Рус
Eng
Деваться некуда: жертвам домашнего насилия во время карантина особенно тяжело

Деваться некуда: жертвам домашнего насилия во время карантина особенно тяжело

9 апреля 2020, 11:27Общество
Российские власти и в обычное время не особо стремились помочь людям пострадавшим от домашнего насилия, а в условиях эпидемии – и подавно

Журналисты ВВС обратили внимание на участившиеся случаи домашнего насилия, вызванные режимом самоизоляции россиян. Беспокоит то, что в сотрудники кризисных центров, которые помогали жертвам насилия тоже находятся сейчас на карантине, так что помощи ждать по сути неоткуда – даже обращение в больницу и в полицию сопряжено сегодня с очень большими сложностями.

Поводом для вспышек такого рода может быть все что угодно. Так, у женщины по имени Мария муж, работавший в сфере обслуживания в частной фирме, был уволен, после того как Путин оправил всю страну в отпуск. Накоплений в семье не было, произошел нервный срыв:

«Я его не оправдываю, но я старалась его понять и успокоить сначала, что мы справимся, ну урежем где-то, поэкономим, - рассказывает Мария. - Но когда объявили, что в ближайшее время и не планируют работу, что это будет долго, он стал очень нервным. Естественно, никто не отменял никакие платы. У нас что, остановились счетчики за воду? Они сейчас мотают бешено, потому что все дома. Остановили электричество? Мы как платили, так и платим. И детям не скажешь: зашейте рот. Он начал мне высказывать, потом, естественно, алкоголь. Как мужчина снимает стресс? Сначала были оскорбления, потом махнул цветы разбил: зачем вот это все! Начал бить вещи, в нас кидать. Я человек непьющий, пыталась с ним поговорить, он на время успокаивался, потом опять выходил из себя. Дома было разбито все - от аквариума и до холодильника. Идти нам некуда, дети были напуганы настолько, что маленькая дочь кричала: мама, пойдем в подъезд...» Врачи зафиксировали у Марии ушибы мягких тканей и тупую травму живота.

Между тем, правозащитники во всем мире уже давно предупреждали о том, что домашнее насилие во время эпидемии тоже примет эпидемический характер. Люди не смогут безболезненно пережить вынужденную изоляцию в замкнутом пространстве, будут вымещать свои тревоги и раздражение прежде всего на слабых – на детях, стариках, женщинах...

В Китае как известно, случаи домашнего насилия выросли втрое, во Франции на 32%, в Бразилии – на 50%, а в Австралии – аж на 75%.

Про Россию и говорить нечего, эта проблема в нашей стране была очень острой и без всякой эпидемии, а сегодня и подавно. Ведь по милости Госдумы, у жертв домашнего насилия нет ни охранных ордеров, как во всех цивилизованных странах, не хватает для них и кризисных центров, и убежищ. Полиция и без эпидемии очень неохотно реагировала на обращения по таким поводам, а теперь и вовсе отказывается, ссылаясь на то, что у нее нет на это ни времени, ни сил – все ушло на «режим усиления» - патрулирование улиц и перекрытия въездов и выездов в населенные пункты.

И уехать жертвам в таких ситуациях тоже некуда – везде самоизоляция, а кризисные центры закрываются на карантин.

Пока в Москве для москвичей с пропиской еще работают «Кризисный центр на Тимирязевской» и центр «Надежда» (в него кроме паспорта, СНИЛСа и медицинского полиса требуется еще и справка об отсутствии контактов с инфекционными больными, выданная в день обращения в центр – то есть нужно еще бежать в поликлинику).

Вообще же ситуация по мнению экспертов, которых опросили журналисты, осложняется тем, что в карантине очень трудно просто обратиться за помощью, так как агрессор всегда находится рядом. Они советуют писать на «горячую линию» сообщения в мессенджерах или просить звонить своих друзей и близких.

Героине публикации Марии с детьми удалось после долгих мытарств спастись и найти приют в кризисной квартире в Рузском районе, открытой всего за две недели до карантина.

Во всем она винит экстремальную ситуацию: «Обстановка - как в котле ты варишься. Нельзя в замкнутом пространстве людям находиться постоянно. Детям деться некуда, они бесятся, надоедают друг другу, шум, гам, они перевозбуждаются. Конечно, я старалась быть с ними, отвлекать. А мужчины устают от детей, когда дети круглосуточно рядом».

Влияет и ощущение невидимой угрозы: «Все эти разговоры, что это так страшно, но все равно люди не до конца понимают, и мы не поняли. Нету ни знакомых заболевших, нет такого пика, чтобы прямо падали на улице. И многие не понимают, почему сидим дома, почему общаться вообще нельзя? Почему? Я не знаю. Какие признаки этого коронавируса - тоже толком никто не говорит, сколько мы ни смотрели в интернете, муж говорит: как я могу понять, чихнул на меня человек, это коронавирус или что-то еще?..»

Психологи считают, что в ситуации, когда невозможно никуда уйти от насильника, который сам не может справиться со своей паникой и потому проявляет агрессию, ни в коем случае нельзя оправдываться, а лучше взять на себя роль родителя и успокоить агрессора, как паникующего ребенка. Рассказать ему о его сильных качествах, напомнить об успехах, вспомнить о том, какое занятие может снять у него тревогу...

Но если уже началась физическая агрессия, то нужно любым образом бежать. Правозащитники в этой ситуации призывают власти оплатить жертвам насилия номера в гостиницах, которые все равно пустуют, как это сделали во Франции – выкупив 20 тысяч мест. Но российские власти как обычно, предпочитают отмолчаться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter