Рус
Eng

Последние из нганасан: сам этот народ уже не спасти, но детей еще можно

Последние из нганасан: сам этот народ уже не спасти, но детей еще можно
Последние из нганасан: сам этот народ уже не спасти, но детей еще можно
8 февраля, 11:32Общество
Представители исчезающих народов Севера вынуждены жить в чудовищных условиях провинциальных детских домов.

Журналист и общественный деятель Виктория Ивлева опубликовала в своем блоге историю о крайне редких случаях усыновления – по этническому признаку. Оказывается, что в некоторых случаях только таким образом можно сохранить для истории хоть какие-то свидетельства о существовании малочисленных народов, которые обречены на вымирание уже очень скоро. Речь идет уже не о том, чтобы спасти сами такие этносы, создав им условия жизни в своей традиционной культуре и возможность говорить на языке предков – этого сделать уже не удастся – тут хотя бы последних его представителей спасти...

«Маму зовут Лена Бекетова, она психолог, москвичка и единственный в России приемный родитель, который усыновляет или берет под опеку детей народов Севера. Для этого Лена летит за пять тысяч километров в Норильск, оттуда на такси едет сто километров в Дудинку на полуостров Таймыр, где и находится детский дом для детей народов Севера.

Четыре года назад Лена стала мамой девочки Ксюши, с которой до этого ни разу не виделась, только читала Ксюшино письмо, школьную характеристику девочки и видела короткое двухминутное видео.

Вот пишет мне Лена:

"Много позже Ксюша спросила, что я знала о ней. Я показала ей 3 фото, характеристику и видео. Она спросила: «И это всё?» Потом задумалась и неожиданно выпалила: «Если я когда-нибудь тоже решу «родить детей сердцем» (т.е. усыновить), то для выбора я позову тебя, мама».

Ксюше было десять лет.

А через полтора года Лена узнала, что младший братик Ксюши, Дениска, тоже попал в тот же самый Дудинский детдом, и, конечно же, сразу решила его забрать. Мы - вы все, мои читатели - тогда собрали Лене и Дениске денег на дорогу, билет туда-обратно по маршруту Москва-Норильск-Москва стоил 35 000 на человека, и никакая опека, и никакое государство эту дорогу за ребенком в детский дом не оплачивало, будь это хоть под боком, хоть ровно на другом конце страны...

Сейчас Лена, Ксюша, Дениска, две собаки, две кошки и две декоративные крысы живут в собственном доме в деревне Щекутино под Наро-Фоминском. И все у них хорошо.

Только на далеком Севере, в том же детском доме остался лучший друг Ксюши и Дениса, Сережа.

Вот что пишет Лена:

"Когда я забирала Ксюшу на самолет в 4 утра, она стояла под дверью мальчишечьей спальни и просила разбудить Сережку, чтобы проститься с ним. Накануне он подарил ей на память свое фото. Когда же я прилетела за Денисом, Сережа грустно смотрел на фотографию повзрослевшей Ксюши у меня в телефоне. И в последний раз катался с Денисом с высоченной снежной горки. Оказывается, как только Дениска попал в детдом, Сережка стал его старшим другом и защитником. В день нашего отъезда он ужасно расстроился и загрустил. «У Ксюши и Дениса теперь мама, - читала я на его лице. – Куда уж мне теперь до них, детдомовскому сироте?!»

Ксюша рассказала мне потом трогательную историю, как в летнем лагере ребятам раздали для ухода улиток. Ксюша с Сережей договорились, что их улитки будут «парой». Однако Ксюшину улитку кто-то по неосторожности раздавил, а на следующий день умерла и Серёжина. Дети увидели в этом некий смысл, означающий неразрывность их дружбы. Я узнала, что невольно разлучила их. И тогда…

Тогда я решила взять Сережу в нашу семью. Тут оказалось, что у него есть младший брат, Антон. Разумеется, я решила взять обоих. Однако в детском доме вначале подумали, что я хочу взять одного лишь Сережу. И начали из самых благих намерений уговаривать его написать согласие на разлучение с братом. Мальчик внутренне заметался: с одной стороны – мама, Ксюша и Москва, с другой – долг перед младшим, Антоном! И вот 13-летний подросток нашел в себе силы благородно отказаться от семьи, чтобы не оставить брата одного... Я в ужасе позвонила в детдом:

- Перестаньте терзать ребенка! Я подаю документы на обоих, Сережу и Антона.

Ксюша и Денис – долганы. Сережа и Антон – нганасаны. Это малые народы, находящиеся на грани исчезновения. Нганасан осталось чуть больше 800 человек. Единственная возможность хоть как-то спасти этнос – забирать детей в семьи, в крупные города и давать им хорошее образование. Я очень надеюсь, что мои дети будут рассказывать своим потомкам (мои внукам и правнукам) о своем народе – и хотя бы в семейных преданиях сохранится название их этносов."

Все документы на детей оформлены и получены. Но ехать Лена не может - по-прежнему страшно дорогая дорога. Лена думает взять кредит, иначе никак не выкрутиться - в общей сложности надо около ста тысяч (один билет туда-обратно для Лены, два билета для мальчишек Норильск-Москва, такси Норильск-Дудинка и обратно, такси из деревни до Домодедово и еще подарков привезти в совершенно нищий детский дом...)

Пару дней назад я обещала Лене написать пост и помочь собрать деньги на дорогу ей и ее новым сыновьям - Сереже и Антону.

Может быть, мы все в состоянии забыть распри, споры, политические разногласия и помочь Лене Бекетовой сделать счастливыми двух мальчишек из исчезающих народов?

Я уверена, что да.

Было бы хорошо собрать чуть-чуть побольше, вот еще из Лениного письма ко мне:

"Если наберется больше (хотя вряд ли), не закрывайте сбор, пожалуйста. Детей опять мне выдадут в рванье, в одежде с чужого плеча. А главное - Сереже надо аккордеон купить. Он учится в музыкальной школе, и это очень важна часть его жизни, хочет быть учителем музыки."

Я понимаю, что это не очень модная тема - какие-то дети каких-то нганасан или как там их, долган. Какая-то странная женщина, летящая за ними через всю страну. Какие-то улитки, еще дети, две собаки, две кошки и две декоративные крысы.

Но это и есть - жизнь.

О том, как помочь Лене можно узнать здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter