Рус
Eng

Дважды преданные

Дважды преданные

Дважды преданные

16 апреля 2009, 00:00
Общество
ОЛЬГА ЛУТОВИНОВА, ЮЛИЯ ЗИНОВЬЕВА
В ближайшее время Госдума собирается принять законопроект, согласно которому пособия будут получать сами приемные дети, а не их опекуны. Последние смогут распоряжаться средствами ребенка только с согласия органов опеки и попечительства, которых обяжут рассматривать каждый конкретный случай в отдельности. По мнению чино

Специалисты утверждают: все чаще приемные родители стали брать сирот из детских домов с одной целью – чтобы получить квартиру или ипотеку. Если что, ненужную живую «обузу» всегда можно вернуть в детдом.

Случай, который произошел около двух недель назад в Калининграде, потряс всю страну. Семья усыновила двухлетнего малыша, чтобы получить ипотечный кредит. У приемных родителей Макара (такое имя ребенку дали в детдоме) уже был собственный новорожденный малыш, но при этом не было ни постоянной работы, ни своего дома. При усыновлении власти Калининградской области выделяют 300 тыс. рублей на приобретение жилья для ребенка. Этим и решили воспользоваться горе-родители, рассчитывая использовать средства для получения ипотеки. Казалось, план был безупречен. В течение долгого времени потенциальные усыновители навещали Макара, называли сыном. После того как все документы были оформлены, семья подала заявление на ипотеку, но в последний момент банк принял решение об отказе.

Недолго думая, «любящие» родители привезли малыша назад в детский дом. Несостоявшиеся папа и мама в один голос утверждали, будто не знали о том, что Макар был рожден ВИЧ-инфицированной женщиной. Состоявшийся по этому делу суд усмотрел корыстный умысел в действиях приемных родителей Макара, но ребенок снова вернулся в детдом. В приемной семье мальчик прожил всего два месяца.

Еще об одной подобной истории «НИ» рассказал уполномоченный по правам ребенка в Москве Алексей Головань. «Сейчас мы работаем с мальчиком, от которого отказались во второй раз, – рассказывает г-н Головань. – Причины первого отказа психологические: ребенок и родители не смогли приспособиться друг к другу. А вот во втором случае стало известно, что через некоторое время после усыновления приемная семья подала заявление на улучшение жилищных условий и получила новую большую квартиру. Мальчика, который стал больше не нужен, вернули обратно в приют. Естественно, мы все понимаем, для чего им нужен был малыш, но сделать ничего не можем: по закону ребенок не имеет права претендовать на жилплощадь, приемные родители больше для него никто. Наше законодательство не предусматривает ответственности за отказ от ребенка, даже если в действиях усыновителей был выявлен корыстный мотив».

По словам Алексея Голованя, случаи отказа от усыновленных детей не редкость. По статистике, в прошлом году в столице в приемные семьи было отдано 410 детей, а возвращено обратно в детдом 11, но эти данные нельзя воспринимать буквально. «В первый год, как правило, отказы происходят редко, в основном это случается через 3–5 лет», – уточняет г-н Головань.

Отмена усыновления, так же, как и само усыновление, устанавливается в судебном порядке. Его могут отменить, когда родители жестоко обращаются с ребенком или же у них появляется алкогольная, наркотическая зависимость или психические заболевания. Родители же могут отказаться от ребенка по причине непонимания в семье. Часто приемных детей возвращают в приюты, когда выясняется присутствие какого-либо заболевания, о котором не было известно раньше.

При усыновлении ребенка родителям выплачивается разовое пособие. Сумма его не велика, но если сирот брать и возвращать бесчисленное количество раз, то это может служить средством к существованию. По свидетельствам экспертов, приемных детей ради выгоды чаще всего берут в глубинке. «В столице и других крупных городах этот вопрос не так актуален, – заверила «НИ» директор фонда помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас» Татьяна Тульчинская. – Выплаты на приемных детей настолько невелики, что рассчитывать на них как на дополнительный источник дохода в Москве просто глупо. Но вот на селе ситуация иная. В последнее время люди чаще всего соглашаются не на усыновление, а на опеку. В этом случае родителям ежемесячно перечисляются определенные средства из госбюджета, которые в условиях кризиса, безработицы и урезания зарплат в некоторых регионах превышают саму зарплату. Органы опеки и попечительства закрывают на это глаза, потому что в сложившихся условиях даже элементарно заботиться о сиротах просто некому».

Главную причину потребительского отношения к сиротам в нашей стране эксперты видят в несовершенстве законодательства. «У нас отсутствуют нормы работы с принимающей семьей, – поделился с «НИ» председатель правления фонда «Право ребенка» Борис Альтшулер. – Органы опеки и попечительства должны лишь обеспечить передачу ребенка в семью, но помогать в решении каких-то проблем, участвовать в психологической адаптации малыша и родителей к новым условиям они не обязаны.

Обязанности сотрудника органов опеки заключаются в том, чтобы раз в три месяца посещать принимающую семью, не особо вдаваясь в подробности их личной жизни». С мнением Бориса Альтшулера согласна представитель благотворительного фонда «Отказники» Марина Андреева. «Главной причиной возврата я считаю отсутствие системы подготовки приемных родителей, – констатирует г-жа Андреева «НИ». – Так же, как и отсутствие системы наблюдения за семьями после усыновления, которая налажена на Западе. Там с усыновителями работают социальные службы, психологи и психиатры, у нас же ничего такого нет».

Нечто похожее на западную систему работы с сиротами пытались в свое время воссоздать в России на примере патроната. Его огромным плюсом, помимо психологической подготовки обеих сторон, считалась денежная компенсация, которую получали приемные родители за воспитание детдомовского ребенка в качестве зарплаты. Такая система давала определенный стимул семьям брать к себе домой сирот и воспитывать их наряду со своими детьми, не испытывая особой нужды в деньгах. Но в прошлом году был принят новый закон об опеке и попечительстве, в котором уже не существует патроната в изначальном его виде. «В новом законе патронат трактуется как опека по договору, – пояснила «НИ» представитель благотворительного фонда поддержки семьи, детей и молодежи «Наша семья» Мария Терновская. – Это значит, что за ребенка теперь будут отвечать только его фактические опекуны, без участия органов опеки и попечительства. К тому же попечитель отныне не будет получать зарплату за воспитание приемного ребенка».

Г-жа Терновская выражает опасения, что подобные нововведения могут ухудшить и без того нелегкую жизнь многих детей-сирот в приемных семьях, ведь, оставшись без контроля, опекуны могут позволить себе все, что угодно. «В связи с изменением закона в этом году увеличилось количество переданных детей, – продолжает Мария Терновская. – Сейчас они фактически находятся в свободном доступе. Оформить опеку над ребенком может любой, у кого на руках есть необходимые документы. Механизма, по которому было бы законно отказать, у нас в стране нет. Недавно, например, был такой случай, когда мужчина пришел в детский дом с полным комплектом документов и обратился к одному из сотрудников с просьбой выдать поскорее ребенка, мол, у жены юбилей, надо бы к празднику с подарком не опоздать. Какое отношение к ребенку может быть в этой семье? А если подарок вдруг придется не по вкусу, то его спокойно можно будет вернуть назад?» Сегодня, по закону, все подготовительные работы с родителями проводятся исключительно по их желанию. За результат не отвечает никто. А социальным службам запрещено отслеживать детей, взятых на патронат после 1 сентября 2008 года.

Но не все эксперты считают, что изменения в законе об опеке ухудшат положение сирот. «Опека – более универсальный институт, чем патронат, – считает Алексей Головань. – В новом законе введена предварительная опека, которая может быть оформлена в течение дня (если это в интересах ребенка), договорная опека и завещательная. Раньше при оформлении патроната заключался трехсторонний договор: ответственность несли приемные родители, органы опеки и попечительства и контролирующая служба. Теперь – только родители. Лично я вижу в этом множество положительных моментов. Возьмем, к примеру, случай, когда семья с приемным ребенком отдыхает за границей. Малыш вдруг заболевает, и ему требуется срочная операция. По старым правилам, помимо согласия родителей, нужно было бы еще получить разрешение от органов опеки и контролирующей организации. Насколько могла бы затянуться подобная бумажная волокита, неизвестно». По мнению эксперта, корень зла кроется не в изменившемся законодательстве, а в том, что наше общество постепенно теряет человеческие ценности. Если так пойдет и дальше, то скоро дети будут восприниматься как домашние животные: захотел – завел, передумал – отдал в хорошие руки.

РАЗ В ГОД ПРЕЗИДЕНТ США ВСТРЕЧАЕТСЯ С ТЕМИ, КТО УСЫНОВИЛ ДЕТЕЙ

Месяц назад дочь моих друзей со своим мужем усыновили третьего ребенка. Они забрали младенца прямо из роддома и назвали его Роланд. «С начала финансового кризиса почти в три раза возросла численность женщин, предлагающих другим усыновить своих детей сразу же после их рождения», – заявила «НИ» сотрудница центра адаптации детей Lifetime Adoption Center Маржи Калдвел. – В основном это женщины, у которых большие семьи. Их главный мотив – нестабильная финансовая ситуация, нехватка средств для воспитания еще одного члена семьи. Но в целом по стране число случаев усыновления возросло». Это подтверждается данными национальной службы Foster Care Adoption, которая заведует системой детдомов. По статистике усыновленных детей в возрасте до 18 лет стало за последние три года заметно больше. А в некоторых штатах адаптация несовершеннолетних увеличилась в прошлом году до рекордных значений. В Северной Каролине этот показатель вырос на 13,9%, в Теннеси – на 16,4%, а в Айове – на 33,1%. Всего же с 2006 года ежегодный рост числа усыновленных детей равняется 150 тыс.
Финансовые стимулы сыграли большую роль в усыновлении множества детей от так называемых «биологических» пап и мам. Закон, определяющий финансовую помощь людям, адаптирующим детей, предоставил им большие льготы, которые так и называются – adoption tax credit (они подразумевают снижение годового налога на 5 тыс. долларов при каждом усыновленном ребенке. – «НИ»). А семьям, оказавшимся в сложных финансовых условиях, на одного адаптированного ребенка полагается до 6 тыс. долларов. Кроме того, в соответствии с федеральной программой стимулирования адаптации бездомных детей в каждом штате созданы службы семейной финансовой поддержки – Family Support. Они предоставляют малоимущим семьям помощь в виде специальных талонов для покупки продуктов питания. Такие семьи могут рассчитывать также на правительственные дотации на приобретение медицинского страхования для лечения усыновленных детей.
Службы социального сервиса – Departments Social Service – есть в каждом штате, они регулярно проверяют, в каких условиях живут люди, усыновившие детей. Причем полномочия их широки – вплоть до лишения родительских прав тех родителей, которые нарушили условия усыновления. Правила изложены в законодательном акте охраны семейного благополучия адаптированных детей от 1997 года – Adoption and Safe Family Law. За соблюдением этого закона следят почти 20 организаций США. Это и медицинские службы, и адвокатские бюро, и благотворители. К «надсмотрщикам» присоединились и многие члены Конгресса США. В Штатах ввели даже так называемый «Национальный месяц усыновления» – месяц проявления заботы о семьях адаптированных детей. Впервые он был узаконен в штате Массачусетс в 1976 году, и с тех пор каждый год отмечается по всей стране. Этим месяцем стал ноябрь. По традиции в один из ноябрьских дней действующий президент США встречается с усыновленными детьми и их родителями. В нынешнем году такой день, National Adoption Day, выпадет на 20 ноября.
Борис ВИНОКУР, Чикаго


УКРАИНЦЫ СТАЛИ ЧАЩЕ ЗАБИРАТЬ МАЛЫШЕЙ ИЗ ДЕТДОМОВ

Два года назад в донецком областном детдоме «Малютка» было 200 детей. Теперь – только 110. Каждый год треть из них принимают украинские семьи. Как рассказали «НИ» в доме «Малютка», раньше большинство украинских детей брали иностранные семьи. Детишки уезжали в Швецию, Ирландию, Англию, Канаду. Но в последние два года за малышами чаще стали приходить украинские родители. За первые три месяца 2009 года на Украине усыновили 934 ребенка. Из них 480 сирот и детей, лишенных родительской опеки, взяли в свои семьи украинцы, а 454 – иностранцы. В начале этого года на учете на усыновление стояли около 32 тыс. детей, из которых почти 28,5 тыс. – в возрасте от пяти до 18 лет. Такие данные «НИ» привели в Государственном департаменте по усыновлению и защите прав ребенка Министерства Украины по делам семьи, молодежи и спорта (Минсемьи). Процесс усыновления в этом году идет более активно. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года украинцы усыновили на 20% больше детей. По итогам прошлого года, который был объявлен Годом поддержки национального усыновления и других форм семейного воспитания детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, нашли семью 20 тыс. 333 ребенка. Граждане Украины усыновили 2066 детей, иностранцы – 1587.
Директор Государственного департамента по усыновлению и защите прав ребенка Людмила Волынец пояснила «НИ», что кризис не оказал негативного влияния на процесс усыновления. «Большинство усыновителей – люди со средним достатком», – отметила г-жа Волынец. Она опровергла утверждение о том, что якобы усыновляют детей преимущественно бездетные семьи: «У нас немало супружеских пар, которые после рождения первенца усыновляют ребенка, а затем готовятся родить еще одного своего».
С начала года на Украине внедрен новый вид помощи при усыновлении. Отныне это 12 тыс. 240 гривен (1530 долларов США), независимо от возраста ребенка. Об этом заявила министр труда и социальной политики Людмила Денисова. По словам чиновницы, повышены размеры социальных выплат и тем семьям, которые воспитывают детей до 3-летнего возраста. Г-жа Денисова проинформировала также, что в 1,5 раза увеличен максимальный размер помощи по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста (до 75% прожиточного минимума). Кроме того, в этом году Конституционный суд Украины установил максимальную разницу в возрасте между усыновителями и усыновленным ребенком. Она не должна превышать 45 лет.
Яна СЕРГЕЕВА, Киев

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter