошо мылятся в воде.

Однако численность населения росла, мыла требовалось все больше, и первые мыловаренные центры появились в Марселе и Савойе. Из них производство постепенно распространилось в северные страны, и уже с 1000 года в деловых записях английских монастырей стали упоминаться закупки местного английского мыла.

В 1192 некий Ричард Девайзес жаловался на ужасный запах от мыловаренных мастерских в Бристоле. К XIII веку в Англии мыловаренных центров стало, как минимум, четыре — добавились Йорк, Халл и Ковентри.

«В Англии доступно мыло нескольких разновидностей. Лучшее — кастильское, которое продают в брикетах (cakes)… Стоит оно 4 пенса за брусок. Более дешевое белое, серое и черное хозяйственное мыло производят в Англии. Этот вид мыла жидкий (одна бочка в 80-х годах XIV века стоила около 13 шиллингов 4 пенсов); для использования его сливают в миски. У прачек, склонившихся над тазами и стиральными досками либо утаптывающих одежду в ручье, на ногах от черного мыла серые пятна. Естественно, черным мылом белый лен стирать нельзя, так что приходится покупать более дорогое, белое. Жидким мылом нельзя мыть руки, оно тут же повредит кожу — достаточно взглянуть на волдыри, покрывающие руки и ноги прачек. Но зато его много где можно достать: Генрих Ланкастер обновил запасы мыла, отправляясь в Крестовый поход в Пруссиюв 1391 году. В некоторых городах даже можно взять в аренду тазы и стиральные доски: Генрих поступил именно так, в 1396 году посетив Кале. Если у вас достаточно денег, то вы сможете быть чистыми где угодно».

Варили мыло на основе говяжьего или бараньего жира, но со временем практичные англичане стали искать способы самим производить и туалетное мыло, чтобы не зависеть от Испании. Поэтому, несмотря на то что рецепты считались строжайшей тайной и за их разглашениемогли даже казнить, к середине XVI века в Англии делали уже пальмовое, кокосовое, оливковое, льняное и хлопковое мыло. А простое бристольское серое мыло к тому времени стоиловсего один пенни за фунт и было доступно любому бедняку.

Теперь Англия уже не покупала, а сама продавала мыло всей Европе. Монополия напроизводство принадлежала короне, но короли, конечно, продавали ее крупным торговым компаниям. В XVII веке годовая монополия на производство одного только белого мыла стоила двести тысяч фунтов, что в десять раз превышало доходы самых богатых вельмож страны.

Война с блохами

Блохи в Средние века — увы, не миф. И они оставались настоящим бичом человечества до самого недавнего времени. Казалось бы, в XX веке, когда в каждом европейском доме есть горячая вода, канализация, когда можно мыться и стирать одежду хоть несколько раз в день, с блохами, вшами и клещами стало возможно справиться. Но стоит сделать хоть небольшое послабление, и эти «милые насекомые» мгновенно расползаются и выводить их потом долго и сложно.

Мало кто представляет, какую тотальную войну с насекомыми вели в советское время и как много сил понадобилось, чтобы ее выиграть. Но даже сейчас средства от педикулеза то и дело оказываются востребованными.

В Средние века тоже шла непрекращающаяся война с блохами. Но из-за отсутствия горячей воды и специальных средств, городской тесноты и скученности, присутствия в доме кошек и собак эта война в лучшем случае сводилась к ничьей. Блох и вшей травили, давили, ловили специальными ловушками, вычесывали из волос, вытряхивали из постельного белья и одежды, но они все равно возвращались.

Уже знакомый нам Парижский горожанин приводит такие способы борьбы с блохами: «Летом следи, чтобы в твоей комнате и в постели не заводились блохи, чего можно добиться шестью способами, как мне говорили. Я слышал от нескольких человек, что, если разбросать по комнате листья черной ольхи, блохи запутаются в них. Далее, я слыхал, что если ночью поставить в комнате одну или две доски, на которых режут хлеб, смазанные птичьим клеем или скипидаром, и в центре каждой из них установить зажженную свечу, то блохи поспешат на свет и приклеятся к доскам. Другой способ, который я сам изобрели который помогает, — возьми грубую ткань и разложи ее по комнате, накрыв постель, и все блохи, запрыгнувшие на нее, будут пойманы, и ты сможешь вынести их вместе с тканью куда захочешь. Далее, овечьи шкуры. Я видел,как на кровать клали солому, а затем стелили простыни, и когда черные блохи прыгали на них, то на белом они были хорошо видны, и их легче было убить. Но самый лучший способ — это бороться с блохами, прячущимися в покрывалах, мехах и чехлах, которыми покрывают одежду. Ибо знай, что я пробовал этот способ, и когда покрывала, меха или одежды, в которых завелись блохи, складывают и плотно упаковывают в сундук, туго стянутый ремнями, или в мешок, хорошо завязанный и накрытый чем-нибудь тяжелым, то вышеназванные блохи оказываются без света и воздуха, и не могут вылезти наружу, и сразу же погибают».

Прощай, любовь, и вы, мои милашки,

Прощайте, бани, рынок, Большой мост,

Прощай, камзол, штаны, сорочки, пряжки,

Прощайте, зайцы, рыба, если пост.

Прощайте, седла, сбруя наборная,

Прощайте, танцы, ловкие прыжки,

Прощай, перина, пух и плоть живая,

Прощай, Париж, прощайте, пирожки.

Эсташ Дешан,

французский поэт XIV века

Мытый Париж

Исследуя средневековый Париж, Симона Ру, автор книги «Повседневная жизнь Парижа в Средние века», разумеется, упоминает и вопрос гигиены. Как и многие другие современные западные историки (а она не просто писательница, а профессор Парижского университета), она не останавливается на этой теме подробно, а лишь мимоходом упоминает ванны и бани в городских домах или объясняет, что при постройке Бурбонского дворца Карл VI разрешил отвести туда часть источников, снабжавших водой Лувр, потому что герцогу была нужна вода для бани. Во Франции тема гигиены хорошо изучена, подробно останавливаться на ней нет необходимости — то, что люди где-то мылись, для читателей Симоны Ру само собой разумеется.

Она вкратце пишет, что «в описях домов названы чаны для купания, тазы для мытья головы или ног и умывальники на ножке, устанавливаемые в зале, чтобы всегда можно было помыть руки. Поскольку ели руками, используя только нож для разрезания мяса на тарелке, обычай требовал, чтобы в конце трапезы гостям подавали кувшин, наполненный благоуханной водой, и те могли сполоснуть руки. Умывались, наверное, каждый день. Ванну принимали дома, если там имелись соответствующие емкости и служанки, чтобы принести и нагреть воды. Самые бедные должны были довольствоваться купанием в Сене — летом. Для обеспеченных парижан в столице имелись публичные бани: там парились или купались в горячей воде. В банях можно было заказать еду и вино и, как говорили проповедники, там околачивались проститутки, предлагая свои услуги. Однако, по имеющимся сведениям, не похоже, чтобы бани были исключительно «борделями», и в XIII–XIV веках ремесло банщика было признано наравне с другими; в бани пускали мужчин и женщин поочереди, но существовали и отдельные мужские и женские бани».

Можно уточнить, что по данным налоговой переписи в 1249 году в Париже работало 26 общественных бань. Работали они, согласно городским правилам, 6 дней в неделю, а цены были доступными для большинства населения.

Лондонские ванны

В целом ситуация с гигиеной в Лондоне была примерно такой же, как в Париже, но я остановлюсь на некоторых подробностях по двум причинам. Во-первых, чтобы показать сходство между гигиеническими традициями разных стран и потом уже не останавливаться отдельно на Вене, Гамбурге, Флоренции и других крупных средневековых городах. А во-вторых, именно об Англии я знаю больше всего, так что грех не поделиться некоторыми интересными фактами.

Итак, мылись англичане так же, как французы, либо дома, либо в общественных банях. Богатые люди — от зажиточных буржуа до королей — имели дома собственные купальни.

Подготовка ванны — дорогой и трудоемкий процесс, ведь нужны дрова, чтобы нагреть воду, и слуги, чтобы носить ее в комнату и наполнять ванну. А вы знаете, сколько ведер воды в одной ванне? Минимум два десятка.

Поэтому в ванне сначала сидели, наслаждаясь теплом, а потом мылись в той же воде. После ванны можно было ополоснуться чистой водой из ведра.

«В ванной комнате короля Эдуарда I, —пишет Мортимер, — была даже проточная вода, которую открывали медными кранами. Эдуард III построил в своих дворцах несколько ванных; в некоторых из них была не только холодная, но и горячая проточная вода. В ванных, обычно обложенных плиткой, лорды ставят деревянные ванны. Их прокладывают тканью. Ванну наполняют из кранов (в королевских ванных) или из котлов с горячей водой. В воду добавляют лепестки роз, специи, травы и другие источники сильных запахов. Обычно над ванной вешают полог, чтобы сидящего в ванне не продуло и чтобы сохранить тепло. Лорду дают большую губку, на которую он садится, а слуги моют его тело теплой розовой водой.

В некоторых случаях в больших ваннах могут одновременно купаться двое мужчин или муж и жена. Они попивают прохладительные напитки, слушают игру музыкантов и наслаждаются теплой ароматной водой. В такие моменты жизнь прекрасна».

Собственная ванна — это удовольствие только для богатых людей и одновременно символ статуса. Быть чистым — признак богатства, ведь если человек принимает ванну, значит, он может себе это позволить. Это было характерно не только для Англии — есть немало изобразительных и письменных свидетельств того, что ванны с собой возили даже в походы.

Как жить без ванны?

Для тех, кому собственная ванна не по карману, остаются городские бани. В Лондоне их было немало, но популярнее всего были Саутуоркские бани, где можно было не только помыться, но и поесть, выпить, принять ванну с ароматическими маслами и провести время в приятной женской компании. Поэтому многие обеспеченные (но не настолько богатые, чтобы иметь собственную ванну) горожане могли бы сказатьо себе: «Каждый Новый год мы с друзьями ходим в баню…» В 1374 году таких бань было восемнадцать, и большинство из них располагалось в домах, принадлежащих епископу Винчестера — видимо, английские отцы церкви вполне благожелательно смотрели на купанияи даже на сопутствующие им не всегда приличные развлечения.

Но ходить в бани, даже в обычные, без дополнительных услуг, удовольствие тоже не на каждый день. Для ежедневной гигиены оставались тазики, кувшинчики и ковшики. Летом можно было купаться в реке, в холодное время года оставались обтирания и омовения наиболее грязных частей тела в тазике. Людям, занимающимся грязной работой, приходилось купаться каждый день, невзирая на холод. Потому что — как уже было сказано — чистота была признаком статуса, символом респектабельности.

«Услышав, как современные люди походя называют Средневековье «грязным», — пишет Мортимер, — представьте себе домохозяйку XIV века, которая, засучив рукава, подметает холл, протирает столешницу, чистит одежду всей семьи, вытирает столовые приборы и промывает посуду. Представьте, как она с беспокойством рассматривает приближающуюся тучу, выложив на просушку постельное белье. Естественно, не за всеми домами так же хорошо ухаживают, но плохо пахнущие дома считаются рассадником греха, порчи и гнили. Никому не хочется, чтобы на него повесили такой ярлык; все стремятся к прямо противоположному: чистоте и респектабельности. В деревнях и городках, где все другдруга знают, чистота дома — это даже не просто вопрос порядочности. Это может быть важной составляющей вашей репутации.

Сложные отношения между чистотой, самосознанием, гордостью и респектабельностью требуют от людей содержать в чистоте и себя лично. Наибольшее внимание привлекают лицо,зубы, кисти рук, туловище, ногти, борода и волосы. Можете себе представить, чтобы аристократ явился ко двору немытым, в грязной одежде, не задумываясь о том, что подумает о нем король и другие лорды? Чтобы король выбралсебе посла, который даже не может содержатьсебя в чистоте? Воняющий посол опозорит все королевство. В реальной жизни мужчиныи женщины являются представителями друг друга: иждивенцами, родственниками, союзниками, друзьями. Их внешний вид в том числе подчеркивает статус и достоинство их близких и уважение, которым пользуются они и их друзья. Если вы пахнете, словно миазм, то люди будут избегать вас, как чумы. Вас посчитают аморальными, грешными или даже сумасшедшими.

Если вы пахнете хуже, чем простолюдин, то не сможете ходить с гордо поднятой головой среди аристократов. Хотите, чтобы к вам относились серьезно? Хотите общаться с теми, кто стоит выше вас в обществе? Тогда постарайтесь пахнуть не как навозная куча во дворе, а как лаванда, рассыпанная по свежим камышам в вашей подстилке».

Запах в Средневековье был важным показателем статуса, к тому же в те времена считалось,что через миазмы передаются болезни. Все, ктодумает, будто от средневековых людей воняло, сильно ошибаются — с неприятным запахом боролись изо всех сил. Если нельзя было мыться каждый день — чаще меняли белье. Оно было льняное, хорошо впитывало пот, а уж если его пересыпали солью и розовыми лепестками, и вовсе оказывало легкое дезодорирующее действие.

А потом на помощь приходила парфюмерия —мускус, цибетин, лаванда и розовая вода создавали стойкие приятные ароматы.Чтобы не пахло изо рта, жевали кардамон, солодку, анисовое семя, кумин и фенхель. Это было тоже для борьбы с запахами, но оказывало благоприятное воздействие и на зубы. Кстати, уход за полостью рта находил отражение в том числе и в литературе. Кардамон жуют, к примеру, герои Чосера, а у его итальянского коллеги Боккаччо влюбленные трут зубы шалфеем.

Stories:
Былое
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter